Раздвоение соседки

Размер шрифта: - +

Глава 39. Мила и белый конь

Лифт полз как черепаха, но все же добрался до 17-го этажа. Я ворвалась в свою квартиру, сбросила кроссовки, зашвырнула подальше рюкзак и упала на диван. По щекам текли слезы, а в груди застыл комок сдерживаемых рыданий.

Все. Все заслоны рухнули. Я перестала стискивать зубы и разревелась.

Я рыдала долго и прочувствованно, так, что даже устала. Я думала, мои слезы никогда не кончатся, но они все же иссякли. Оказывается, у меня там вовсе не бездонный колодец!

Плакать я перестала, но облегчения не чувствовала. Все плохо независимо от того, рыдаю я или нет.

После того, что сейчас случилось, у меня нет никаких шансов вернуть Гошу. Он считает, что я над ним жестоко посмеялась. Что мы смеялись над ним всей редакцией и даже делали ставки! Как только это вообще могло прийти в голову Миле?  Она чудовище!

А еще он думает, что у меня есть жених... И в этом косяке виновата я сама. Надо договаривать фразы, даже если этому мешает шум лифта, даже если перед глазами неожиданно появляется твой главный враг... все равно надо договаривать фразы!

Как я теперь ему все объясню? Уверена, он даже видеть меня не захочет, не то что разговаривать со мной.

Я услышала осторожный, какой-то даже робкий стук в дверь. Или мне кажется? Замерев на диване, я прислушалась. И правда, стучат! Неужели Гоша? Ну уж точно не Мила. Если бы она и решила подняться, то не стала бы так скрестись. Скорее, барабанила бы в дверь ногой.

А вдруг этот стук раздается уже давно? Я могла не услышать его из-за своих не очень-то тихих рыданий. Вскочив, я бросилась к двери и распахнула ее, даже не посмотрев в глазок.

Мила.

Мое разочарование было безграничным, и я его не скрывала, сразу же попытавшись захлопнуть дверь.

- Да подожди ты! – воскликнула Мила.

В этот раз она не пыталась вставить в зазор двери свою туфлю. И правильно делала – я бы, не задумываясь прищемила ей ногу.

- Я же сказала: никуда не пойду!

- И не хочешь узнать, что сказал Георгий?

Я услышала ее слова как раз перед хлопком двери. И теперь не могла решить: открывать или не открывать? Я совершенно не уверена, что ей есть что сказать. Скорее всего, она пытается манипулировать мной, как обычно.

А вдруг все же?.. Терять мне нечего. Открою и послушаю.

Я нехотя распахнула дверь снова.

- Я сказала ему, что никаких ставок не было, - заяввила Мила.

- А он?

- А он проорал, что это неважно. И не стал слушать дальше.

Да уж, не особо ценная и не особо обнадеживающая информация. Можно было и не открывать дверь.

- Вообще не понимаю, почему вы оба такие нервные? – продолжила Мила. - Ну, пошутила я слегка. Чего сразу взрываться?

Пошутила она... Шутница нашлась!

А она ведь не слышала мою фразу про жениха и не знает, в какую огромную калошу я села. Если бы речь шла только о переодевании в Анфису! Теперь ко всем моим бедам добавился еще и не существующий жених.

И все равно – я совершенно не хочу с ней общаться.

Я хотела закрыть дверь у Милы перед носом, но на пару мгновений задумалась и потеряла бдительность, и она просочилась в мою квартиру. Прошла в комнату, посмотрела на разворошенный диван с разбросанными подушками, на кроссовки и рюкзак, разбросанные где попало. И уселась, как у себя дома.

И как мне ее теперь отсюда выкуривать?

- Я никуда не поеду, - выпалила я.

- Почему? – спокойно спросила Мила.

- Сама знаешь, - буркнула я и удалилась на кухню.

Где принялась мыть чашку, из которой утром пила чай.

Может, если игнорировать Милу, она уйдет?

Естественно, она не ушла. Так просто она не сдается. Видимо, я ей зачем-то очень нужна. Наверное, неудобно перед заказчиком: обещала привезти исполнителя, а приедет ни с чем.

Кстати, она говорила, что встреча через полчаса. Мы точно давно опоздали. Потому что ревела я... целую вечность!

- Ты не ответила, - проговорила Мила, появляясь в дверях кухни. – Почему ты решила забить на работу?

- Сама знаешь.

- Нет, не знаю. Не наблюдаю достаточно веской причины плюнуть на перспективную карьеру из-за какого-то мужика. Даже самого распрекрасного.  

- Не из-за мужика, а из-за тебя!

- Неужели из-за моей невинной шутки? Знаешь, что я тебе скажу?

- Не знаю и не хочу знать!

Чашку я давно домыла, но осталась стоять у раковины. Я не знала, куда деваться в собственной квартире, потому что ее оккупировала главная стерва нашей редакции!

- Это непрофессионально, - все же высказалась Мила. – Мужчины приходят и уходят. А любимая работа – это то, что всегда с тобой. И то, что всегда приносит радость. Конечно, если ты не ведешь себя как истеричка. И не теряешь из-за этого самые перспективные проекты.

- Это я истеричка?!

- Вы оба истерички, - неожиданно заявила Мила. – Георгий этот твой тоже хорош. Разобиделся, убежал... нежная  барышня, а не мужик!

Я уставилась на Милу во все глаза. Вот уж не ожидала от нее таких высказываний в адрес Гоши. Я так удивилась, что даже не стала возражать. А Мила продолжила.

- Ну, притворилась ты своей сестрой, ну сходила с ним пару раз на свидания в образе женщины-вамп... это же забавно! Нормальный мужик посмеялся бы над ситуацией. И над собой. Зачем тебе тот, кто не умеет над собой смеяться? С таким сдохнешь от тоски.

- Гоша... – начала я.

И замолчала.

Я не буду рассказывать Миле, почему он болезненно относится к любому обману. И о моем косяке с «женихом» тоже ничего не скажу.

Она заливается соловьем, но надо помнить, что она печется лишь о собственных интересах. И сейчас она, возможно, просто хочет отвлечь меня от Гоши. Потому что он ей тоже нравится.

- Мне все равно, что там у тебя будет с твоим красавчиком-соседом. И, знаешь, в принципе, я могу обойтись без тебя. Макет у меня уже есть, поправить его сможет... да тот же Егор.



Лина Филимонова

Отредактировано: 19.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться