Равенна. Волк во тьме

Размер шрифта: - +

Глава 5

Я медленно возвращалась из небытия. Веки не хотели подниматься и снова начинать свою работу, наливаясь тяжестью. Тело ломило и подергивало от боли, причиняемой экстренным сращиванием порванных тканей и сломанных костей. Организм отчаянно пытался восстановиться и вернуться к прежнему состоянию, до столкновения с существом, ранее ему неведомым. Все эти действия происходили по указке кулона, изо всех сил вливающего в меня энергию, и только сейчас понимаю, что магии во мне совсем нет. Резко распахиваю глаза и пытаюсь сесть, рука болтается и отказывается подчиняться нерадивой хозяйке, а живот становится эпицентром неприятных ощущений, занимая все мое внимания. Из-под повязки продолжала идти кровь, правда, судя по всему, уже не так сильно, как прежде.

- Прошу Вас, вернитесь на место, - перевожу затуманенный взгляд на старичка в желтом халате, он рассерженно хмурил брови, причмокивая и качая головой. Он стоял рядом со столом, что находился в трех шагах от кровати, на которой собственно разлеглась я, и мешал какую-то вязкую жидкость темно-бурого цвета. Казалось, что если добавить в эту смесь пару ингредиентов, то у нее появятся ноги и она с криками: «свершилось!» сбежит от этого чудо-врачевателя. – Мое имя Солон, я придворный лекарь, надеюсь на наше сотрудничество для общего блага.

Интересно, что ему пообещали за возвращение меня к дееспособному состоянию? Он служит только стае, в которую я не вхожу, мужчина не оборотень, значит, приказать ему альфа не может, а из этого следует, что ему что-то пообещали взамен. Даже если не вдаваться в анализ сложившейся ситуации, и так понятно, что помощь этого чудотворца обусловлена не его добрым расположением к людям, по его выражению лица можно подумать с точностью до наоборот. Не хотелось бы встретиться с ним в темном переулке, и быть препарированной скальпелем в качестве эксперимента. Его нескрываемое неприятие ко всем вокруг и ко мне в частности, заставляло остерегаться такого помощника. Пусть делает, что хочет, но его к себе я даже не подпущу, и тем более не стану пить эту жижу, гордо названную лечебным отваром, так настойчиво предлагаемую мне сейчас. На протянутую руку рассержено фыркаю и отворачиваю голову в сторону, показывая, что разговор закончен, но упрямец не стал сдаваться, продолжая читать нотации и рассказывать про необходимость этого снадобья для моего выздоровления. Я, с честью впитав всю новую информацию, еще раз все взвесила, проанализировала и пришла к выводу, что быть подопытным кроликом отказываюсь. Наши препирания длились полтора часа, но к результату не привели. Махнув на меня рукой, скрылся за дверью, продолжая что-то бубнить про невоспитанных грубиянок и отсутствие совести у каких-то неведомых мне личностях. Пытаюсь удобнее лечь и поспать, но меня не отпускала мысль, что способности спустя столько времени так и не восстановились.

***

Гуляю по рынку и выбираю украшение для свадьбы Маши, что должна состояться через пару месяцев, когда понимаю, что за мной следят. Откладываю приглянувшееся мне колье, надеваю капюшон на голову и пытаюсь слиться с толпой. Но люди словно сошли с ума и начали падать предо мной на колени, так что спустя пару мгновений вычислить мое местоположение не смог бы только слепой, а Они отнюдь такими не были. Пятеро охотников или ловцов, как и называют в ковене, вышли из тени, попутно кидая в меня сдерживающие нити, блокирующие любую магию.
 

Они бы не смогли бы на меня подействовать, если бы в их состав не входил лазурит, на который у меня аллергия, лишающая всех способностей к колдовству. Впервые эту аномалию заметили балахонщики, сразу по моему прибытию к ним в ад. Позже они начали активно использовать этот минерал, чтобы сдерживать меня.

Успеваю отбить четыре плетения, пятое задевает плечо, обжигая и заставляя завалиться вбок. Ставлю щит, но осознаю, что хватит его ненадолго, мне нужно лишь выиграть время, которого так не хватает, и за которое я собираюсь сражаться до конца. Первый выпад защита спокойно отображает, оставаясь целой и невредимой. Та же ситуация повторилась и в остальные четыре удара, однако удача закончилась, когда они начали накидываться на тонкую воздушную пленку все вместе. Пара ударов образовала размашистую трещину, идущую вдоль всей поверхности щита, обещая вот-вот пасть под натиском убийц. Через пару минут он рухнул сломанными обломками на землю, что в свою очередь щедро приняла дар, и выстроила валун между мной и охотниками. Каменную глыбу змеей оплетал угрожающий огонь, испускающий свирепое сияние и предупреждающе скалясь, его сильно задело нападение на своего хозяина. Подаренное Деем кольцо, пылало, оповещая, что осталось ждать недолго, но вдруг защита падает, оставляя меня один на один с магами, уносящими тысячи жизней себе подобных. На затворках угасающего сознания слышу тоскливый вой.

***

Просыпаюсь, и пытаюсь понять, где я нахожусь. Отмечаю про себя все тот же старенький потрепанный временем и обстоятельствами котел, кровать с балдахином, закрывающим обзор, черную дверь, и комод, покрытый разными символами и непонятными даже мне иероглифами. Анализирую то, что увидела, ведь уже прекрасно понимала, что это был непросто сон, а видение, что станет действительностью, если все не изменить. Значит, я все-таки была права и с магией внутри меня что-то не так. По крайней мере, я пришла только к этому логическому завершению мозгового штурма.

Долго капаться в себе мне не дали, бесцеремонно нарушая тишину комнаты. В дверном проеме появилась недовольная морда заспанного мыша. Я тут же вскакиваю, пытаясь сграбастать его на руки, но он, изловчившись, смог уйти от объятий. Обиженно смотрю на предателя, но тот, видимо, не чувствовал никаких угрызений совести. Он все так же возмущенно пялился на меня, чтобы разразиться гневной тирадой.

- Скажи мне, ты что какой-то рекорд побить пытаешься по попаданию в неприятности за месяц? Ну так предупреждай! Я тоже, знаешь ли, не из железа сделанный. Хотя, я хотел бы увидеть металлическую мышь, эх, - я искренне надеялась, что про меня забыли, но моим надеждам, впрочем, как и их предшественникам, не удалось сбыться. Я честно не виновата, что проблемам удается находить меня даже дома, а Ару приходится меня вытаскивать, наставник как-никак. И друг, хоть сам он в этом признаваться отказывается, заявляя, что с таким товарищем не доживет до законной пенсии. Когда я пыталась сказать, что у мышей нет такого понятия, чуть не откусил палец. Тем временем я, кажется, пропустила всю тщательно заготовленную речь. Но, думаю, ему не составит труда повторить все еще раз, причем он сделает это явно с садистским удовольствием и без моей просьбы. Покормить его что ли, а то злой какой-то.



Равенна

Отредактировано: 08.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться