Растворимый кофе

Глава 25. Визит.

Великолепный Максимильян выглядел абсолютно несчастным.

– Что это с ним? – спросила я, пришедшая на ночёвку к пацанам. – Очередная баба бросила?

Кирилл посмотрел на безвольно растекшееся по кровати тело Макса и хмыкнул:

– У милорда великое горе, к нему госпожа мама скоро приезжают. 

– И что в этом плохого? Вроде бы с оценками всё в порядке, злостных нарушений дисциплины нет, прогулы в пределах допустимого.

Кир ещё раз глянул на Максову кровать и перевёл взгляд на меня:

– Просто эта кадра наврала маме про свою чудесную девушку, с которой давно встречается, а мама захотела с ней познакомиться. Конечно, про встречи с девушкой он не наврал, не сказал только об их количестве и качестве. Девушек и встреч. Теперь страдает от собственной лжи.

– Не вижу в этом проблемы.

Я подошла к «трупу» друга и похлопала его спине:

– Макс, ку-ку, скорая девушковая помощь пришла. Как по заказу.

Он оторвал голову от подушки и промямлил:

– Ты не подходишь.

– Чего?! – опешила я. – Почему это я не подхожу?

Кирилл заржал. Максим пояснил:

– Ты и представить не можешь в какой «восторг» придет моя мама, увидев рядом со своим обожаемым сыном неженственное, невежественное, вечно всех троллящее существо?

Кир, услышав такую характеристику, засмеялся ещё сильнее. Погрозив разошедшемуся близнецу кулаком, я снова обратила своё внимание на Макса:

– Ну, знаешь, внешний вид дело поправимое. И, неужели, ты уверен в том, что со взрослыми я общаюсь в той же манере, что и с некими остолопами, называемыми друзьями? Милорд, ты меня оскорбил. Давай колись, какие девушки твоей маме нравятся.

– Понятия не имею.

– Тогда маму свою опиши. Властная, невластная, хозяйственная, оптимистичная или нет, к тебе как относится?

– Мама как мама.

Порой некоторых мужчин легче придушить, чем выдавить из них какую-либо информацию.

Через час терзаний «несчастного» я всё же добилась своего.

– Вот увидишь – всё будет замечательно. Кстати, зачем про девушку наврал?

– Да не врал я, просто к слову пришлось, чтоб мама меньше волновалась.

Максим заметно оживился.

– А ты, правда, справишься?

Я кивнула. В голове уже созревала новая манера поведения. Ох уж этот Казанова доморощенный, наворотил делов. Ладно, и не такое изображали. Ещё посмотрим, кто из нас в итоге окажется «неженственным, невежественным, вечно всех троллящим существом».

***

В день «икс» Максимильян постригся. Близнецы, увидев оболваненного Макса, заржали и специально затрясли перед его носом рыжеватыми гривами.

– За что тебя так? – поинтересовалась я с излишне серьёзным видом.

Меня тоже разбирал смех. Ещё бы, ведь Макс лишился огромной доли своего великолепия. Теперь он не выглядел тем писаным красавчиком, каким предстал передо мной в день нашей встречи. Думаю, на ближайший месяц о бабах ему придётся забыть.

– Просто мама не оценила бы мою причёску и разразилась длинной нравоучительной тирадой. А злить её абсолютно неохота.

– Вот уж не подумали бы, что милорд боится мамочку, - ещё пуще заржали близнецы.

Я кинула в них сумочкой. Да-да, симпатичной женской торбочкой на ремешке, которые я просто ненавижу из-за их неудобности и быстрой изнашиваемости. То ли дело мой рюкзачонок или сумка через плечо на широком ремне, которая бьёт по бедру. И то и другое я ласково называла «животным», потому что периодически таскала в руке за лямки, словно кота за шкирку.

– Да ну вас, – надулся Макс и добавил. – И чтоб убрались вон из комнаты, когда я маму приведу, а то будете тут мелькать неадекватные.

– Ну, уж нет, – хмыкнул Кир, перекидывая сумочку обратно мне.

– Ни в коем случае, – поддержал его Меф, уворачиваясь от снова полетевшего «снаряда».

– Мы хотим увидеть ту женщину, которую боится наш дон Жуан.

Сумочка шмякнулась на пол и расстегнулась. По полу рассыпались всякие разные мелочи: помада, мелкие монетки, жвачка, зеркальце, презерватив. Увидев последнее, Туровы дружно ринулись поднимать. Поотбирали некоторое время друг у друга и с хитрющими улыбками уставились на меня.

– Это зачем?

– Безопасный секс превыше всего, – пожала я плечами, осторожно сползая на пол для сбора выпавших вещиц.

Юбка мешала свободному передвижению, хотелось плюнуть на всё и снова влезть в привычные джинсы. Но штаны создали бы совсем иной образ, поэтому приходилось терпеть.



Польяни Усова

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться