Растворимый кофе

Глава 28. Болезнь.

Простуда подкосила меня внезапно. Температура, кашель, сопли, слёзы. Весь букет сопутствующих симптомов приклеился намертво к моему полуживому организму. Первый день я провалялась в своей комнате под неодобрительные вздохи соседок, боящихся заразиться. На следующий день близнецы поцапались с девками и утащили меня в свою комнату, несмотря на сопротивление.

– Да ну этих обормоток рафинированных, с ними ни вздохнуть, ни пёрнуть, как говорится, – проворчал несдержанный на язык Кир.

– Здесь мы тебя быстрее на ноги поставим, – поддержал его Меф.

Ну, кто бы сомневался, что близнецы не бросят меня в такой ситуации, не смотря на шаткость наших отношений в последние дни.

– Лекарствами запоим, малиной закормим, – отозвался Великолепный Максимильян.

Кажется, своей болезнью я переполошила всё население «220» комнаты.

***

Меня морозило. Трясло до такой степени, что вскоре сверху свесилась растрепанная голова. Близнец подсветил телефоном и охнул:

– Мать моя, да твои кости стучат так, что в соседней комнате слышно.

Тихо слез с кровати и приложился губами ко лбу, определяя наличие температуры. Сунул градусник и пошёл ставить чайник. Я плотнее сжалась в комок под одеялом. Непонятно, кого именно из Туровых я разбудила, их голоса сливались спросонья, а света было недостаточно для точной идентификации. Через несколько минут мне пришлось сесть, чтобы взять кружку, из которой вкусно пахло малиной и мёдом.

– Спасибо, – пробормотала я сипло.

Близнец уставился на градусник, тщетно пытаясь определить его показания при неярком свете сотового.

– Не за что. Пей давай.

– Вы что там шумите? Полине плохо? – поинтересовались сверху.

– Спи, брат, без тебя управимся, а то ещё милордское величество разбудим, гнев его на себя навлечем. 

Сверху тихо засмеялись:

– Это да. Ладно, оставляю больную на твою заботу. Смотри – не перестарайся.

С питьём я покончила мгновенно, но почему-то ни капельки не согрелась.

– Двигайся, отмороженное существо, – хмыкнул близнец.

 По этому стандартному звуку я, наконец-то, определила Кирилла.

– Не боись, приставать не буду.

Вот теперь стало теплее. Кир был лучше любой печки. Я с облегчением провалилась в сон.

*** 

Проснулась с абсолютно ясной головой и уставилась в лицо спящего близнеца. Кажется, кто-то прогуливал пары, потому что, судя по всему, остальные койки пустовали. Кирилл, Кирилл, как тебе не стыдно, ведь и без этого напропускал так, что даже вдвоём не разгрести. Словно почувствовав мой взгляд, близнец проснулся. Я с удивлением узнала Мефодия.

– Доброе утро, – улыбнулся он.

– А как это? – недоумённо пробормотала я.

Меф заулыбался ещё шире:

– Брата я с утра выгнал на пары, потому что у него слишком много прогулов. А ты спала так крепко, что даже и не заметила рокировки. Чего-нибудь хочешь?

Я замотала головой и прижалась к Мефодию. В этот момент мне хотелось болеть и болеть, потому что с больного человека нет никакого спроса. Да и заботятся о тебе не в пример больше обычного. И беспокоиться ни о чём, кроме своего здоровья, не надо. Лишь бы только никто не заразился, а то ватаги больных пацанов я не выдержу. Ведь в болезни многие мужчины гораздо капризнее женщин.

*** 

Мефодий поставил кастрюлю на стол и поднял крышку. По комнате поплыл аромат варёной курятины. Меня затошнило от резкого запаха. Зато Кирилл заметно оживился: втянул носом воздух и провозгласил:

– Еда-а-а-а…

– Кыш, троглодит, – махнул в его сторону поварёшкой Меф. – Тебе лишь бы пожрать. Куриный бульон для больной. Говорят, что лучшее лекарство!

– А ещё говорят, что лучшее лекарство от всех болезней – секс! – злорадно парировал  Кир. – Будем проверять?

Я практически не вникала в их перепалку. В моём полном распоряжении был ноутбук близнецов с перекинутым на него со стационарного компьютера Интернетом. Лучшим лекарством для себя я давно уже считала поглощение манги, особенно эротической, желательно яойной.

– Так что? – голос старшего близнеца неожиданно вырвал меня из пучины с картинками.

– Чего «что»? – не поняла я.

– Лечиться сексом будем?

– Табуретку тащи, – проворчал Меф, наливая бульон в чашку.

– Подожди, я ответа жду, – и Кир снова уставился на меня.

Я похлопала его ладошкой по щеке и сладким голосом произнесла: 

– Не сегодня, дорогой, у меня голова болит.

Мефодий засмеялся и, оттолкнув брата, сунул мне в руки чашку с ложкой, успев по ходу отодвинуть ноутбук. Мой желудок заворчал. Кушать хотелось неимоверно. Кажется, я уже начала выздоравливать. И не столько от всех этих хвалёных народных средств, сколько от царящей вокруг весёлой атмосферы.



Польяни Усова

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться