Растворимый кофе

Глава 8. Они – разные!

Что-то в поведении Кирилла меня настораживало. Слишком уж противоречиво он себя порой вёл. Ещё вчера меланхолично валявшийся на высшей математике и тихо ненавидящий звонкий голос преподавателя, сегодня он с упоением решал примеры. А кто-то говорил, что ничего не смыслит в «вышке»?

– Кира, хочешь, прикол расскажу, – предложила я на перерыве, чтоб не скучать.

– Ну, давай.

– Зашли мы с Максом в магазин, а там отдел нарядов для взрослых вечеринок открыли. Решили мы там полазить. Смотрю, резиновые титьки висят, на них ценник: «Грудь восточной женщины Китай». До меня не сразу дошло, что это страна-производитель подписана.

Близнец засмеялся, но осёкся, заметив мой тяжёлый взгляд.

– Что-то не так?

– Интересно и долго вы ещё меня за идиотку держать будете? – разозлилась я.

– Да в чём дело?!

– Вчера я уже декламировала это твоему брату, и он очень долго ржал. Мефодий, скажи честно: зачем вы постоянно меняетесь?

– Я – Кирилл! – попытался оправдаться он.

– Ты – Мефодий! – настояла на своём я. – И не отпирайся!

– Как догадалась?

– Не скажу, это будет моей маленькой тайной. Но теперь я с уверенностью могу заявить, что вы больше меня не проведёте.

И это было абсолютной правдой. Я всё же научилась различать близнецов.

– Сегодня вечером вас обоих ждёт серьёзный разговор, не забудь предупредить о нём Кирилла.

Я очень не люблю, когда меня обманывают.

***

Предпосылкой к различению близнецов стало подозрение о том, что эти паразиты периодически меняются местами. Внимательно наблюдая за их поведением вместе и по раздельности, я убедилась в этом и даже нашла некоторые различия, абсолютно не заметные на первый взгляд, да и на второй тоже. Первым был смех. Да-да, близнецы смеялись абсолютно по-разному. Кирилл тупо ржал как лось. Мефодий же заливался таким нежным заразительным смехом, что хотелось смеяться вместе с ним. Но заметить это можно было, только не единожды рассмешив. Вторым была наглость. А вот это можно было подметить, только когда близнецы вместе шалили. Мефодий постоянно оглядывался на брата, словно ища поддержки. В этой паре Кирилл был ведущим. Третьим была тяга к учёбе. Кирилл откровенно ненавидел учебный процесс и чаще всего лениво валялся на парте или нагло устраивался на моём плече, чтобы подремать. Мефодий же увлечённо записывал лекции, не позволяя себе отвлекаться. Конечно, последний фактор можно было списать на элементарные периоды спада и подъёма, но я-то понимала, что это просто разные люди.

В результате получаем следующее: Кирилл, будучи наглее и распущеннее, постоянно подбивает брата на разные пакости; Мефодий – более спокойный и рассудительный, всегда подражает старшенькому. Когда они вместе, то  абсолютно идентичны. Мефодий от присутствия брата становится увереннее, а Кирилл наоборот несколько снижает свою активность. Так они сливаются в одно уникальное существо.

Случайный знакомый ни на что из этого не обратил бы внимания. Я же, как одногруппница одного из этих придурков и довольно-таки близкий друг их обоих, просто не могла позволить себе не заметить очевидного. Но выговор мне сделать никто не помешает.

Ну, кто бы сомневался, что к тому моменту, когда я явлюсь в «220» комнату, близнецы тщательно подготовятся. Они одинаково оделись и уселись на поставленные посреди комнаты стулья, скромно сложив руки на коленях.

– Угадай, кто из нас Кирилл!

Игра была почерпнута всё у тех же незабвенных братьев Хитачин.

– Не хочу!

– Ну, угадай.

– Пусть Макс в вашу угадайку играет, а я не хочу!

Эти рожи одновременно повернулись к восседающему за компьютером Максимильяну. Тот окинул нас всех презрительным взглядом и покрутил пальцем у виска. Мол, отстаньте идиоты. Близнецы снова уставились на меня:

– Поль, угадай кто из нас Кирилл!

– Не зовите меня этим именем! – разозлилась я ещё больше. – И прекратите издеваться!

– Почему ты так не любишь своё настоящее имя?

– Это не ваших умов дело. Лучше скажите мне, зачем было так по отношению ко мне поступать?

– Сначала угадай.

Я, понимая, что не смогу их переубедить, ткнула пальцем сначала в правого потом в левого:

– Мефодий. Кирилл.

Близнецы переглянулись и ехидно протянули:

– Непрааавильно!

Я грозно на них глянула.

– Ну, ладно, ладно, – замахал руками Меф, явно боясь моего гнева.

– А почему тебя собственно так злит наша постоянная рокировка? – спросил Кир.

– Во-первых, я ужасно не люблю, когда меня обманывают. Во-вторых, с друзьями так не поступают. Ребята, это – свинство. Неужели вы и меня воспринимаете как объект для ваших мерзких шуточек?



Польяни Усова

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться