Растворимый кофе

Глава 20. Снег!

Я, радостная до предела, влетела к пацанам и заорала:

– Так, все дружно пошли гулять! Возражения не принимаются!

Но в комнате оказался лишь Макс, мгновенно отреагировавший:

– У меня свидание через полчаса.

– Кто тебе важнее: друг или очередная девушка?

– Всё важно.

Я решила изменить тактику. Подошла к Максимильяну, который успел от меня отвернуться и сунуть нос в шкаф, и крепко его обняла.

– Ну, пожалуйста, пошли гулять, там так классно! Там снег крупнющими хлопьями валится и тепло-тепло.

– Ладно-ладно, только не плакай, – проворчал друг. 

– Кстати, а где эти?

– Упылили куда-то пару часов назад. Иди – собирайся, пока не передумал.

Сибирь наконец-то стала Сибирью. Свежевыпавший снег сразу же преобразил город. Ещё вчера серый и унылый, сегодня он был покрыт пушистым белым полотном и буквально искрился. Надеюсь, что этот снег останется до весны, а то надоели лужи и слякоть. Раньше в середине ноября уже лежали полуметровые сугробы и стояли морозы, а нынче, похоже, пришло давным-давно обещанное глобальное потепление.

Близнецы обнаружились за общагой. Две великовозрастные дитяти лепили снеговика на площадке, принадлежащей садику за углом. Макс тут же полез к ним, а я осталась за решёткой ограды. Перелазить не хотелось, срывать висячий замок тем более, хотя он и всего лишь делал вид, что закрыт, как положено. 

– Эээ, это же ваше половое ведёрко, – попыталась возмутиться я, заприметив ведро с торчащей из него огроменной морковкой и парой веток.

– А мы хоть раз полы-то мыли? – засмеялся подошедший Кирилл и щёлкнул меня по носу.

– Я – мыла! – потирая пострадавший нос, прогнусавила я.

– То-то и оно! Погрей мне руки, пожалуйста.

Близнец просунул покрасневшие ладони между прутьями.

– Ты совсем дурак без обувки снеговика лепить? – возмущённо спросила я, имея в виду перчатки или варежки.

– Не-а, – парировал он. – Я ещё хуже.

– А Меф?

Я старалась одновременно растереть Кирилловы ледышки и высмотреть Мефодия, скатывающего средний шар.

– Брат – паинька-мальчик, – успокоил меня Кир.

– Слава богу, хоть один из вашей парочки не совсем ещё отмороженный.

– Я просто перчатки потерял, а нарушать ежегоднюю традицию из-за такой мелочи нельзя, независимо от всех поступивших возражений.

Оказалось, что лепить снеговика из первого настоящего липкого снега, было давнишней традицией близнецов. Они считали, что это приносит удачу. Так сказала их бабушка, когда повела своих двухлетних внуков «сотворять зимнее чудо» в первый раз. Правда, снег у них на родине выпадает ещё позже, чем у нас в Сибири этом году, и лежит совсем недолго. Слишком мягкий климат.

Узнав о потере перчаток, Мефодий хотел отложить снеговика на некоторое время, но переубедить Кирилла было невозможно. Не научился ещё Меф выигрывать в таких стычках, да и не научиться, по-моему, никогда.

Поняв бесполезность растирания, я попыталась согреть пальцы дыханием.

– Ооо, кажется я не вовремя, – весело сказал Максимильян, незаметно подкравшийся ко мне сзади.

Когда это он успел перелезть через ограду, и в каком именно месте?

– Ваша сладкая парочка так чудесно смотрится со стороны.

Съехидничав, Макс довольно захрустел морковкой, спёртой из ведра и протёртой снегом.

– Это на нос, кролик ты придурочный! – заорал Мефодий, бросая своё дело по вылеплению снеговиковой «талии».

Мимо моего уха просвистел снежок и попал в грудь «кролика». Тот поражённо застыл. Кирилл тоже вытаращил глаза:

– Меф, ты где на снайпера учился?

Кажется, сам «снайпер» тоже был в непреодолимом шоке. Ведь его «снаряд» пролетел около трёх метров и, благополучно миновав Кира, прутья решетки и мою голову, попал в цель. Будь вместо снежка, допустим, железный прут, он пронзил бы сердце Великолепного Максимильяна. Ой. Что это за кровожадная мысля прокралась в мою голову? Пожалуй, пора завязывать с чтением всякой «чернухи». Ведь я же просто ангел во плоти. Да?

Пацаны всё же перетащили меня через ограду, несмотря на отчаянное сопротивление. Так что снеговика мы долепливали всей кучей.

– Ну как? Красота? – гордо спросил Макс, окидывая взглядом наше «произведение искусства».

– Было бы красивее с целым носом, – проворчал Мефодий.

Когда мы отобрали у нашего новоявленного «кролика» морковку, от неё осталась едва ли половина.

– Кстати, где вы добыли в такое время года столь свежий овощной экземпляр? – поинтересовалась я.



Польяни Усова

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться