Рассвет в его глазах

Размер шрифта: - +

Глава 4. На перепутье жизней (1)

А вода всё льётся. Гадкого, тёмно-бурого цвета. Она уже повсюду на полу, коснулась подошв посетителей, что теперь пятятся назад от меня и уничтоженной картины. Некоторые и вовсе спешно уходят. С холста на меня смотрит женщина, чьи очертания стали ещё яснее, её глаза безумны. Мы с ней теперь один на один. Что ей нужно от меня? Что?!

Позади суета, кто-то меня окликает, но я не двигаюсь с места. Если всё время бежать, не найдя в себе силы повернуться лицом к этому паранормальному кошмару — он не закончится никогда. Вода прибывает. Рядом что-то шлёпается, поднимая фонтан брызгов, и холодные капли ползут по моему лицу, шее, забираются за шиворот. Я утираюсь ладонями — противно. Оглянувшись через плечо, никого уже не вижу. Только круги расходятся по беспокойной глади. Все звуки стихают на несколько секунд, и в зале пульсирует тишина…

Бурые струи воды уже не льются нескончаемым потоком из-под картины, они ползут на стены, стулья, заволакивают дверь и окна, не оставляя дневному свету даже малейшего шанса пробиться сквозь них… Тонкие ручейки, похожие на хитросплетения вен, с невероятной быстротой забираются всюду, а в иных местах уже перекидываются на потолок. Всё, чего они касаются, осыпается черной пылью, превращая в ничто за считанные мгновения.

А мои ноги замерзают. Такой острый пронизывающий до костей холод охватывает ступни, как если бы я очень долго стояла в снегу. И каблуки обоих сапог ломаются, напоминая о том, что уровень этой «воды» уже выше щиколоток… Я совсем забыла смотреть под ноги от растерянности — как будто со стороны наблюдаю за всем, сквозь толстое стекло, ощущая странную иллюзорную безопасность. Почему?..

В отчаянии или гневе — не знаю — хватаю один каблук, уже успевший покрыться мелкими дырами, и с размаху втыкаю в полотно. Прямо ей в лицо… Кем бы она ни была — я не дам ей превратить мою жизнь в кошмар.

— Быстрее!.. Не стой, — знакомый мужской голос хлещет меня, как плеть, от чего дергаюсь и оборачиваюсь. Чтобы встретиться с сердитым и одновременно тревожным взглядом своего недавнего знакомца. Он, видимо, так же как и я пребывал в замешательстве, пока не оценил масштаб катастрофы.

Как осиный улей начинает гудеть зала, когда Константин подхватывается меня и перекидывает через плечо, как какую-то тряпичную куклу. Или мешок картошки… А на то место, где я только что стояла, обрушивается тёмный поток, а вместе с ним и непонятно откуда взявшийся проклятый блокнот.

Константин поднимается на вторую лестницу наверх за несколько секунд, показавшихся мне вечностью из-за страха упасть лицом вниз и боли в животе — его плечи широкие и словно… острые — ощущаю это даже ткань его пальто. К закружившейся голове приливает жар, и я мечтаю поскорее оказаться на своих двух.

И, к счастью, эта исполнение этой мечты не заставляет себя ждать. Ну, хотя бы она сбылась…

— Да что с тобой не так?! Что не так с тем блокнотом? Ты же знаешь, что происходит, да? — хватаю парня за грудки пальто и трясу его, глядя снизу вверх в его широко распахнутые стального цвета глаза. Разве они не были карими?..

Он смотрит на меня, как на чудо из чудес, только совсем не радостно. Оно и понятно. И до меня доходит, что во всём происходящем больше моей вины, чем его… Зачем полезла в чужую вещь? А вот не знаю, любопытство так и раздирало. Получаю теперь за него на орехи. Так и скажу ему сейчас, так и скажу…

— Что ты с ним сделала? Кинула в воду? — его спокойствию позавидовал бы даже удав, а вот у меня оно уже размером с атом.

— Да, — сознаюсь. — Откуда знаешь?

— Не трудно догадаться — видел уже такое, — он кивает на лестницу.

Ее нижние порожки уже скрылись под буро-черной жидкостью, ползущей всё выше. Невыносимо сильный и оттого тошнотворный искусственный запах лайма заполняет каждый угол. Кажется, я буду ненавидеть его до конца своих дней. Не наступили бы они слишком скоро…

— Зачем вообще надо было подсовывать его мне?! — еще немного, и я закричу. Да я уже делаю это. Если он сейчас же не объяснится…

— Я этого не делал. Он, похоже, прицепился ко мне, когда я проходил через портал, — Константин старается казаться спокойным, хотя я вижу, что дается ему это непросто. Впивается в меня взглядом, как в какой-то экспонат так, что мне не по себе. Ну что во мне рассматривать?

— Проходил через… что?! — я надеялась услышать адекватное объяснение всему, а он мне про какой-то портал, да еще таким тоном, точно каждый день через них ходит. Всё не в пользу нормальности происходящего…

Если… когда мы выберемся отсюда, вытрясу из него всю информацию до последнего слова. Нельзя так просто взять, ворваться в мою жизнь и превратить ее в мистический триллер, похожий на игру, играть в которую я никогда бы не стала.

— Если бы так быстро не убежал — не было бы ничего этого.

— Закат близился. Я не мог оставаться здесь.

— Где — «здесь»? И вообще, зачем было «сюда» проходить? Оставался бы там, где ты… был, — поверить не могу, что несу этот бред. Если он шутит — ему не поздоровится…

Он отрицательно качает головой и, поджав губы, отворачивается. Снова хмур.

— Свое желание увидеть тебя снова я давно уже подавил — знал, что только наврежу этим, но отказать твоей сестре в ее последней воле — не мог. Она хочет тебя видеть. Верит, что ты всё вспомнишь и вернешься домой. Она совсем плоха…



Айлин Торн

Отредактировано: 29.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться