Равновесие

Размер шрифта: - +

Глава 39

— Весело, — ухмыльнулась чародейка, выпрямившись.
Она как раз закончила красить чёрной краской пропасть в красных прожилках в гостиной своего дома.
Её рисунок получился таким реалистичным, что любой, кто собирался войти в комнату, должен был в ужасе отклониться назад.
Эвелина хихикнула, представив это.
— Развлекаешься?
Девушка обернулась к приёмной матери, которая с какой-то странной улыбкой наблюдала за ней.
Моргана как всегда выглядела великолепно.
На этот раз колдунья остановила свой выбор на длинном жемчужном платье со скромным вырезом спереди, но полностью открытой спиной.
Завершали образ серебряный шпильки и высокая причёска, из которой выбивалась пара тёмных локонов.
Насколько знала Эвелина, её мать с трудом переносила джинсы, предпочитая в одежде прежде всего красоту.
И она же потерпела фиаско, пытаясь привить свой безупречный вкус приёмной дочери, которая щеголяла в джинсах, коричневых балетках и сиреневом топе с прозрачными рукавами. Волосы девушки были выкрашены в фиолетовый, и собраны в небрежный пучок.
— Как умею, — ответила Эвелина на вопрос Морганы, и убрала баллончик с краской на журнальный столик, что стоял у чёрного дивана.
— У меня для тебя хорошая новость, — вдруг объявила женщина.
Чародейка внешне не дрогнула, но внутри напряглась.
Обычно такие новости не сулили ей ничего хорошего.
— Я нашла для тебя жениха, — не стала тянуть с рассказом Моргана. — Вы с ним составите прекрасную пару.
— Я так не думаю, — прямо высказалась Эвелина, которой не пришлось по душе предложение о замужестве. — Во-первых мне рано замуж, а во-вторых, не тот характер.
— Он тебе точно понравится.
— «Когда мать говорит таким тоном, но лучше ей подыграть, а потом попытаться всё свести в свою пользу, » — подумала Эва.
— Ну и кто этот несчастный? — утрировала девушка, скрестив руки.
— Я, — будто ожидая этого вопроса, из чёрного пламени в гостиной материализовался самый могущественный маг, бывшая надежда света, новый король — Вайет Холливелл.
Он выглядел точно также, как и при их первой встрече, только от пламени чародейки не осталось и следа.
— Ни за что! — закричала девушка и упала с низкой каменной кровати, благо падать было недалеко.
Эвелина-Джессика потёрла ушибленный левый бок.
— Тьфу, тьфу, тьфу! — выдохнула она. — Как хорошо, что это не реально, а всего лишь сон, который не сбудется!
Виктор, что спал на соседней кровати на животе и в одежде, не проснулся.
На самом деле, учитывая, сколько ему пришлось потратить магической энергии, Джессика не удивилась, что он так быстро отрубился.

<i>Она помнила, что когда их позвали к столу, то некоторые из гномов уступили свои места поблизости от короля Сингура.
Им быстро положили на тарелки самых разных деликатесов: от красной жареной рыбы, до запечённой картошки, залитой щедро маслом. В кубках плескалось вино, но молодые люди к нему не притронулись.
Пора девушка занималась пробой, ближайший к Тори гном в зелёном кафтане и с белой бородой разговорил парня.
Его сосед подсуетился и сунул ведьмаку в руки подобие гитары, только цвета слоновой кости и с девятью струнами.
Виктор моргнул, но не отказался исполнить собственную песню.
— Я хочу посвятить эту музыку всем павшим в бою, всем, кому предстоит трудный путь и тем, кого ждут…
Виктор, не глядя, начал перебирать пальцами струны, рождая из души строчки:

— Когда рушатся все надежды, мечты,
Легко рвутся мосты.
Когда падают наши города, они уходят во мрак,
Оседает седой пепел на пустынных камнях…
И остаётся лишь имя
Твоё на устах…

Он будто видел эти высокие башни городов, которые уничтожил под собой огонь и вода, как он рухнули.
Как Бездна поглотила всё: от домов до людей… не оставив даже деревьев и свободного неба.
И только робкая надежда всё изменить, но какой ценой у него она выйдет?..

— И мне кажется, что ничего нет,
Но прольётся живительный свет
И повернётся время вспять,
Всё в наших руках опять,
Опять….

Мелодия получилась такой печальной, трогательной и в чём-то уверенной, как и голос парня, что некоторые из гномов вытерлись об скатерть, а другие просто молча чокнулись и выпили.
Кто-то взгрустнул, а кто-то задумался.
Джессика за столом взяла парня за руку.
— «Он снова размышляет о своей задаче, » — уловила она его мысли.
Он передал гитару обратно.
— Да, ведьмак… — начал Сингур.
— Виктор, то есть Тори, — подсказала чародейка.
— Виктор, ты сумел тронуть сердце старого вояки. Доказать доблестью, что достоин союза с королевством великих воинов и мастеров — гномов. Что магия твоя велика. Мы присоединимся к тебе против демонов!
Оставшиеся гномы издали одобрительный гул в ответ.
Тори, а за ним и Джессика, поклонились.
Сам король завёл неторопливую беседу с молодыми людьми, в ходе которой выяснилось, что чародейка случайно активировала ловушки, и ей с ведьмаком очень повезло, что король в таких вещах разбирается.
Дальше кто-то из гномов завёл разговор про то, что придётся починить стены.
В Тори взыграло чувство справедливости и желание помочь, что он применил свою силу, да так, что от разрушений не осталось и следа, чем потряс народ гномов.
Только одну стену он не сумел починить, так как потерял сознание от истощения, чем напугал девушку.
Но одна из стражниц, та самая жена Вильяма, заверила, что ведьмак просто израсходовал все силы.
Она же помогла Джессике дотащить его, вместе с другим гномом.
Чародейке вместе с ведьмаком выделили ближайшие покои из камня: в них было две кровати и камин, в котором приглушённо горело пламя.</i>



Лина Колдовская

Отредактировано: 03.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться