Раздвоение личности

Размер шрифта: - +

6. ...

Родители жили в старом доме - четыре подъезда, огромный двор, гаражи, которые кто-то когда-то разрешил кому-то построить, а потом, год за годом, выплывали страшные слухи о том, что их будут сносить. Раньше, еще в детстве, у всех подъездов имелись лавочки, теперь их нет. Теперь местные бабушки, чтобы посидеть, выносят скамеечки, потом заносят их обратно. А лавочка - это значит, молодежь будет собираться под окнами, шум и беспокойство. Одна лавочка есть, в глубине двора, по вечерам молодежь собирается там. Там же кто-то примостил между деревьями несколько металлических перекладин - вроде бы спортплощадка.

Узкая подъездная дорожка забита автомобилями, не подъехать. Иван недовольно засвистел, оглядываясь, где же припарковаться. Здесь всегда было проблемой приткнуть машину.

Джип Виталия, огромный, черный, стоял у самого подъезда - значит, семейство Ведерниковых прибыло значительно раньше. Обычно и они приезжали раньше, много раньше, но сегодня с Ринкой что-то стряслось. Она чуть не свела его с ума, собираясь-наряжаясь, перетряхнула, наверное, весь гардероб - зачем?!

-Знаешь, подруга, какое-то все тут знакомое, - сказала Лара задумчиво. - Как будто я здесь уже была, вот что!

-Именно здесь? - удивилась Регина.

-Нет, правее, - ответил Ваня. - Вон там, возле кустов, и место освещенное. Хорошо встанем.

Регину это уже забавляло - говорить с ними обоими одновременно.

-Здесь много почти одинаковых дворов, - объяснила она Ларе.

-Одинаково бестолковых, - согласился Иван. - Плюнуть некуда.

-Да? Может быть, я ошибаюсь, - согласилась Лара. - Все равно, очень знакомое место...

Опередив Ивана с Сережкой, Регина быстро поднялась по лестнице, позвонила. Дверь открыл Виталик.

-Привет, Ринка! - он забрал у нее пальто. - Где там твои, отстают, что ли?

-Сейчас будут!

Он задержал на ней взгляд.

-Ты, Рин, сегодня неотразима. Что случилось? - он это серьезно так сказал, безо галантной фальши.

-Спасибо, Виталь! - она поблагодарила тоже просто. Без игривости.

Он сразу все заметил. Все правильно, он же не ее муж, а она - не его жена!

Конечно, было приятно, Регина и сама считала, что хороша сегодня. Во-первых, из-за стрижки от Додика. Во-вторых, подкрашена не так, как всегда, это Лара постаралась. Еще Регине казалось, что даже кровь ее как будто пенится, как шампанское в бокале... Хорошо, да.

-Что-то ты, мать, носишься, как молодая коза! В следующий раз нагрузим тебя каким-нибудь мешком, - похвалил ее Иван, вваливаясь в прихожую, и первым делом пожимая руку Виталику.

Сережка тоже поздоровался с дядей за руку, он всегда так с ним здоровался, лет с трех, примерно.

-Рин, они так с тобой обращаются? - Виталик шутливо ужаснулся, сделал большие глаза. - Перебирайся ко мне. Я добрый, хороший. Спроси моих девочек, они подтвердят.

-Обойдешься, - отрезал Иван. - Тебе хочется еще девочек?

-Нет, вообще-то, - признал Виталик тихонько. - Три штуки - это мой предел.

Третья "штука" - это, надо полагать, помощница по хозяйству Ирина Васильевна. Домоправительница, как ее Вероника величает.

Сначала Регина заглянула в комнату.

-Пап, привет!

Арнольд Кузьмич - так интересно звали папу, хотя все уже давно привыкли и не находили в этом ничего особенного - поднял голову и помахал ей рукой.

-Привет, Ришка!

Он сидел в кресле с газетой на коленях. Можно было не гадать, что он делает - конечно, кроссворд решает. Он всегда решал кроссворды, еще он составлял кроссворды и собирал коллекцию самых интересных кроссвордов. Газет он последние годы принципиально не читал, и новости по телевизору смотрел только раз в неделю, по субботам - чтобы не отрываться от жизни. Это правило соблюдалось четко.

Сонечка, дочка Вероники и Виталика, устроилась в углу на диванчике, покрытом цветным лоскутным пледом - мама трудилась над ним целый год, это была ее гордость. Сонечка листала глянцевый журнал.

-Добрый день, тетя Рина! - сказала она, и мило улыбнулась.

-Здравствуй, Соня, как дела?

-Спасибо, дела хорошо!

Ее дела всегда были "спасибо, хорошо". А сама она была милая, улыбчивая, со взглядом спокойным и строгим, с голосом поставленным и мягким, как у ласковой кошечки, и с безукоризненной осанкой, а одевалась просто, но со сдержанным шиком - с тем самым шиком, который дорогого стоит. Может, с этим родиться нужно? Соня совсем, ну, совершенно, не похожа была на свою мать в ее годы. Вообще, она внешностью пошла в отца, и это не портило ее, в глазах Регины же - наоборот, добавляло прелести.

-Вы сегодня, вижу, торопились, как никогда! - Арнольд Кузьмич из-под мохнатых бровей посмотрел на дочь, его глаза блестели насмешливо.

-Ладно тебе, пап...

-Да не ладно, а быстро говори, какую кривую описывает, снижаясь, беркут? Семь букв.

Сонечка заулыбалась и уткнулась в журнал. Ясное дело, папа уже всем задал этот вопрос, теперь подошли свежие силы...

Регина честно попытались представить себе беркута, который снижается. Вообще-то, она слабо представляла себе особенности именно беркута, чем он отличается, к примеру, от сокола и от прочих "орлоподобных"? А как снижаются сокол и прочие?

-Пап, в книжках, по-моему, пишут, что он камнем падает на свою жертву. Значит, получается прямая?

-Ну, знаешь, Ришка! На кого он там как падает - это одно, а просто снижается, снижается-то он как?

-Может, гипербола? - блеснул познаниями Сережка, просачиваясь мимо матери в комнату. - А вообще-то, наверное, спираль, а дед? Спираль - это же тоже кривая?

-Спираль вообще-то подходит, - Арнольд Кузьмич недоверчиво кивнул.

-Ну, ладно, пусть пока будет спираль. От образованных дочек толку никакого, так хоть внук не подкачал.

Сережка предложил:



Наталья Сапункова

Отредактировано: 19.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: