Рассвет Авроры (бонус к "Демону Розы и Льда")

Размер шрифта: - +

Велор

Смерть – становилась дурной привычкой. Тьма бесновалась, сворачивалась в тугие кольца. Алатар молчал, но Велор чувствовал гнев божества. Вокруг скользили тени, они задевали его, тянули за руки и одежду, пытались разорвать на части…

- Пож-жалеш-шь… прошептала тьма тысячами безликих голосов.

Ветер трепал его, отбрасывая назад, словно куклу в руках жестокого ребенка. Сцепив зубы, Велор упрямо нагнул голову. Это его выбор. Он пошел против судьбы, Алатар мстителен.

- Ты не получишь ее! – крикнул он, и особенно сильный порыв ветра отшвырнул его назад, словно наказывая за дерзость. Упав, он выплюнул комок черной густой крови… но вместо того, чтобы обагрить землю, та обратилась тонкой черной змеёй и уползла во тьму.

Алатар - мастер иллюзий.

- Я з-заставлю тебя пож-жалеть, мальчиш-шка… - раздался шипящий голос. Тьма давила, проникала внутрь, заползала в душу. Он задыхался от нее. – Ты сгниеш-шь и будеш-шь смотреть, как черви пож-жирают твое тело…

- Даже я мог бы придумать наказание страшнее, - рассмеялся Велор, стараясь не обращать внимания на то, что происходит вокруг, и с ним в том числе.

Потому что если заостриться, можно потерять себя. Тысячи скорпионов ползли по нему, змеи извивались неподалеку. Они будут жалить его, заставляя переживать худшие моменты жизни. Окунут его в вечный кошмар, не прекращающийся ни на секунду.

Вот что такое ад. Худшие наказания, которые можно придумать для самого себя. Страхи, воспоминания, горечь и слезы прожитых лет – и все в один момент, который продолжается вечно. То, что было, то, чего не было… то, что могло быть.

Он одновременно видел смерти, которые принес, и страдания тех, кого он на них обрек … Аврору, истекающую кровью… себя, плачущего над ее тенью…

Иллюзии. Просто иллюзии. Однажды он поверит, что это правда. Проживет каждый момент снова и снова, пока не исчезнет навек.

Тогда он станет одной из теней, что кружили вокруг, призывая. Станет частью Алатара, безликой крупинкой, страдающей и стенающей по утерянной душе.

Так будет. Так бывает с каждым демоном, который окончил свой путь.

Рядом кто-то зарычал, и Велор выдохнул сквозь, когда поднял голову. А. Отличное наказание. Идеальное. Зря он насмехался над Алатаром. Вот и еще один загнанный внутрь кошмар: ищейки, явившиеся поживиться плотью. О! Он не сомневался, что прочувствует каждый их рывок и каждый укус, будучи при этом в сознании.

Что ж. Алатару не откажешь в изобретательности.

Ищейки скалились и рычали, гораздо крупнее тех, что в реальности. Велор покорно выдохнул и, поднявшись, прищурился. Легче смириться. Он встряхнул рукой, вызывая пламя на руке. Но это не его путь. Его взгляд цепко осмотрел каждую тварь…

- Ну давайте, - прошептал демон.

Он был готов, когда они кинулись на него, но рука ударила по воздуху. Ищейки, что жаждали его разодрать, внезапно взвизгнули и рассыпались тенями, так и не достигнув цели.

Он не сразу понял, что произошло. Все затихло, подернутое пологом безмолвия. Он поднял руку со светящимся кольцом. Оно будто расцветало на глазах, сияя все ярче.

А потом пришел свет. Так много света! Он был золотым и болезненно ярким, выжигал все дотла… тени с визгом разлетались в стороны, забиваясь во тьму. Ищейки, не успевшие скрыться, взорвались туманом, змеи и скорпионы, спеша укрыться, обратились в туман.

Велор сощурился, пытаясь сквозь сияние рассмотреть фигуру, что приближалась к ним. Она ступала легко, но вскоре остановилась и повернула к нему голову. Кольцо соскользнуло с его пальца, чтобы оказаться в руках совсем юной девушки. Такой молодой, что он поразился ее бесстрашию.

Сжав ладонь, она посмотрела на него долгим взглядом. Красивая и слишком серьезная, с синими глазами, она кого-то ему напоминала…

- Он принес жертву. Ты знаешь правила. Он мой, - сказала она звонко. Тьма завращалась, недовольная, подалась вперед, пытаясь пробить купол света, но отступила, шипя. Тогда девушка сжала кулаки. – Он мой! – крикнула она так громко, что мир содрогнулся.

Свет будто взорвался вспышкой. Разошёлся в разные стороны, загнав тьму в дальние углы, где та и заворчала, обиженная и недовольная.

- Отдай его мне! – девушка топнула ногой, и вокруг нее разошлись золотые волны, вонзаясь во тьму, словно предупреждая.

И тьма… сдалась, шипя от их прикосновения. Алатар боялся.

- З-забир-рай… - захрипела тьма, неохотно и через силу, словно свет причинял ему нестерпимые муки.- Все равно надоел… ходит веч-чно… сдохнуть пытаетс-ся… он мне не нуж-жен…

С груди Велора словно упали крепкие цепи. Он выдохнул, ощущая, как тьма, что копилась веками на его сердце, уходит, отползает перед этим светом. Девушка помолчала и перевела на него взгляд. Свет, исходящий от нее, померк, перестав жечься, и он смог ее рассмотреть.

- Ева, - выдохнул он и, не выдержав, упал на одно колено. Как бы он ни храбрился, Алатар успел его потрепать.

Девушка подошла ближе и присела, поддерживая его. И он наконец понял…

Рори. Она напоминала Аврору. Ее глаза казались синими, как море, а цвет волос разделился напополам, взяв белизну снега от матери и черноту ночи от него самого. Золотые крылья сложились за ее спиной, острые и сияющие…

- Здравствуй, папа, - сказал она тихо, коснувшись его руки. – Прости, что так долго.



Виктория Олейник

Отредактировано: 24.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться