Расстояние между нами

Глава 9

Три часа ночи. Я нахожусь в полицейском участке в совершенно другой стране. Копы снуют туда-сюда, словно днем. Кажется, здесь никто никогда не спит. В воздухе витает запах кофе и только это и держит меня всё ещё на ногах.

Сложив руки, я опиралась о холодную стену и дожидалась Дина. Слева в боку у меня боль разжигала кожу. Я ожидала любого предложения, но то, что этот рокер предложил мне взамен на освобождение Дина, просто повергло меня в шок. В конце концов, я всё же согласилась. Нет времени на сожаления.

Я замечаю Дина, которого приводит офицер полиции. Он выглядит таким усталым и злым. Парень потирает запястья. Вероятно, его руки были в наручниках. Я уже краснею от стыда, когда он ещё даже и не замечает меня.

Проходя мимо меня, его взгляд задерживается едва ли на несколько секунд. Он прожигает во мне дыру, и я чувствую, как в боку жжет ещё сильнее. Дин прошел мимо меня, словно мы были незнакомыми вовсе, и это меня даже возмутило. Я осознаю свою вину в случившемся, но всё же считаю такое поведение не оправданным.

Я выбежала следом за парнем.

— Дин! — я кинулась вдогонку за ним. У Дина довольно широкий шаг, особенно, когда он спешит. — Между прочем, это я тебя отсюда освободила.

— Да, но позволь мне напомнить тебе, что из-за тебя я и оказался здесь, — он не остановился, а, кажется, лишь ускорил темп.

Всю дорогу я пыталась оправдаться (стоит завязывать с этим). И не взирая на то, что мои оправдания были не весьма убедительными, я надеялась на то, что Дин поймет меня и простит. Ведь теперь всё в порядке!

— Всё ведь обошлось! — крикнула напоследок я, когда мы уже даже дошли до нашего этажа, и дверь парня хлопнула у меня прямо перед носом.

Боль в боку не прекращалась. Но вместе с этим у меня появилось чувство вины, от которого у меня сосало под ложечкой. Наше путешествие только началось, а я уже сумела испортить свои отношения с человеком, от которого напрямую завишу. Что если Дин уедет отсюда, не сказав мне об этом? Что если он оставит меня здесь? Что мне делать дальше?

Я вошла в свою комнату (или скорее заползла), даже не включив свет. Я снимаю куртку, а затем и футболку. Включаю торшер и подхожу к зеркалу. Этот придурок сказал, что заберет заявление только, если я соглашусь, чтобы он сделал мне тату. Что за специфические вкусы? Мне не дали взглянуть на тату. Надеюсь, что это не его имя или номер телефона. Иначе, я слышала, что удаление татуировки делается ещё больнее, нежели само тату. К этому, я боюсь, ещё не готова. Я едва ли выдержала эту процедуру.

Я поворачиваюсь боком. Снимаю аккуратно большой пластырь, в надежде на то, что мне всё же удастся не содрать вместе с ним кожу. Немалый участок моей кожи горит красным, хотя сама татуировка небольшая. Уже этот незначительный факт меня уже радует. Я поворачиваюсь и уже в зеркале пытаюсь прочитать то, что написал на мне этот придурок.

«Прости меня, Дин, я — дура». Честно говоря, когда он начал расспрашивать меня больше о Дине, я думала это для того, чтобы отвлечь меня от боли, которая тогда пронзала всё моё тело. Но этот фрик просто изуродовал моё тело! Ещё одна неделя и я не увижу Дина никогда, но, видимо, воспоминания о нём умрут вместе со мной. Зато как поднимется самолюбие парня, когда он увидит это (хотя оно, кажется, и так уже касается потолка). Но Дин не должен это видеть. Никогда. Похоже, мне уже стоит придумывать какую-то глупую ложь для своего будущего парня.

Я тяжело вздыхаю. Это был сложный день. Очень долгий день. Полон приключений день. Теперь мне нужно спать и готовиться к следующему дню, который не обещает быть легче.

***


Звук будильника отбился в моем подсознании. И хотя я поставила на звонок свою любимую песню, но это всё равно никак не способствовало моему пробуждению. В попытке дотянутся к телефону, что лежал на прикроватной тумбочке я просто упала. Утро добрым не бывает. Но, тем не менее, моё падение послужило неплохой разрядкой с самого утра. Едва ли открыв глаза, я таки дотянулась рукой к тумбочке и взяла в руки телефон. Носом я продолжала вдыхать пыль из коврика, ведь моё лицо всё ещё было впечатано в пол. Заметив на часах всего лишь семь часов, я тяжело вздохнула.

Вчера до всего этого недопонимания между всеми нами, мы с Дином договорились, чтобы проснуться в половину восьмого. Я поставила будильник на полчаса раньше, чтобы успеть собраться. Не то, чтобы это занимает у меня долго времени, но просто учитывая мою способность быстро просыпаться, я выделила для себя запас времени.

Поднявшись с пола, я сразу же прищурила глаза, так как солнце ослепляло меня. Именно поэтому я люблю зиму, когда в это время ещё темно. А ещё зимой Рождество… Подарки… Но сейчас не об этом. В июле думать о зиме не весьма правильно, тем более обнадеживать себя тоже не стоит. До зимы ещё далеко.

Почесав затылок, я нашла у себя в волосах маленькое перышко, что, видимо, выбилось из подушки. Аккуратно взяв его, я вышла на балкон. Положив на ладонь, я ждала пока ветер унесет его с собой. Когда это всё же случилось, я по-детски засмеялась, словно это имело для меня значение.

Облокотившись о перила, я наблюдала за жизнью, что пока что только просыпалась, как и я, на улицах этого города. Легкий холодок коснулся меня, заставив меня попятиться. Хотя, солнце по-прежнему светило ярко, но пока что не жарило, а лишь показывалось из-за пролетающих мимо облаков. Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох. За ночь мой разум очистился от назойливых мыслей, и теперь я начинаю этот день с того, что просто виню себя за то, что наделала.

Улавливаю едкий запах сигаретного дыма и резко открываю глаза. Справа от меня стоит Дин и курит, выпуская в воздух кольца дыма. Он выглядит задумчивым, впрочем, таким я вижу его зачастую. Мне больше нравится, когда Дин выглядит беззаботным, таким, словно его ничего не беспокоит. Таким, каким вчера всего на несколько секунд увидела его я. Когда я поцеловала его, а затем… Это чувство быстро исчезло.



Paper Doll

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться