Растворимый кофе

Глава 7. Утро.

Солнце светило прямо в глаза. Я недовольно зажмурилась. Ненавижу просыпаться от безжалостных лучей. Стоп. Но ведь у окна в моей комнате не выходят на восток! И что бы это могло значить? Я открыла глаза и уставилась в лицо безмятежно сопящего близнеца. Эммм…

Так проведём небольшое исследование окружающей местности и ревизию памяти. Я нахожусь в комнате пацанов на двухъярусной кровати близнецов в обнимку с одним из них. На мне близнецовская футболка и собственные плавки. Мдааа... И чья же это невинная мордочка передо мной? Если мыслить логически, то это Мефодий. Макса и Кира ещё нет. Сколько времени? Память постепенно возвращалась. Поход на концерт и в клуб, танцы и алкогольные коктейли. Неожиданная скука. А почему я не вернулась в собственную комнату? Ага, увидела свет из под пацановской двери и решила зайти. Но я же на третьем этаже живу... Неужели напилась настолько, что перепутала количество пролётов? Да не может быть! Судя по всему, может.  Последнее, что я вспомнила это домогательства до Мефа. Поцелуй. А что дальше? Как я оказалась в чужой постели в чужой одежде?!

– Мефодий, проснись! Меф!

Близнец недовольно открыл глаза:

– Ты чего кричишь с утра пораньше?

– Что было после поцелуя?!

Наверное, у меня был очень растерянный вид, потому что он начал объяснять без лишних вопросов:

– Ты начала раздеваться, а потом рухнула на кровать почти голая. Пришлось на тебя футболку натягивать. Я хотел залезть на второй ярус, но ты меня не отпустила. Обняла и мирно уснула.

– Точно ничего не было?!

Мефодий внимательно на меня посмотрел, хмыкнул и осуждающе сказал:

– Нечего было напиваться до потери памяти.

Но видимо, решив больше не мучить, почти по слогам произнёс:

– Ничего, кроме поцелуя, не было, ведь один из нас всё же был в трезвом уме. Так что я ещё пока девственник. Успокойся и спи дальше, алкоголичка!

Сказав это, Мефодий перелез на второй ярус кровати, ведь скоро должны были вернуться остальные гуляки, а лишних выяснений не хотелось никому.

Мне было плохо. И неимоверно стыдно. Господи, ну нельзя же так жить.

– Меф, прости меня.

– Считай, что ничего не было, если тебе так будет легче, – проворчал близнец. – И дай, наконец, поспать, мне ещё на учёбу надо, в отличие от некоторых.

Мефодий, ты – золото!



Польяни Усова

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться