Разбуди меня

Размер шрифта: - +

Мой призрак

Мой призрак, куда ты ушел? Я не могу найти тебя в теле, спящем рядом со мной.

 

Halsey — Ghost



      Сталкиваясь лицом к лицу со смертельной опасностью, первое желание человека — бежать. Инстинкты охотника настолько развиты, что их первое действие — нападение. В моем же случае — ступор.

— Луна! — кричит кто-то, — Луна, очнись, чёрт подери! Открой глаза!

      Маркус стоял на коленях возле меня и тряс, а я болталась, как желе на дне благодарения. Итан любит желе. Где же ты, Итан? Я открываю глаза, густой дым наполняет комнату, жар бьет по коже. А я в самом эпицентре бушующего пожара, моё плечо прострелено и болтается на честном слове. И самое интересное — я ничего не помню.

— Луна, очнись же ты, наконец! — он снова встряхивает меня, и я подскакиваю, — Пора убираться отсюда.

      Парень подхватывает меня, и мы бежим к выходу. Я ничего не понимаю, просто слепо бегу к огромной дыре на улицу, главное, подальше от огня.

      Когда мы выскакиваем на свежий воздух, я хочу остановиться, но Маркус тянет меня дальше, и мы оказываемся возле машины, он заталкивает меня на заднее сидение, а сам запрыгивает за руль, жмет по газам, и мы со свистом срываемся с места. Адреналин долбит по ушам, но чем дальше от того здания, тем проще дышать и спокойнее на душе.

      Боль в плече вдруг стала реальной, когда я попыталась перелезть на переднее сиденье.

— Болит? — спросил Маркус, кивнув на дыру в моем плече.

— Естественно, — фыркнула я, — Что произошло? Я ничего не помню.

— Это неудивительно, тебя так отшвырнуло, что я, вообще, удивлен, как ты еще дышишь.

— Как мило.

— Что там произошло?

— Ты расколола землю, тем самым обрушив склад, где по твоему мнению были приспешники ведьмы, ну и напоследок, чуть не убила моего брата, — невозмутимо сказал парень.

— Что? — подпрыгнула я и ударилась о крышу. — Я дралась с Итаном? Но почему?

— Это больше не Итан, Луна, — его лицо изменилось, словно посерело и постарело в доли секунды. Мы свернули на оживленную трассу, направляясь к нему домой, — Его больше нет.

— Не говори так, — прошептала я, подавляя рыдания, — Она задушила его сознание, но не уничтожила окончательно. Я бы это поняла, сам знаешь.

      Он знал об этом, но не хотел признавать. Вероятность того, что мы сможем его вернуть, близка к нулю, но шанс есть. Он всегда есть.

— Я устала, — голова закружилась, плечо совсем онемело, я опустила глаза и поняла, что утопаю в собственной крови, — Маркус, — прохрипела я, но он не услышал, а в глазах темнело все сильней — Маркус, я теряю сознание. Сколько крови, почему так много крови?

      Последнее, что я увидела, были напуганные глаза Маркуса, а затем я вернулась туда, откуда только что сбежала, сломя голову.
 

***



      Наполненный нечистью склад, и нас только двое. Трое. Я вижу знакомую фигуру, такой родной силуэт. Итан поворачивается ко мне, его глаза темны и бездушны, они пусты. Он не узнает меня, и я теряюсь. Путаюсь. Погибаю.

       Он хмурит брови, узнает цель — меня. Поднимает пистолет, настоящий Итан не признает пистолеты. Уже тогда я понимаю, что это не он. Но отказываюсь верить окончательно.

      Я верну его. Я достаю свой пистолет, я люблю их, направляю на него, не хочу этого, но он вынуждает меня защищаться. Мы приближаемся друг к другу, я не перестаю надеяться, что он вспомнит меня, но чем мы ближе, тем суровей его лицо, тверже рука сжимающая оружие. Дула пистолетов соприкасаются, но он не стреляет, и я не знаю почему.

— Брось оружие! — кричит он.

— Вспомни меня, — шепчу я, подавляя рыдания.

— Брось оружие, — повторяет он, — Иначе я убью тебя.

— Ты не должен, — говорю я и опускаю пистолет, — Это не ты, Итан, вернись ко мне.

      Я кладу оружие у своих ног и пинаю в сторону. Он хмурит брови, и я не понимаю, он борется или не понимает, о чем я.

— Ты моя цель, — говорит он грубо, а я хватаюсь за слово «моя».

      Приближаюсь к нему, и пистолет упирается в сердце.

— Я твоя, Итан. Только твоя. Мы любим друг друга, — я должна попытаться достучатся до него. Иначе я — труп.

— Я не знаю тебя, не люблю, ты никто для меня, — бездушно бросает он, — Ты ничто.

      Предохранитель щелкает, и я реагирую мгновенно, хватаю запястье выворачиваю в другую сторону, мышцы на его руке напрягаются, и раздается выстрел. Он отвлекается, поворот, и удар локтем ему в бок. Он тяжело выдыхает, еще секунда, и мой кулак ударяет его прекрасное лицо. Он трясет головой, и через долю секунды я сама отлетаю к стене, его удары в сотни раз сильнее моих.

      Я падаю на бок и перекатываюсь за пистолетом, который сама и оставила. Стреляю, но он уворачивается и выбивает пистолет из моих рук, наваливается на меня и бьет по челюсти.

      Я в ловушке, самой любимой моей ловушке. Я смотрю на него, его взгляд враждебен. «Шансов нет» — говорит тонкий голосок в моей голове. Нет есть, протестую.

      Итан снова замахивается, но я успеваю увернуться, хватаю его за горло и пытаюсь встать. С трудом, но я как-то выскальзываю из-под него. Он хватает меня за волосы, грязный прием, и прижимает к себе. Холод — это всё, что я чувствую, прикоснувшись к нему.

      Пытаюсь повернуться к нему лицом, но он сам разворачивает меня и толкает к стене, он душит меня. Я смотрю ему за спину и вижу Маркуса, он сражается один против дюжины монстров. И я не могу помочь ему, а он — мне.

      Его хватка слабеет. Вот тот момент, подаюсь вперед и целую его, пальцы снова сжимают горло, но спустя мгновение Итан убирает руку, и я не понимаю почему, но он отвечает на поцелуй. Это были самые лучшие семь секунд моей жизни после его исчезновения. Он нежно берет моё лицо в свои ладони и отстраняется. В его глазах, снова появляются живые огоньки. Теплеют. Любят.

— Луна, — выдыхает он моё имя, — Прекрати искать меня. Я не могу вернуться.

— Что? — я не понимаю, вот же он, снова со мной, целует и держит в своих руках.

— Она хочет тебя, я лишь пешка в её игре. Ведьма хочет обратить тебя в свою веру.

— Ну и что? — я трясусь от негодования, — Мне всё равно, я справлюсь с этим. Всё, что угодно, лишь бы ты вернулся ко мне.

— Нет, милая, — он вздрагивает, — У нас мало времени, скоро я снова исчезну, ты должна уходить, иначе я убью тебя, либо уведу к ведьме, — его лицо меняется, — Я люблю тебя.

И «не Итан» возвращается. Всё происходит, как в замедленной съемке, он моргает, и взгляд становится холодным и отчужденным. Итан снова бросил меня одну, а сбежать я не успела.

      Удар в живот скручивает меня пополам. Я не знаю что делать, нет никаких шансов, что я смогу победить его в рукопашном бою, даже просто вырубить. Я сажусь на пол, одной рукой хватаясь за живот, а другую выставляю вперед.

— Стоп, — он замирает, как надрессированный пес, она сломала его, — Я сдаюсь, сдаюсь. Я пойду куда угодно. Помоги мне встать.

      Он протягивает руку. Земля содрогнулась, когда соединились ладони. Мощная волна вышла из наших рук, сбивая с ног всё живое. Стены затряслись, и пол покрылся трещинами, которые с каждой пульсацией становились всё больше.

      Мы пытались расцепиться, но нас словно приклеили. Трещины поползли по всему зданию, обрушая его. Куски бетона и железа падали вниз, погребая за собой толпы демонов. Трубы ломались, выпуская газ, одна искра, и здесь всё взлетит на воздух.

      Итан смотрит на всё происходящее бешеными глазами, крича в агонии, дергает рукой, его взгляд падает на пистолет возле его ног. Одно резкое движение, и он стреляет мне в плечо. Контакт разрывается, и мы отлетаем в разные стороны друг от друга. Взрыв газа усиливает волну в два раза. Я ударяюсь о стену с такой силой, что, кажется, все кости раздроблены, голова кружится, и я теряю сознание.
 



Jane Koles

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться