Равенна. Волк во тьме

Размер шрифта: - +

Пролог

Как выжить среди трупов? И можно ли при таких обстоятельствах считать живым себя? Когда вокруг лишь пустота и смерть, ты пытаешься выбраться, но понимаешь, что выхода нет . Вокруг тебя не стены – решетки. Нет друзей или союзников. Есть лишь ты и холод, от которого мне так и не удалось избавиться. А еще соленая вода, стекающая с моего лица. Приговоренные, такие же как и я, называют ее слезами. Но я перестала им верить. Они сделают все, чтобы выбраться. Глупые! Их не отпустят. Никого из них. Я знаю, ведь нахожусь тут дольше всех. И поняла это только потому, что из знакомых лиц здесь никого не осталось. Лишь зачарованные клетки и монстры в красных балахонах. Они приходят за нами и забирают из заточения для опытов. Я стала у них частым гостем, ведь монстры не могут вывести сыворотку для моего убийства. В моей крови противоядие и они изучают его. Значит не убьют, все просто.

Когда мне было лет пять, я не понимала, зачем мучить других людей, причинять им боль и заставлять страдать. Понимание пришло внезапно и сильно ударило по мне. Слыша крики и смех, я осознала, что это приносит им удовольствие. Почти такое же, как мне нравятся слушать сказки от заключенных женщин и их песни.

На тот момент я еще пыталась общаться, а сейчас не могу. Я долгое время искала информацию, чтобы хоть как-то осознавать происходящее и попытаться выбраться. Но это уже не важно, как и все остальное.

Скрип двери и высокий балахонщик заходит внутрь, за мной. Заставляет выпить что-то вроде снотворного, но я не засыпаю. Он надевает наручники из лазурита и тащит к выходу. Лабиринты коридора преодолеваем за мгновение. Входим в знакомое и пропитанное болью помещение. Меня буквально кидают на бурый, покрытый кровью камень. Пристегивают ремнями, чтобы не могла пошевелиться. Будет больно. На этом связные мысли заканчиваются.

Так проходило мое детство, проходит и юность. Ничего не меняется, разве только опыты. Сейчас они выводят новый яд. Вообще цель экспериментов – это создание таких веществ, которые могли бы убить любое создание. Ведьму, оборотня, нимфу, хранителя. Всех, без исключения. У них что-то получилось, сработало на двадцати заключенных разных видов. Исключение – я, вот они и забирают меня каждый день, а я, если честно, не знаю сколько еще продержусь.

Когда это становится настолько невыносимым, начинаю напевать мелодию из своей головы. Не помню, где я слышала ее, но она запала в остатки моей души. Я долго смотрю темноту коридора, и радуюсь, когда вижу отголоски света. На краткие мгновения во мне вспыхивает надежда, чтобы с приходом темноты вновь погаснуть. Зачем мне говорить об этих вещах? Они составляют важную часть моей жизни. Благодаря детской песенке и недолгих всполохов света я все еще в своем уме и знаю, что я буду бороться до конца.

Я не могу рассказать всего, что происходило и происходит сейчас. Сомневаюсь, что мне хватит слов, чтобы описать мир, окружающий меня и так часто причиняющий боль. Признаться, я многого не понимаю, да и не хочу если честно. Усталость накатывает волнами и подчиняет себе. Темнота кажется такой привлекательной и манящей, что я иду за ней, не раздумывая.

Вокруг все меняется и вспыхивает тысячами огоньков. Они не обращают на меня внимания, летят своей дорогой, при этом двигаясь в каком-то своем только им понятном танце. До меня доносятся звуки воды и пение удивительных птиц. Я улыбаюсь солнцу и подставляю под его заботливые игривые лучи лицо. За года, проведенные взаперти, я уже успела забыть, как это чувствовать себя в безопасности. Я знала, что сама природа при необходимости встанет на мою защиту, закрывая собой. А где-то среди кронов деревьев прячутся дорогие мне люди. Но когда сделала шаг, чтобы приблизится к ним, все скрылось за слоем тумана, а я очнулась.

Вам, наверное, знакомо то чувство, когда после прекрасного сна вы ожидаете увидеть столь же светлое настоящее, но всегда ли ожидание совпадает с действительностью? Что вы почувствуете тогда? Тоску? Печаль? Лично для меня это стало чувство одиночества. Оно разъедает и наполняет внутренности, оседает где-то внутри и при малейшем неосторожном движении доставляет острую боль в сердце. Хочется кричать, чтобы тебя услышали, поняли и обняли, сказали, что я всегда буду нужна. Слезы так и остаются невыплаканными, хотя, наверное, стало бы легче. Смотрю по сторонам и понимаю, что не могу больше видеть людей в клетках, которые потеряли себя, слышать скрип открывающейся двери или лица смеющихся охранников. Я сбегу, должна. Что-то тянет меня вон отсюда, обещает помочь выбраться. И я верю, хоть и тяжело, всей душой верю, что найду спасение. Я или умру или сумею найти выход отсюда. И то и другое даст мне свободу, и я согласна на все условия.

Сижу в углу проклятой клетки, прижавшись спиной к холодному металлу прутьев, ища у них ни то защиты, ни то понимания. Много тысяч раз прокручиваю все возможные продолжения событий, пытаюсь вспомнить все посты, охраняемые балахонами, воспроизвести в памяти все проходы и потайные двери, которые могут вести на свободу. Понимаю, что даже всех моих знаний не хватает, и я не успею спастись до того, как меня схватят. Меня не убьют после этого, но мое и без того сложное существование станет еще хуже.

Мне не дает вновь уйти в себя кулон, что держу в руках, он успокаивает и дает надежду, которая нужна сейчас, как глоток воды. Он был со мной всю жизнь. На мое счастье, его никто не может увидеть, пока я этого не захочу. Это вроде защитной магии, но на крови. Он оберегает меня, помогает заживлять многочисленные раны, получаемые с регулярностью от тех убийц, что держат в этих стенах. Железка стала самым дорогим в моей жизни, тем, что я никому и никогда не смогу отдать.

Сомнения, терзавшие мою душу, постепенно уступают место холодной решимости, во что бы то ни стало покинуть это бездушную крепость, полную трупов и любым способом стать счастливой. Осталось лишь додумать детали.

***

Улыбаюсь, ведь только здесь, на солнечной поляне, чувствую себя по-настоящему живой. Я бегу по зеленой траве и раскидываю руки в разные стороны, с моих губ срывается звонкий смех, который наполняет всю меня. Деревья странно шатаются, наклоняясь, словно передавая тайное сообщение друг другу. Ветер сгущается, начинает образовывать издающую страшный звук воронку. Испуганно отшатываюсь, но наступаю на камень и, не сумев среагировать, заваливаюсь на землю, подставляя ладони, чтобы смягчить падение. Во все глаза смотрю, как из воздуха появляется переливающийся всеми цветами радуги экран. Я уже не могу отвести взгляд, только замечаю внутри воронки непонятные знаки. Дальше голова взрывается от полученных знаний. Она пытается вместить их все, рассортировать, но не успевает. Информация вливается потоком, ломая, подстраивая под себя. И лишь, когда последняя крупица была впитана мной, я смогла проснуться.



Равенна

Отредактировано: 08.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться