Растворимый кофе

Экстра. Соцопрос от Паши Пяткина.

По аудитории носился черноволосый паренёк с круглой расческой в одной руке и диктофоном в другой. Вот пришли первые желающие на получение знаний: три парня и девушка. Пашка решил не теряться и подскочил к ним. Сунув расчёску под нос девушке, он затараторил:

– Здравствуйте, по поручению старост групп я провожу соцопрос. Желаете ли вы в нём поучаствовать?

Девушка пожала плечами и сдула со лба длинную чёлку:

– Ну, давай.

–  Как вас зовут и сколько вам лет? 

Пашка щёлкнул кнопку на диктофоне, начиная запись.

– Полина. Девятнадцать.

– Скажите, а когда вы первый раз поцеловались, и при каких обстоятельствах?

Девушка абсолютно не смутилась:

– Погоди, сейчас вспомню. Кажется, классе в третьем или даже втором с мальчишкой из параллельного.

Пашка чуть не выронил импровизированный «микрофон»:

– Я имел в виду всерьёз. Ну, взасос.

– Так я про это и говорю. Мы были мелкие, нам было любопытно.

У бедного Пашки отвисла челюсть. Полина заметила это и улыбнулась:

– Ты бы ещё про девственность спросил.

–  Ннет, сппасибо.

Тут к ним подошли парни, вошедшие с Полиной.

– Я тоже хочу поучаствовать! – воскликнул один из близнецов.

– Ну, давайте, – обречённо вздохнул Пашка, чувствуя, что соцопрос принимает странный оборот. – Как вас…

– Да слышал я всё! – перебил его близнец. – Меня зовут Кирилл. Мне полных восемнадцать лет. Впервые я поцеловался на выпускном в девятом классе. Мы были жутко пьяные, и я тут же залез ей под пышную юбку…

Второй близнец неожиданно заткнул ему ладонью рот:

– Думаю, что дальнейшие подробности нас не интересуют. Не так ли... Ээээ…

– Павел, – выдавил из себя растерянный Пашка.

– Я тоже поделюсь опытом, – вдруг выдвинулся третий парень, светловолосый и голубоглазый: – Я – Максим. Мне скоро восемнадцать. Всё началось на дискотеке, когда я впервые пригласил девушку на медленный танец. Потом я пошёл провожать её домой, по пути это и случилось. Её звали Вероника, и она была меня старше на четыре года. Мне в ту пору было одиннадцать…

Кирилл, наконец, вырвался из объятий брата и тут же вмешался:

– Да, да, да, мы знаем, что уже в таком возрасте к тебе липли барышни, Казанова ты наш доморощенный. Дай теперь Мефодию выговориться.

Второй близнец вдруг смутился:

– Да не хочу я!

– Давай, колись, – поддержал Кира Максим.

Пашка понял, что инициатива давно уже не в его руках. Мефодий вдруг густо покраснел и пролепетал:

– Да, ясень пень, там же где Кир. Мы же близнецы!

Кирилл вдруг захохотал:

– А не ври-ка, голуба! Кто ещё мне жаловался, что скоро совершеннолетие, а он даже девушку не целовал? Пришлось тебя учить! Стыдно врать, стыдно.

– Дурак ты! – воскликнул Меф и вылетел из аудитории.

Полина проводила его растерянным взглядом. Эти придурки взасос целовались что ли?! Инцестники шизанутые! Она посмотрела на самодовольного Кирилла, хихикающего Максима, потом на абсолютно остолбеневшего паренька, который затеял всю эту катавасию, и последовала за Мефодием. Эти близнецы в очередной раз выбили её из равновесия.

– Сузу-тян тебя переплюнула, – заржал Кирилл, локтем толкая Макса.

Тот недоумённо на него посмотрел:

– А ты не думаешь, что слишком жёстко поступил с Мефом?

Глаза Кира неожиданно сузились.

– Не лезь в наши отношения! – и в сторону: – Его полезно порой подтолкнуть.

Пашка же молча сидел за партой в дальнем углу, задумчиво вертя в руках диктофон. Эта странная четвёрка убила в нём желание продолжать опрос, придуманный для того, чтобы хоть с кем-нибудь познакомиться. Он очень плохо сходился с людьми, поэтому создал такой сложный план.

К счастью, Пашка оказался честным парнем, поэтому компрометирующая запись не появилась ни на ютубе, ни на любом другом ресурсе Интернета.  



Польяни Усова

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться