Разбили насчастье

Размер шрифта: - +

Разбили насчастье

Работница банка быстрой походкой шла по вечернему Киеву. Ей нравился Бульвар Шевченка. Работа в центре Киева 31 декабря вымотала. Одно держало в спектре положительных эмоций  – она, наконец, накопила на свой новогодний подарок – хрустальная люстра из выставочного центра. Этот светильник тревожил её ум уже давно, Анна желала его повесить у себя в однокомнатной квартире на Лесном масиве.

Город погружался в праздничное настроение, даже БОМЖи, любители поспать на лавочках бульвара в ворохе газет, сейчас что-то разливали и выпивали, желая друг другу счастья и благополучия. Эти их возгласы невольно улыбнули лицо прохожей.

Анька в возрасте тридцати много чего видела, с многими встречалась, но, той единственной любви так и не нашла. Родители несколько лет назад умерли. Анечка была красива, друзья и подруги имелись. Но, в таком возрасте все подруги вышли замуж, родили детишек, а приглашать красавицу не хотели, боялись, что на Аньку их мужья будут посматривать. Вот так Красавица и веселушка шла встречать Новый год в полном одиночестве, со слезами на глазах.

- Зато у меня теперь будет шикарная люстра! – успокоила себя. – Надо поторопиться! – приказала, прибавила шаг.

Спустя всего каких-то тридцать минут счастливица отогревалась в вагоне метро, крепко сжимая упаковку долгожданно покупки.

«Моя мечта сбылась!» - радостно повторяла она про себя.

В метро ездит достаточно представителей мужского пола, но их мужчинами с большой буквы тяжело назвать. Одни сидели, широко расставив ноги, ведь их «шарики» важнее, плевать хотели на то, что периодически по радио просилось уступать места женщинам и людям преклонного возраста; другие одеты как-то странно, походили на парней с другой ориентацией, с такими парнями пришлось бы делить зеркало в доме; третьи вели себя, как неотёсанные чурбаны, грязно выражались, почёсывались – одно из двух, либо не моются, либо подцепили что-то и теперь бедные не могут успокоиться; редко встречались приятные личности, с одним недостатком – кольцо на пальце, а это был очень весомый недостаток. На чужом горе своё счастье не построишь.

«Как бы я хотела найти того единственного!» - протяжно выдохнула, слёзы предательски повисли в уголках глаз. Аня их смахнула кулачком, подумала с позитивом:

- Ничего, на моей улице тоже перевернётся КАМАЗ с пряниками! – немного усмехнулась мыслям. – А как я повешу свою люстру?

Теперь её мысли занимал этот вопрос. Метро сообщило, что пора освободить вагоны – конечная. Девочка вся погруженная в свои идеи шла по пустынному переходу к остановке 37 троллейбуса.

 «Не хочу я ехать в духоте транспорта среди неотёсанного мужичья, счастливых женатиков и красавчиков! А пройдусь ка я у леса, тем более, меня никто не ждёт. Почему не прогуляться, радуясь, что я, наконец, купила свою люстру?»

Улица Маршала Жукова уводила Аню с коробкой в руках от оживлённой станции метро Лисовая вглубь Лесного массива. Слева выстроились совдеповские хрущевки пятиэтажки и чешки из 9 этажей, а справа пожарная станция моргала огоньками в окнах, а за ней начинался густой хвойный лес. Ходят слухи, что в глубине, где-то за небольшим холмом, люди без определённого места жительства строят землянки и там живут, только такие жилища Анютка ни разу не видела, хоть и любила гулять с бывшими одноклассницами по лесу.

Морозный воздух, скрипучий снег прибавили сил, улыбка вновь расцвела на лице. Узкая тропинка на окраине хвойного леса, среди вековых стройных сосен, петляла недалеко от проезжей части. Здесь и воздух чище, и не встречаются уроды, любители вечерних знакомств. Анна знала: скоро в правый бок улицы Жукова врежется проспект Лесной, потому свернула с тропинки, решила выйти к трассе. В своих родных местах она знала все уголки, потому не смотрела под ноги, а зря.

Что-то запуталось в ногах, связало ноги, нарушило её равновесие, потому Анечка повалилась вперёд, лицом в сугроб.

- Твою ж маму! – смакуя каждое слово, выговорила она. – Хорошо, что не в жёлтый снег! – порадовалась.

Быстро проверила: цела ли люстра. Только, когда поняла, что с ней всё в порядке, стала интересоваться причиной падения. Теперь ужас накатил своим катком на бедную даму. Оказалось, она зацепилась за пальто какого-то человека. От него пахло  спиртом, кровью и грязным телом.

Невольно поморщилась. Толкнула ногой тёмный силуэт.

- Эй! – повторила движение. – Эй! Вы кто? Что с вами?

Куча грязного тряпья пошевелилась и застонала. Голос был молодым, не пропитым.

- Да что с вами? – уже потрясла руками кучу тряпья, пытаясь определить, где лицо.

Наконец обнаружила голову лежащего - бедолагу избили. Набрала номер скорой помощи, но ей ответили, что все машины на выезде, а ради БОМЖа карету посылать не станут.

- Бог знает, что происходит с этой страной! – ругалась в тишину леса. – Мистер, вставайте, а то замёрзните! – кричала на ухо бездомному.

Он что-то мычал, но всё же смог сесть. Притронулся к своей голове, нащупал рану на затылке и вроде как застонал, потом вытер руку о снег. Схватил горсть, слепил снежок, приложил к разбитой губе.

- Помогите... – хрипло попросил.

- Ты люстру сможешь повесить? – спросила Анна, сама не понимала зачем.

- Угу! – ответил,  - Я попробую! – отстранил снежок от губы. – А если у меня не получится?

- Ну, что ж... – помогла ему встать. – Скорая всё равно не приедет, а бросить тебя так я не могу. Пошли. – немного перевела дух. – Если не сможешь повесить, значит, поможешь убрать дом и помоешь посуду. Договорились? – спросила, почему-то рядом с этим БОМЖом ей было спокойно,  как-то уютно и по-домашнему.

Соседки-сплетницы никак не могли распрощаться, стояли у подъезда. Теперь рассматривали, как  Анечка тащит у себя на плечах вонючего мужика, а в руке прёт картонку.



Тамара Красовская

Отредактировано: 23.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться