Растворимый кофе

Глава 9. Выселение

В общаге нас встретил жуткий переполох. Немало людей стояло на первом этаже с сумками.

– Что происходит? – спросила я у вахтёрши, показывая ей пропуск.

– Выселение, – коротко ответила та.

– Это как? – не понял Максим.

Женщина охотно пояснила:

– Сегодня днём приходила пожарная проверка, в результате было найдено множество мелких нарушений. Заваленный же запасный выход инспекцию доконал, и они сказали, что закрывают общежитие.

– Как надолго? – вмешался Меф.

– До исправления всех нарушений. Думаю, что дня через три откроемся снова.

– А людей куда?

– Кто может, тот к родственникам или квартиру по суткам снимать. Кому некуда, того в другую общагу четвёртым или даже пятым в комнату.

– Нехорошо, – хором отозвались близнецы.

Макс согласно кивнул головой.

– У вас тут родственников нет что ли? – уточнила я.

Теперь три башки мотнулись вверх-вниз.

– А тесниться вы явно не хотите?

Ещё раз синхронный кивок. Болванчики китайские.

– Сейчас всё решим, – я достала телефон и набрала номер. – Привет, Анеко! Ты сможешь приютить меня и трёх бедных сироток на несколько дней в своей холостяцкой квартирке? Да сиротки мужского пола. Ну, ты же меня знаешь. Спасибочки, сестрёнка, я тебя обожаю, – и уже мальчишкам. – Хата есть, пойдёмте сумки собирать.

– Только, если вы не будете переселяться в другое общежитие, предупредите коменданта, а то её и так уволить хотят, – крикнула нам вслед вахтёрша.

***

– Итак, объясняю сразу всю ситуацию. Анька – моя двоюродная сестра, она живёт одна в трёхкомнатной квартире. С самого начала года она требует, чтобы я жила у неё, но это невозможно по одной причине: Анеко очень любит парней и гулянки, поэтому её квартира порой напоминает притон. Так что все разговоры на тему моего окончательного переселения пресекать в корне. На вопросы, типа: «Как живётся в общаге?», отвечать: «Отлично!» И ещё, Макс, это касается лично тебя: сестрёнка не упустит возможности затащить такого красавчика в постель, поэтому не удивляйся, если она будет к тебе приставать. Ну и вы, братцы-кролики, тоже будьте начеку, ведь женские фантазии с участием близнецов воистину безграничны. Вопросы есть?

– А она симпатичная? – полюбопытствовал Макс.

– Вполне себе ничего, – улыбнулась я. – Только ей скоро двадцать шесть, так что решай сам как тебе быть.

Наконец, мы приехали на нужную остановку. Уже стоя у квартиры, я уточнила:

– У меня тут своя комната, но я не думаю, что свою большую кровать отдам кому-то из вас. Может быть, это и эгоистично с моей стороны, но вам хватит и раскладушек.

Анеко встретила нас радушно. Сразу же после знакомства потащила ужинать и пить чай. При этом сестрёнка практически не отрывала взгляд от Максимилиана. О да, этого и стоило ожидать! После еды мы дружно поглядели телевизор, немного поговорили об универе, Анька поведала о нелёгкой стезе старшего менеджера. Уже около полуночи мы решили, что пора готовиться ко сну.

Максим благополучно разместился в зале на узкой софе. С близнецами же, как обычно, возникли проблемы. В зал и на кухню влазило только по одной раскладушке, а спать в разных комнатах эти двое отказались категорически. Дети малые, блин. Достали! Три ночки потерпеть не могут. В результате я согласилась разместить их на полу в своей комнате, куда раскладушки со скрипом, но влезли.

– Но только чтобы не мешали спать ночной вознёй.

Они невинно кивнули.

– Самое главное, что мы вместе!

Вот рожи протокольные. Не буду говорить им, что сплю так крепко, что из пушки не разбудишь.

***

Жутко противный писк будильника – это единственное, что заставляло  меня пробуждаться каждое утро и волочиться на пару. Сегодня неимоверно не хотелось куда бы то ни было вставать, особенно учитывая то, что придётся полчаса трястись в переполненной маршрутке.

И хотя я ночью ни разу не проснулась, что было удивительно, всё равно чувствовала себя разбитой. Тело ощущалось как чужое, ещё было почему-то тяжело и жарко. Будильник до сих пор надрывался. Я, не разлепляя глаз, протянула руку туда, где ожидала нащупать телефон. Наткнулась на что-то тёплое и мягкое. Ошарашенно села и распахнула глаза.  Взгляд уткнулся в две пары волосатых ног, торчащих по обе стороны от моих собственных. Одеяла на всех не хватало.

– Туровы! – заорала я во всю мощь лёгких. –  Какого фига вы оба забыли в моей постели?!

И развернулась, ожидая ответа. На меня уставились заспанные, но от этого не менее наглые морды.

– Я просто замёрз, – пожал плечами Кир.

– Я тоже, – повторил жест Меф.



Польяни Усова

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться