Растворимый кофе

Глава 2. В гостях.

Один из основных неписаных законов общаги гласит: «К  друзьям можно явиться в любое время без предупреждения». Главное, чтобы хоть кто-нибудь оказался дома. Конечно, я бы позвонила, если бы у меня были деньги на телефоне. Но они отсутствовали. Так что будем надеяться, что и так прокатит.

Сегодня я, наконец-то, нашла время посетить парней, поэтому сейчас стояла перед цифрами «220». После робкого стука, дверь сразу распахнулась, как будто меня ждали. Передо мной предстал Макс в одних трусах и с мокрой головой. Его торс влажно поблескивал.

– Красавчик, оденься, не шокируй девушку! – раздался голос близнеца.

«Красавчик!» – эхом пронеслось в моей голове. Великолепный Максимильян был обладателем не только смазливого личика, но и идеального тела.

– Да и девушка тоже весьма может шокировать неискушённого парня, – отозвался Макс, наконец, отодвигаясь.

Я шагнула в комнату. Близнец, сидевший на кровати, окинул меня оценивающим взглядом. Чёрт меня дёрнул припереться к пацанам в мягком халатике чуть выше колена и сыроватыми распущенными волосами. Просто мне лень было переодеваться после душа.

– Ну, ты-то парень весьма искушённый в таких делах, – улыбнулся он. – А вот Мефа явно шокируется!

Очевидно, на кровати находился Кирилл. Мефодия нигде не было.

– Сузу-тян, скажи мне: почему ты на учёбу не ходишь с распущенными волосами? – Максим накрутил мой локон на свой палец.

– Не люблю, когда волосы мешаются, – ответила я, пытаясь отвоевать прядь.

Но не тут-то было. Он вцепился в неё словно кот в кусок мяса.

– Отдай! – не вытерпела я.

– Неа! – парировал нахал, наклонился к захваченной прядке и глубоко вдохнул. – Что за шампунь?

– Вкусно пахнет? – оживился Кирилл и соскочил с кровати. – Я тоже хочу!

Теперь уже два идиота терзали остатки моей причёски. Я готова была взвыть, когда в комнату вошёл Мефодий. Захватчики на секунду отвлеклись, что позволило мне вырваться и спрятаться спасителю за спину.

– Что здесь происходит? – спросил он, вытаращив глаза на подступающих с двух сторон Макса и Кира.

Они явно не хотели терять добычу. Ну что на них нашло?

– У вас, что гормоны заиграли? – пролепетала я, отступая и таща с собой Мефа в качестве щита.

Дружный кивок.

– А я к вам, между прочим, в гости…

Ну, это я думаю, очевидно. Мы с Мефодием упёрлись в закрытую дверь.

– … с вафельками.

Последний аргумент подействовал.

– С вафельками? – переспросил Кирилл, останавливаясь. – И где же они?

– В моей комнате. Я сначала хотела проверить есть ли кто дома.

– Ясно. Так тащи, не мешкай! А я чай поставлю, – тут же потерял всякий интерес к моим волосам Максим.

И я, всё так же держась за Мефа, выскользнула от этих маньяков.

***

– Что произошло-то? – спросил Мефодий, пока я искала обещанные вафли.

Куда я могла их сунуть? Может, из сумки забыла вытащить?

– Да не успела я войти, как эти двое прикопались к моим волосам и давай их нюхать. Вот и всё, – тут показалась хрустнувшая упаковка. – Ура! Нашла!

Я повернулась с победно зажатой в руке пачкой и чуть не впечаталась носом в Мефа, который незаметно подошёл. И когда успел скинуть тапки?

– Ты чего? – опешила я.

– Интересно.

Близнец накрутил мой локон на палец и наклонился, хитро улыбаясь. Эммм…

– Пошли чай пить, – чуть встряхнул меня за плечи Меф, выводя из ступора.

– Вы меня убиваете, – пробормотала я, тащась вслед за третьим маньяком.

– А с распущенными волосами тебе лучше, – неожиданно бросил Мефодий, оборачиваясь и притормаживая.

– И неудобней! – отрезала я.

Никому не позволю ругать свой всегдашний хвост, длинную чёлку и мешковатую одежду.

***

Даже странно, как кучку пацанов можно успокоить всего лишь какими-то вафлями. Ещё недавно не дававшие мне покоя придурки, сейчас тихо и мирно пили чай, хрустя халявой. А я оккупировала компьютер, принадлежавший Максу. Ага вот она – папка «Аниме». Так, так, так, что тут у нас есть?

– Вот поэтому нельзя встречаться с девушкой-анимешницей, – раздалось над моим ухом.

Максимилиан лукаво улыбался. Заметив, что я вопросительно на него гляжу, продолжил:

– Ну, во-первых, она, как только попадает к тебе в гости, лазает в твоем компьютере. Во-вторых, её нельзя ругать по-японски, оправдываясь, что это комплименты иностранные. В-третьих, она обязательно захочет с тобой что-нибудь посмотреть и будет громко комментировать всё в неподходящих местах, причём на чистом японском, который ты, скорее всего, знаешь хуже неё. В-четвёртых, нашалив, она будет на тебя невинно смотреть и недоумённо «някать», что бесит. В-пятых, как-нибудь в постели она напялит на себя ушки и будет притворяться неко. В-шестых, она не умеет готовить.

– Но при этом она разделяет твои интересы и понимает как никто другой, – парировала я. – И, кстати, готовить я умею.

– Ты лишь подтверждаешь правило, – не сдался Макс.

– Это всё, конечно, интересно, – перебил нас один из близнецов, – но не могли бы вы со своими мультиками пойти куда-нибудь подальше?

Мы с Максом одарили нахала такими взглядами, что он отшатнулся:

– Да я ничего! Я всего лишь хотел сказать, что кружки за всех мыть не буду и со стола убирать тоже!

– Брат, запомни одно правило, – отозвался вдруг второй близнец, – никогда не называй при анимешнике его драгоценное аниме мультиками!



Польяни Усова

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться