Растворимый кофе

Глава 16. Наглость – второе счастье.

Одной из особенностей моего общения с друзьями являлось то, что любого из них я рассматривала как сексуальный объект. Это была просто внутренняя система типа «смогу переспать – не смогу переспать». Обычная женская привычка: оценивать любого мужчину с точки зрения привлекательности. Но основная проблема этой системы заключалась в том, что практически любого своего друга я оценивала сугубо положительно. Это вовсе не значило, что я домогалась до парней. Просто порой позволяла себе маленькие вольности. Хлопнуть по заднице, обнять при встрече, пристроиться на плече для просмотра фильма, запустить пальцы в волосы или под футболку – ко всему этому мои друзья привыкали очень быстро. Что поделать если по своей натуре я – кинестетик, то есть человек, которому для полноценного общения необходим тактильный контакт. Бороться с собой бесполезно, да и не вижу в этом необходимости. Наверное, именно из-за излишнего сближения возможность возникновения нижеследующей ситуации стала реальной.

В комнате парней стояла напряженная тишина. Максимильян умчался по бабам, прихватив с собой Мефодия в надежде на то, что тот, наконец, лишится девственности. В последнее время милорд прикладывал к этому все усилия, потому что ему, видите ли, стыдно обитать в одной комнате с таким недоразумением. При чем тут стыд я так и не поняла. Кирилл же до сих пор дулся за гей-клуб, поэтому заткнул уши наушниками и молча смотрел фильм, забившись на второй ярус кровати. Конечно, он обижался в большей мере на Мефа, который полночи старательно убеждал его в том, что находится в безопасном и весёлом месте, но не может сказать, где именно. Но каким-то образом эта обидка перекинулась и на меня, утащившую его ненаглядного братца в неведомые дали. Правда сейчас и Макс и Кир знали, где мы с Мефом проболтались полночи, ведь данный поход я живописала во всех подробностях. Максим посмеялся над нашими приключениями и забыл, а Кирилл оказался злопамятным.

Я привычно прошлась губкой по столу и веником по полу. Всё-таки парни мало заморачиваются ухоженностью жилого помещения. Жить можно и ладно. Такова их природа. Под напеваемый под нос мотивчик «Нян кэт» уборка прошла гораздо веселее. Я бросила взгляд на Кирилла, не отметила никаких изменений в его поведении и бухнулась на Максову кровать на пару с телефоном. Сегодня мне хотелось музыки в ушах и расслабленности в полном покое. Необходимо было так же обдумать некоторые вещи: на какое время брать билет домой, стоит ли сегодня звонить Кольбасу, сходить ли снова в «рай яойщицы» и… когда, наконец, эта морда перестанет обижаться?! Хотя по поводу последнего я могла лишь строить предположения.

Как всегда сама и не заметила, когда все мои мысли ринулись на придумывание девушки одному из второстепенных симпатичных персонажей недавно прочитанной манги. Это было моим абсолютно бесполезным хобби. Обычно в эти мечтания я погружалась до такой степени, что переставала замечать то, что происходит в реальном мире. Именно поэтому надвигавшуюся опасность заметила слишком поздно.

Кровать промялась, и на меня навалилось нечто тяжелое. Я недоуменно открыла глаза и уставилась прямо в лицо Кирилла. Он выдернул мои наушники и отобрал телефон.

– Чего хочу? – осведомилась я весьма невежливо, недовольная тем, что меня прервали на самом интересном месте.

– Ну, уж явно не в игрушки поиграть, – ухмыльнулся близнец.

Он поймал мои руки за запястья и прижал к кровати за головой. Вот тут-то до меня окончательно дошло.

– Кир, ты совсем охренел? Отпустишь?

– Не-а.

Близнец наклонился и попытался поцеловать меня. Но не тут-то было. Зубы щелкнули в миллиметре от губы.

– Кляп вставлю, – пригрозил Кир.

– Это уже изнасилование будет.

– А я тебе говорил, что опасно селиться в одной комнате с набами.

– Но Мефодия-то я не боюсь. Да и Макса не боюсь, хотя он такой бабник. И тебя по большему счету тоже!

Последнее я выкрикнула. Конечно, можно было завизжать, но это общага и здесь никому нет дела до подобного шума. Да и, если честно, сопротивление было больше по инерции. Кир парень ничего такой, даже это приставание больше игра, чем серьёзная попытка действительно уломать против желания. Если я скажу “нет”, то он уйдет.

– Поль, расслабься и получай удовольствие.

– А кто тебе сказал, что я могу получить удовольствие в таких условиях?

Кирилл хитро улыбнулся:

– Твоё бешеное сердцебиение и прерывистое дыхание.

Ну да секса у меня не было около полугода, поэтому организм реагировал буйно.

– А как же твоя обида?

– Так это и есть моя месть за похищение моего брата.

Кир сделал ещё одну попытку поцеловать меня в губы. На этот раз вполне удачную. Не в моих правилах было отказываться от того, что само ко мне лезло. Тем более девушка я абсолютно свободная.

В эту ночь я вернулась спать в комнату, в которой была прописана, чем вызвала крайнее удивление моих соседок. Лицо помимо воли расплывалось в довольной улыбке, по коже бегали мурашки истомы, а в душе скреблось недовольство тем, что это была всего лишь месть. Что ж в таком случае я тоже имею право обидеться на то, что меня использовали и соответственно отомстить. Осталось только создать нужную ситуацию.



Польяни Усова

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться