Растворимый кофе

Дополнительные главы. Весёлые деньки. День первый.

Как они это сделали? Как?! Я была в шоке, шок был во мне, и мы оба были просто в ступоре. Даже часа не прошло с того момента, как близнецы проникли в дом, а уже успели очаровать мою маму. Нет, ну что за невозможные существа!

Мама с ногами влезла в кресло и очень внимательно слушала Туровых. А они и были рады стараться. Улыбки не сходили с их хитрых мордашек. Кир и Меф наперебой рассказывали о своём «трудном» детстве. После десяти минут подробного бреда, Кольбас ушёл чистить от пыли домашний компьютер в дальнюю комнату. Я же болталась на кухне, которая примыкала к залу и была отгорожена лишь гипсокартонной стенкой, поэтому слышала каждое слово и поминутный смех. И деваться мне было абсолютно некуда: в духовке зрел кексик, и оставлять его без присмотра было крайне неосмотрительно. Когда аромат стал невыносимым, явился Мефодий. Втянул носом воздух и благоговейно выдохнул. Я игнорировала близнеца. Младшенький жутко любил домашнюю выпечку, поэтому у меня не вызвало ни малейшего удивления его появление. Ожидаемо, сударь.

Неожиданно Меф прижался ко мне сзади и обхватил руками за талию. Я удивленно обернулась и встретилась взглядом с зелеными глазами. Близнец наклонился к самому моему уху и прошептал:

– Так бы и сожрал.

– Меня или кекс? – уточняюще спросила я.

– И кекс тоже, – засмеялся Мефодий.

Я чмокнула младшенького в щеку и попыталась выпутаться из рук. Но не тут-то было. Мне удалось лишь развернуться к близнецу лицом, чем тот не преминул воспользоваться и полез целоваться.

– Хей, там мама за стенкой, – засопротивлялась я, уклоняясь от надвигающегося лица.

– Кир её отвлекает, – прошептал Меф, продолжая наступать.

Я шагнула назад и уперлась поясницей в столешницу. Ну ладно, значит, будем зубы заговаривать.

– Соскучился?

– Очень.

– Тринадцать дней всего прошло, – посчитала я, снова уклоняясь.

– Целая вечность, – уточнил Мефодий, не оставляя попыток поцеловать меня в губы.

Дразнить близнеца было забавно. И вот когда я перестала сопротивляться, а Меф уже практически прикоснулся своими губами к моим, на кухне неожиданно появился Кир. Он нагло улыбнулся и произнес:

– Воркуете, голубки?

– А как же тетя Ира? – удивился Меф.

– А мама Поли ушла посмотреть, где там Каринка потерялась и не ушла ли в какие степи с горки. А вы тут так увлеклись, что ничего и не слышали.

Кирилл ехидно заулыбался. У меня зачесались кулаки от желания врезать старшенькому по роже. Младшенький вдруг втянул носом воздух и грустно выдал:

– Подгорает моя прелесть.

Я оттолкнула близнеца и ломанулась к духовке, из которой действительно одуряюще пахло кексом. Открыла дверцу и вздохнула с облегчением: все в порядке и даже ещё пару минут допекаться будет. Уже в следующую секунду замахала на Туровых посудным полотенцем, которое использовала в качестве прихватки.

– Чего толпитесь, остолопы? И без вас места мало. Кыш-кыш, несчастные!

Близнецы засмеялись и выпульнули из кухоньки.

***

На ночевку мы укладывались, как могли. Конечно же, речи о том, что бы занять огромную родительскую кровать и устроится в их спальне, и не шло. Хотя мама старательно пыталась именно это и сделать. В конце концов, я не выдержала:

– Мам, прекрати, пожалуйста. Эти два идиота приперлись без спросу и предупреждения, а ты хочешь устроить их по-царски. Обойдутся!

Идиоты лишь виновато улыбались.

– Дядь Валер, ну скажи ты ей, что негоже супружеской спальней распоряжаться, тем более, тебя не спросив!

Отчим захохотал и проронил:

– Разбирайтесь сами. У меня к мальчишкам другое дело: машину в гараж поедем ставить или пускай замерзает?

Морозы у нас в это время стояли довольно-таки сильные. Сибирь, чтоб её. Кирилл тут же встрепенулся:

– Блин, тачка!

И они ушли, оставив меня, маму и Мефодия. Каринка к этому времени уже спала на софе в проходной комнате. В общем-то, с тех пор, как я приехала на каникулы и заняла её диван-чебурашку, она там и ночевала. Нам с Кольбасом мама стелила именно на этой раскладной «чебурашке». А мы и не были против. Вмещаемся и хорошо, тем более можно поболтать как в старые добрые времена и даже немного побеситься. Но сегодня гостей стало больше, и в трехкомнатной квартирке, когда-то переделанной из двухкомнатной путем переселения кухни в коридор и перенесения входной двери в другое место, стало совсем тесно. Колян ушел ночевать к какому-то корешу, избавив всех от проблемы размещения своего двухметрового тела на лежачее место.

В конце концов, близняшки были уложены на «чебурашку», а я на подушки от старого дивана, которые по такому случаю были вытащены из глубин шкафа, обитавшего на веранде и хранящего в своих недрах кучу ненужного на первый взгляд хлама.

– Туровы, сволочи вы, – пробормотала я, заворачиваясь в одеяло.

– Чем ты опять недовольна? – отозвался Кирилл.

Мефодий уже сладко посапывал, прижавшись к брату. Со стороны это выглядело так умилительно, что хотелось любоваться.



Польяни Усова

Отредактировано: 07.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться