Расстояние между нами

Глава 6

Дин

Я даже сам не соображал, что я делаю. Зачем я везу совершенно незнакомую мне девушку к себе домой? Зачем я пытаюсь помочь ей, когда не в силах помочь самому себе? Наверное, потому что с ней я забываю о том, что требую помощи.

Мы едем в абсолютной тишине. Когда я понимаю, что она не собирается мне что-либо говорить, я включаю радио. Мы оба изрядно подустали. Лично я точно нуждался в душе и во сне. Перелеты в самолете являются неотъемлемой частью моей работы, и хотя для меня это уже привычно, я всё же чувствую усталость. Из радиоприемника сразу же начинает горланить какая-то поп-звезда, что медленно взбирается на свой пьедестал, выкрикивая бессмысленную вереницу слов под въедающуюся в мозг мелодию. Краем глаза я заметил, как Каролин выстукивала ритм пальцами по своей коленке.

Мы выезжаем на одну из улиц пригорода Лос-Анджелеса — Пасадена. Мы проезжаем мимо миловидных кирпичных домиков, что спрятаны за цветочными садами, за которыми ухаживают хорошие хозяева. Запах цветов висит в воздухе, стоит лишь вдохнуть, и ты уже чувствуешь, как всё здесь благоухает. Здесь по-прежнему тихо, лишь отдаленный звук газонокосилки доносится до меня через открытое окно машины. В конце улицы, я замечаю струящийся кверху дымок, что растворяется на полпути к небесам. Кто-то жарит барбекю. Отчасти я завидую этим людям, потому что они выглядят такими беззаботными и уютными, будто созданы для этого прекрасного места. Я не вписываюсь сюда своими угрюмыми, но, тем не менее, весьма реалистическими взглядами на жизнь. Но, глядя на Каролин и её восторженный взгляд, когда мы проезжаем по этой улице вниз, я почему-то задумываюсь о том, что она подошла бы для этого.

— Только не говори, что ты здесь живешь? — её глаза были широко распахнуты. Неужели девушка, что живет в таком удивительном городе, как Амстердам, может ещё чему-то и удивляться? Это и в половину не прекрасней той архитектуры, что я видел на улицах этого города любви и греха.

— Ладно, не буду говорить, — я улыбнулся, украдкой глядя на неё. Кажется, она не оценила моей шутки, так как была ослеплена шиком, который распростёрся у неё перед глазами.

Медленно мы остановились напротив моего небольшого летнего домика. Я здесь не был довольно-таки давно. Наверное, я приезжал сюда ещё зимой на Рождество. Это место как раз подходит для проведения каких-либо праздников, что заставляет тебя на некоторое время ощутить себя дома, где есть семья. Даже если этого на самом деле нет, это место хотя бы создает для меня такую иллюзию.

Маленький кирпичный домик выглядывает из-за больших кустов ярких красных роз. Моя мать живет на соседней улице, в самом её конце и с удовольствием ухаживает за ними. Кажется, после ухода отца она стала помешана на цветах.

На время пока меня не было в городе, за домом ухаживала моя экономка Линда. Замужняя женщина, которая от каждого моего взгляда в её сторону сразу же начинает краснеть. Хотя, она вовсе не в моем вкусе. Она похожа на тот тип женщин, которых потаскала жизнь. Её муж-пьяница, трое детей на руках. Порой ловлю себя на мысли, что взял её на работу лишь из жалости, так как справляется она с ней не весьма хорошо. Но в каждом доме должны быть женские руки. А дом, который я посещаю два или от силы три раза в год, особо требует ухода.

— Обожаю розы, — блондинка мило улыбнулась, и когда мы всё же остановились, она быстро отстегнула свой ремень безопасности и выпрыгнула из машины. Я выключил радио и заглушил мотор. Из машины я мог наблюдать за тем, как Каролин уже оказалась уже за воротами, так как будучи худощавой, пролезла сквозь железные перегородки.

— Ты часто так делаешь? — спросил я, вышел из салона автомобиля. Я достал из кармана брюк ключи. Они громко брязгнули, что сразу же привлекло внимание девушки.

Она держала розовый бутон и вдыхала приятный цветочный аромат. Только сейчас я заметил, какие же у неё длинные пальцы. Она, должно быть, играет на фортепиано. Мне так легко представить её маленькую фигуру за этим большим инструментом.

— Нет, — девушка засмеялась. На её правой щеке я заметил ямочку. — Прости. Чёрт. Это одна из моих плохих привычек из прошлого.

Я открыл ворота настежь. Каролин отпустила бутон ещё не до конца расцветшего цветка. На бледных тонких пальчиках я заметил кровь. Девушка поднесла пальцы ко рту и просто облизала их, как ни в чем не бывало.

По белой гравированной дорожке я пошел вперед. Я встал на крыльцо и заметил письмо, что лежало здесь. Странно, что оно лежит не в почтовом ящике. Развернув конверт тыльной стороной, я увидел знакомый почерк. Я почувствовал, как у меня кольнуло в груди, словно пчела укусила в сердце. Но, тем не менее, я не спешил раскрывать его, тем более в присутствие Каролин, так что просто скомкал его и спрятал в карман.

Крыльцо было немного присыпано уличной пылью. На скамейке у дома лежали садовые перчатки и лопатка. Это, видимо, мама оставила. Открыв двери дома, я остановился, чтобы пропустить Каролин вперед.

— Прошу, — я обратился к ней, но она всё ещё была занята рассматриванием всего вокруг. Никогда ещё не видел человека, что мог бы настолько восторгаться этим местом.

— Так, ты заходишь или останешься снаружи? — спросил я, повысив голос.

— Ой, прости, — девушка неловко улыбнулась, а затем всё же забежала внутрь.
Первым делом она разулась. Вот это называется воспитание. Обычно, я разрешаю своим гостям ходить по дому в обуви, порой даже сам так и делаю, но Каролин просто сняла свои кеды и аккуратно сложила их.

— Ты не мог бы принести мне мой чемодан. Мне нужно переодеться, — попросила девушка, когда я успел снять лишь только один свой ботинок. Я лишь тяжело вздохнул, но всё же понимал, что я действительно протупил, забыв о багаже.



Paper Doll

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться