Раздвоение личности

Размер шрифта: - +

14. ...

К Ведерниковым Регина поехала, предварительно выяснив по телефону, что Виталик дома, а Вероники дома нет. Это Лара ее попросила поехать. Она объяснила - проститься. На всякий случай.

Дом был большой, новый - высокая башня из красного кирпича в современном стиле, со сверкающими стеклами окон и полукруглыми балконами. Красивый дом. Сразу за входными дверями - стеклянная будка с охранником. Парень с необъятными плечами и строгим взором был в черном костюме и белой сорочке, расстегнутой на одну пуговицу, он сидел и читал газету. Регине он сразу кивнул - проходите, мол...

Перед этим Регина заехала к маме и захватила альбом с фотографиями, когда-то давно забытый Никой. Это предлог. Можно без предлога, конечно - дескать, вот, случайно ехала мимо и решила заглянуть. Но с предлогом лучше, даже с таким сомнительным. Проще как-то.

Виталик открыл ей сам. Он был по-домашнему - в мягких потертых джинсах и широкой клетчатой рубахе.

-Заходи, Ринчик, - он широко распахнул дверь.

-Я на минутку. Мама попросила непременно вам завезти, мне как раз по пути...

-Заходи, - повторил он, и посмотрел так, что ее лепет "мама попросила" показался жалким. - Я тут как раз кофеварку зарядил, сейчас кофе будет. Выпьешь?

Альбом он взял и бросил тут же, в прихожей, на тумбочку.

-Кофе выпью, - тут же согласилась Регина. - А ты почему один? Где ваша домоправительница?

-Все меня бросили, - объяснил Виталик с притворной грустью, - у всех дела. Вот, сам кофе себе варю.

-Бедный...

-Ага! Несчастный, по головке его погладь за меня, - тоже в шутку, но несколько сварливо попросила Лара.

Регина не стала никого гладить по головке.

-Ко мне в кабинет пошли, там кофеварка, - Виталик легонько придержал ее за плечо.

С непривычки в этой квартире можно было заблудиться. Все комнаты - огромные, светлые, с высоченными потолками, и лестница, кокетливо изгибаясь и закручиваясь, уводила на следующий этаж. Они прошли под этой лестницей, чтобы попасть в "кабинет, где кофеварка".

Кабинет Виталика, небольшая квадратная комната, был тесно заставлен матово-черной мебелью, но не казался мрачным. Здесь все было очень к месту. Огромный стол у окна, мягкий диван "под кожу" у стены, черный, с кожаными же цветными подушками, такой заманчивый - присесть и утонуть, и шкафы, шкафы до потолка...

Регина вспомнила - в свой предыдущий раз в этой квартире она тоже сразу прошла сюда, в кабинет. Ну, да, они с Виталиком говорили ... о чем?

Ей нравилась эта комната. Здесь было спокойно, уютно. Удобно.

Виталик вынул из шкафа две чашки и нацедил кофе ей и себе, опустил туда по ложечке, сахарницу тоже достал и подвинул ее к Регине.

-Вот. Полный сервис. Только сахар коричневый. Будешь такой?

-Никогда не пробовала коричневый.

-Так попробуй. Интересный привкус. С кофе особенно. Но, если хочешь, я тебе сейчас обычный принесу, в кухне есть.

-Не надо, - поспешно отказалась Регина. - Я попробую...

-Вот сливки, если тебе нужно.

Из шкафчика, который на самом деле был крошечным холодильником, он вытащил тетрапак со сливками.

Лара сегодня сказала ей: "Подруга, ну, пожалуйста! Я хочу попрощаться с братом. Побыть с ним немножко рядом. Вдруг больше не придется? А тут такая возможность!" Это желание было очень понятным. Естественным.

Еще Лара сказала: "Как ты думаешь, мы могли бы через Виталика убедить моих родственников меня не выключать? Ну, подождать еще немного? Вдруг я все-таки выживу? И, потом, нам же нужно время, чтобы встретиться с Женей! Еще хотя бы несколько дней!"

Регина понятия не имела, как можно убедить Виталика воздействовать на Лариных родственников. Даже боялась этого. Но положилась на обстоятельства.

-Вкусный кофе. Потрясающий просто.

-Добавки хочешь?

-С удовольствием.

Он опять наполнил ее чашку.

-Да уж, потрясающе, - вздохнула Лара. - Ты не торопись, пей медленно...

Регина стала пить медленно.

-Молодец, что пришла, - сказал Виталик, разглядывая донышко своей чашки. - А то мне пришлось бы в одиночестве кофе пить.

-Как там Лара? - спросила она, не под диктовку, а по собственной инициативе. - Изменения есть? Ты поддерживаешь связь с ее семьей?

-Никаких изменений. Я еду туда. На следующей неделе.

-Значит, ты уже не увидишь ее... - Регина чуть не добавила "живой", но вовремя спохватилась, и сама привычно испугалась своей бестактности.

Виталик понял.

-Увижу. Герхард запретил выключать приборы. Он... он не хочет. Я его понимаю. Это тяжело.

-Ура! - воскликнула Лара тихонько, но с такой радостью и облегчением, что Регина тоже ощутила и эту радость, и облегчение.

И тут же подумала - значит, Лара не обязательно исчезнет в понедельник, и вся история не заканчивается, а будет продолжаться еще непонятно сколько. Но она почти не огорчилась. Действительно, как огорчаться тому, что Лара не умрет в понедельник, а будет жить еще? Пусть она живет, а они как-нибудь все ... уладят...

-Спроси еще, - попросила Лара. - Надолго?.. Что они решили? Что говорят врачи? Вообще, пусть расскажет, как я там, я ведь даже не знаю! Смешно, правда?

-Как хорошо! - сказала Регина, - значит, может быть...

-Нет! - Виталик прикрыл лицо ладонью. - Ничего не может. Она умерла, Ринка. Ее нет. Просто приборы поддерживают жизнь тела, но самой Лариски уже нет. Неделю назад я был уверен, что она выживет. Герхард на том конце провода говорил со мной и плакал, а я был уверен, что она выживет, что придет в себя через день или два, и уверял его в этом, и даже шутил с ним, как идиот! Моя мать слышала это, так она меня потом отчитывала за мой ненормальный тон, дескать, даже если все обойдется, повода для веселья и близко нет! Да я же все понимал. Мне самому потом тошно было. Но я не мог, понимаешь, не мог даже на минуту представить себе, что она может оказаться в таком состоянии... в непоправимом состоянии, что...



Наталья Сапункова

Отредактировано: 19.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: