Рассвет

Размер шрифта: - +

Глава 12

Беременность проходила так легко, что, если бы не слова медсестры и первые черно-белые снимки малыша, у которого Лиза уже сумела разглядеть сходство профиля с его папой, она бы еще не скоро поняла, что внутри нее колотится еще одно крохотное сердечко. Когда она узнала, что это девочка, первое имя, которое пришло ей на ум, было имя бабушки Даниила – Олеся. Лизе пришло на ум, что ее покойному мужу наверняка понравилась бы идея назвать ее именно так, и с того момента, кладя руки на увеличившийся живот, она обращалась к дочери уже по имени. Лиза часто рассказывала ей о папе и о том, как она рада ее появлению. Она не уставала благодарить ее и Бога за такой подарок, который снова придал ей сил. Сразу после возвращения домой после двухнедельного пребывания в больнице, Лиза стала строго следить за питанием и правильным образом жизни. Она попросила у матери разрешения забрать к себе Ройса, хотя бы на время, и теперь вечерами ей уже было не так одиноко, как раньше. Марина Васильевна уговаривала Лизу вернуться в родной дом, но та отказывалась.

- Это трудно объяснить… И тем более трудно понять, знаю. У тебя сейчас своя личная жизнь, я не хочу мешать, - отвечала она маме. – К тому же, здесь все вводит в сладкое заблуждение о том, что все снова стало, как прежде. Я смотрю на эти предметы, - она прошлась по своей комнате, проводя пальцами по мебели, - и возникает иллюзия того, что все то, что произошло – страшный сон, и что все у меня впереди.

- Но, дочка, так оно и есть. У тебя все впереди, хоть ты и боишься сейчас об этом думать. Родишь малышку, та подрастет, найдешь хорошего человека и все то, что с тобой произошло, перекроется толстым слоем новых страниц твоей книги жизни. Но для этого нужно будет снова открыться миру. Правда, желательно не нараспашку, как ты любишь.

Лиза старалась сменить тему. Они говорили о погоде, о родственниках, о мамином новом знакомом… Лиза старательно участвовала в разговорах, но мысли ее все время норовили вырваться из-под контроля и улететь за облака. Нежно обняв маму на прощание, Лиза отправлялась в свое опустевшее гнездышко в чужом доме с видом на тупик. Улица, вдоль которой располагалась кирпичная трехэтажка, заканчивалась как раз на ней, и впереди нее оставалась только небольшая площадка для выгула собак и киоск, у которого по пятницам толпилась молодежь. С других квартир открывались виды на небольшой сквер, что лежал через дорогу, и детскую площадку внутри двора, но Лиза каждый день наблюдала лишь тупик. Как и в своей жизни.

Однажды вечером, удобно расположившись в кресле, Лиза довязывала первую шапочку для своей крохи. Напротив нее, из телевизора доносились песни из мюзикла «Поющие под дождем». Рядом с креслом сидел Ройс и игриво просился на прогулку. «Сейчас, малыш, пару рядов довяжу и пойдем», - сказала она своему другу и вдруг почувствовала первые схватки. Неужели, пора? Неужели, совсем скоро она сможет увидеть свою маленькую девочку, дочь от любимого человека? С трудом переводя дыхание от волнения и боли, она набрала номер мамы и попросила ее приехать. Затем улыбнулась и, погладив живот, произнесла:

- Готова увидеть ту, что поди надоела тебе уже своей болтовней? Это было только начало… Как же я хочу поскорее обнять тебя!

Но, попав в родильным дом, уверенность Лизы в том, что все пройдет хорошо, начала слабеть. Ее отправили в операционную на кесарево сечение. Оказавшись на операционном столе, Лиза почувствовала озноб. Сердце бешено стучало от страха и в то же время от нетерпения увидеть свою малышку. Анестезиолог стал медленно вводить наркоз, и впервые за долгое время она почувствовала разливающееся по телу тепло. Когда подготовка к операции была завершена, Лиза улыбнулась – совсем скоро она услышит голосок дочери. Но страхи снова начали атаковывать ее: «А все ли с ней в порядке? Почему так долго? Как она, должно быть, напугана сейчас…» От мыслей ее отвлек крик ребенка – красивый, мягкий, мурчащий голосок котенка, как ей тогда показалось. И вот ей уже несут ее дитя, ее смысл жизни, ценнейшее сокровище. Свободным пальцем руки, в которой стояла капельница, она нежно погладила щечку малышки. Этот момент отпечатался в ее памяти на всю жизнь. Мысли улетели, осталась лишь безграничная нежность и любовь. Ее охватило острое желание забрать ее у чужих, прижать к себе и защитить от всего мира. Но ее вскоре унесли, а операция продолжалась.  «Обещаю тебе, крошка, что мама всегда будет рядом. Ничего не бойся», - мысленно сказала дочери. Когда акушерка скрылась из виду с маленьким драгоценным свертком, Лизе стало казаться, что ей не хватает воздуха. С каждой минутой ей было все труднее дышать. В глазах потемнело. Казалось, это конец… Но на губах играла загадочная улыбка. «Господи, какое счастье!» - крутилось у нее в голове. Она стала мамой.



Ульяна Матвеева

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться