Рассветы без меня

Размер шрифта: - +

Глава 23. Выход

***

— Я был за сотни километров, когда это случилось, — прозвучал голос Ника, и я мысленно выдохнула. Вот только облегчения не много. Атмосфера, царившая в комнате выбивала почву из под ног, однако Ник держался уверенно. Не обращая внимание на ухмылку Алекса, он продолжил: — Вряд ли вы это можете проверить, но мне в этом городе было больше нечего делать. Какое-то время, — добавил он последнюю фразу с особенной иронией и, почему-то, взглянул на меня. — Оправдываться я в любом случае не собираюсь, — Никита гордо выпрямил спину, а Крут-старший покачал головой.

— Ладно. Развлекательная часть окончена. Теперь перейдём к главному. Тимур, — обратился он к уже расслабившемуся Дадиеву, сменив наигранно-добродушный тон на суровый, от которого, казалось все присутствующие затаили дыхание. Я невольно поёжилась и покосилась на Ника. Если и было у него волнение, то он ни одной эмоцией этого не выдал. Тимур же напрягся и немного приподнял брови, не ожидая того, что последовало далее. — А вот у меня есть сведения, что ты был в городе на момент перестрелки. И более того, сбежал сразу после. Ведь знал, что в наших краях тебе опасно появляться. Так может, уже объяснишь, что послужило причиной такого риска и очередного внезапного побега?

Даже я заметила, как забегали глаза Дадиева. И у меня подкосились коленки. Значит, Тимур находился в городе тогда. А мне снова угрожала реальная опасность. Пока я судорожно пыталась восстановить в памяти то, самое кошмарное лето в моей жизни, в помещении на какое-то время воцарилось странное молчание. Мне казалось, что я слышу, как где-то капает вода. Крут-старший немного наклонил голову в бок, ожидая объяснений, словно и так всё знал. Но ждал, что на это ответит Тимур. Тот же не торопился с рассказом. Тогда Павел изобразил еле уловимый жест рукой, и когда в ответ на это один из охранников направил на Тимура пистолет, он вздохнул и, буркнув что-то неразличимое себе под нос, всё же заговорил:

— Вы же не собираетесь... Чёрт... — Дадиев попятился, увидев ещё один пистолет, который направил на него уже другой охранник, но вздохнув снова заговорил, сквозь зубы: — Девчонка появилась там, именно тогда, когда я был в городе, кто-то из них проговорился. Я знал, что в моих рядах предатель. Тогда уже подозревал Ника, но также подозрения у меня вызывали и мои парни, отчаянно убеждавшие присмотреться к этому, — он скользнул взглядом по Нику и продолжил:

— Ты такой же неблагодарный, как и твой отец, и такой же недалёкий, как твоя мамочка, дальше своего носа не видишь. Это ведь я тебя всему научил, и именно я поспособствовал тому, чтобы ты делал то, что я говорю. Я. А не ты сам, — безумный взгляд Тимура искрился злорадством, он повышал интонацию, словно у него сдавали нервы. Вот уж чего точно не ожидала от этого мерзавца. Тем временем Дадиев не мог остановиться, продолжая бросать в адрес Ника недвусмысленные фразы: —Ты не свои цели выполнял. А мои. Сейчас бы шлялся по улицам, или валялся уже давно со шприцом в вене, если бы такой гений как я не разглядел в тебе, хоть и паршивую, но личность. А всё, чего ты добился, все твои умения, лишь благодаря мне! А не тому, чем тебя так и не наградили родители, — он постучал по своему виску и рассмеялся. — Благо твой отец убит, один укол, и он к счастью не видит твоего позора. Или как раз видит. Я удивлён, как ты вышел такой безэмоциональный. В отличие от своей матери. Как же она меня забавляла. «Тимур, поговори с ними. Пожалуйста, не делай этого. Ах, что же ты наделал», — наиграно тонким голосом коверкал он чью-то интонацию.

Я заметила, как покачнулся Ник, он на мгновение замер, пристально всматриваясь в человека, который говорил такие страшные вещи про его родителей. Словно видит его впервые. Будто всё это время он сам не выполнял всё то, что с таким воодушевлением описывает сейчас его бывший босс. Во взгляде Ника на этот раз отразилось сначала удивление, вперемешку с растерянностью, которая тут же сменилось презрением. Никита теперь нахмурил брови и сузил глаза. А Тимур вдруг осознав, что сболтнул что-то лишнее немного отступил назад и на долю секунды казалось растерялся. Но лишь на долю секунды, потому что тут же пристально уставился на Ника. Напряжение, возникшие между этими двумя, чувствовали скорее всего все присутствующие. Это был немой диалог глаза в глаза. Будто только что один узнал нечто новое, что второй усердно скрывал долгое время. И теперь уже этот второй, понимая, что раскрыл себя сам, уже надменно усмехался, словно подтверждая, всё пришедшее в голову первому — правда. Тимур широко улыбнулся, выдавив мерзкий оскал:

— А ты что же думал — это случайное задание? И все эти бумаги, что ты на него «случайно» находил. Месть — отличный двигатель, никто бы лучше тебя не справился. Ты всё ещё думаешь, что всё, что я тебе внушил — это твои мысли?

— Ты за это заплатишь, — зло процедил сквозь зубы немногословный Ник. Я так и не поняла, за что конкретно Ник пообещал Тимуру отомстить, но даже это фраза говорила о многом. Значит ли, что у нас шанс выбраться отсюда? Или как представляет Ник расправу над Тимуром?

— Ты знал его родителей? — искренне удивился Павел. — Ты говорил, он из приёмной семьи.

— Знал, — коротко ответил Дадиев и ещё какое-то время не сводил взгляда с Ника. Этот немой поединок прервал Павел Крут.

— Оставим ваши разборки и вернёмся к сути, — зловещий шипящий голос, обволакивающий своей вкрадчивостью. — Никто не знал, что моих парней было двое. Как только стало известно о перестрелке я отдал приказ спрятать тела своих ребят. И те, кто были в курсе, молчали. Так откуда ты, Тимур знал, сколько их? Может, наконец, объяснишь? — сложно не повиноваться такой зловещей интонации, когда задаёт вопрос такой человек, как Павел Крут. Охранник, державший его на прицеле сделал ещё шаг к нему, и Дадиев снова заговорил:



Тиана Тесса

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться