Рассвет Авроры (бонус к "Демону Розы и Льда")

Размер шрифта: - +

2_8

***

Тихая и уютная ночь и падающий белоснежный снег. Ребенок на руках, милый и красивый мальчик, чистый ангелок.

Но сердце ударяет раз, и ребенок пропадает. Встав, я оглядываюсь, призывая его, и бегу, пытаясь отыскать.

Белый снег обращается красным. Я иду по снежным кристаллам, замедляясь, и сердце тревожно сжимается.

А потом вижу свой, смертный, мир. Он разрисован багровыми красками, тошнотворно кровавый, разрушенный, мертвый. Снежинка слетает в мою руку и рассыпается пеплом, а милый мальчик с чудесными белыми, как у ангела, волосами, разворачивается и крепко сжимает окровавленного плюшевого мишку в объятиях.

- Я все правильно сделал, мама? – улыбается он.

И его глаза вспыхивают красным…

***

- Рори!

Вздрогнув, я распахнула глаза. Тяжело дыша, даже не сразу сообразила, где нахожусь и что вообще забыла в чужой комнате. Ледяной игрушечный мишка, которого я крепко прижимала к груди, тоже показался подозрительным, так что я вручила его Велору и села, отчего волосы хлестнули по лицу.

У меня бывали разные сны, но этот – напугал. Я потерла ладонями лицо и поджала губы: увижу Энжи, все выскажу. Откуда вот ей знать, может, у меня дочь родится, или сын няшей окажется? Почему именно «мир уничтожит» сразу?

- Что случилось? – отставив мишку на тумбочку, прошептал Велор. Его губы коснулись моего плеча, он словно успокаивал меня поцелуями. М-ммм, приятно…

- Дурной сон, - помедлив, призналась я. Пальцы демона опустили ниже лямку новой сорочки, его поцелуи дарили приятное чувство защищенности и теплоты. Он не торопил меня с объяснениями, но оборвал свою ласку, показывая, что готов выслушать.

Сейчас вот и скажу ему. Так прямо и начну «Слушай, наш сын уничтожит мир, и да, кстати, на минуточку, я уже месяц им беременна, вот такие пирожки».

Ладно, Рори, ладно! Сказать-то придется. Не скажу я – днем целитель обрадует. Вряд ли такое от него ускользнет. Я собралась с духом, обхватила подушку руками, чтобы демон не дотянулся до незваного сына, даже если ему очень захочется, и решительно повернула голову к Велору.

- Тут давно хотела у тебя спросить… а почему ты детей так не хочешь?

- Потому что ты мне дороже, - демон чертил узоры пальцами на моей коже. Щекотно. Я чуть дернула плечом… я же тут о серьезном! Велор уронил руку и серьёзно прищурился. – Это слишком опасно. Может, через несколько веков… когда окрепнешь. После консультации со всеми возможными целителями, предсказателями и ведьмами. После определенных ритуалов и подальше от врагов. Почему такой вопрос?

Он пронзительно на меня взглянул, строго и пристально, и я вжала голову в плечи. Ой.

- Я беременна, - сказала я, одним глазом взглянув на Велора, как пристыженный котенок. Жаль, что мои слова прозвучали, как писк, а грохот двери звучал, как гром. В общем, мои слова утонули в звуках, с таким же успехом могла тумбочке признаться.

Велор удостоил пришедшую служанку лишь одного быстрого взгляда и кивком велел убираться. После чего со всем вниманием обратился ко мне.

- Я ее выгоню, - пообещал он, изучая меня и не обращая внимания, как побледнела бедная демонесса и как поспешно толкнула поднос с чашками на столик. – Не за кофе. За подслушивание и подглядывание. Что такое?

Он не слышал. Вот. Мир сам не хочет, чтобы я признавалась. Я грустно положила подбородок на подушкуи тут же встрепенулась.

- Что за подслушивание-подглядывание? Она что… всю ночь…

- Ну не всю… - коварно усмехнулся демон, подцепляя мой подбородок ногтем. Оставил поцелуй на моих губах и улыбнулся уголком рта. – Только самую интересную…

- Ааа… - протянула я и ужаснулась. Нет! Серьезно?!

Ночь была крайне насыщенной на события. Крайне, хм, брачной. Мы наслаждались друг другом, пока не рассвело, и это было невероятно и потрясающе... мою душу и тело с концами пожрал коварный высший демон, права была учительница в лицее, оный вошел и туда, и туда, и даже не раскаялся в содеянном.

Я-то точно была не против происходящего, а познания Велора в интимной сфере жизни впечатляли и даже немного настораживали. Надеюсь, демоны уже рождаются страстными, а не хорошо натренированы. Иначе откуда ему знать все позы, какие только возможно. Сейчас я чувствовала себя утомленной и разомлевшей, как пресытившаяся кошка, но тем сильнее мне не хотелось, чтобы кто-то посторонний был в курсе происходящего в этих стенах. Слишком стыдно, мне даже от воспоминаний стыдно – не желаю я делиться ими!

- Не волнуйся. Она пыталась, но не вышло… - Демон оставил легкий, почти воздушный поцелуй, на моей скуле, на ресницах… внутри разлилось приятное тепло от его прикосновений, я тихо вздохнула, начиная желать большего. – Я ее понимаю. Не будь я участником, тоже хотел бы на тебя посмотреть, моя королева…

Я попробовала было возмутиться, но меня заткнули глубоким поцелуем. Рука демона уверенно легла на мое бедро, продвигаясь под сорочку; он подался ко мне, опуская на спину, и навис сверху. Думаю, для разговора время не самое подходящее. Я позволила ему снять сорочку и оставить еще один поцелуй на моих губах, медленный и страстный… а потом один на шее… на ключице… на груди…

Застонав, я плюнула на попытки сознаться, и расслабилась, нежась в его объятиях. Его губы чертили узоры на моей коже, все внутри сплелось в тугой клубок ожидания, и я чуть выгнулась, заведя руки за голову... не в силах сдержать тихого вздоха, прикрыла глаза…

Он оставил поцелуй на моем животе, и я поджала кончики пальцев на ногах. Вот так бы всегда пробуждаться…

Я не сразу поняла, что он делает. Но демон застыл без движения, словно прислушивался. Когда он поднял голову, из его взгляда исчезла всякая игривость и страсть. Теперь он смотрел жестко и серьезно, слишком решительно, слишком проницательно.



Виктория Олейник

Отредактировано: 24.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться