Размытые грани лжи: Призрачный след

Размер шрифта: - +

Глава 17: Большой куш.

«Что тут вообще происходит?...»

Мастер Цзинь, впрочем как и двое других призраков были глубоко поражены увиденным зрелищем. Они ожидал многого: нападения ронина на отца своего противника, его смерть от рук охраны, или же тайного убийцы прячущегося среди толпы, но никак не самоубийства, к тому же таким странным способом. Однако казалось, что их ученик не был ни капельки удивлен подобным исходом, поэтому тут же обрушили на него поток вопросов, что не помешало призраку, руководя телом юноши продвигаться к лавке со ставками.

«Это было сепуку, тот мужчина - ронин который потеряв честь, отстоял ее, однако, несмотря на это, он нарушил законы города Шоран, поэтому должен был умереть от рук стражников. Но благодаря другим самураям, смог уйти достойно, как подобает истинному воину…»

Слова молодого господина были очень чувственными и несли в себе гордость за путь самурая, однако подобного идиотизма трое призраков понять не могли. Для мастеров было полнейшей нелепостью желание умереть, когда они всеми силами цеплялись за жизнь, даже будучи лишенными тел.

«Запомни Акира, ты больше не последователь этого странного кодекса самоубийц, а Адепт пути Лжи. Ты больше не можешь позволять странным идеалам брать над собой верх, и стремиться к достойной смерти, вместо этого постарайся сохранить свою драгоценную жизнь до того, как поможешь нам освободиться!»

Мастер Гу мгновенно отреагировал на безрассудные ценности юноши, которые вели его прямиком в могилу.

«Я понимаю…»

Несмотря на то, что юноша говорил о согласии отречения от наклонностей самоубийцы, его тон казался недовольным, что очень сильно смутило троих мастеров.

“Он очень странный…”

Пока внутри разума молодого господина, идеологические распри подходили к концу, мастер Цзинь уже добрался до лавки и выжидающе уставился на хозяина, который немного мялся, понимая, что от него требуется. Все же, ставка, сделанная господином перед ним, не была маленькой, и составляла двести пятьдесят Тензо, которые умножились в двадцать раз, и теперь превратились в пять тысяч серебряных монет. Такая колоссальная сумма заставляла мужчину жадно сглотнуть, и даже задуматься над убийством толстячка, однако наличие снующих повсюду стражей сдерживало его алчные порывы. Но он был не единственным кто размышлял в подобном ключе. Практически половина площади сейчас настороженно следили за каждым движением толстяка, который теперь напоминал денежный бурдюк. А когда хозяин лавки достал увесистый мешок, заполненный монетами, глаза наблюдателей чуть было не полопались от жадности.

«Как думаешь, самурай смог бы избежать последствий всего этого? Нет! Он бы сдох как бешеная собака, забитая у подворотни! Но то самурай, а не мастер пути Лжи…»

Насмешливый тон длинного Цзиня озадачил юношу, и заставил его нахмуриться. Он понял, что путь Лжи на самом деле не искусство битвы, а способ выживания и получения желаемого. Благодаря обману можно было добиться многого, поэтому Акира впервые почувствовал, что не жалеет о сделанном выборе, однако настолько резкое высказывание все рано покоробило бывшего самурая.

Не обращая внимания на алчные и недружелюбные взгляды, мастер Цзнинь, перекинул мешок с деньгами через плечо, словно там находилась обыкновенная картошка, а затем поплелся в ближайший узкий переулок, где его уже ждало несколько разумных, готовых поживиться халявной добычей.

Многие из тех, кто сейчас находился на церемониальной площади, захотели немедленно ее покинуть по личным нуждам. Даже группа стражей, по приказу городского лорда, отделившись от основной массы воинов, и последовала за богатым толстяком, который уже заворачивал за угол, исчезая из поля зрения людей. Однако когда он полностью скрылся за углом, то жадные разумные не выдержали и пустились уже в открытую погоню, но когда первые из них добежали до переулка, то увидели лишь сосредоточенную группу грабителей ожидающих своей жертвы. Никто не мог понять что происходит, ведь они точно видели, как толстяк заворачивал за угол, но с этой стороны грабители не заметили даже его тени.

“Это просто потрясающе…”

Акира не произнес эти слова, однако волны восхищения приятым ветерком проникли в душу мастера Цзиня, который использовал иллюзию таким образом, что становился невидимым в ракурсе тех, кто находился в переулке, но для остальных он по прежнему был как на ладони. Это и называлось истинным мастерством, ведь он одновременно создал несколько фантомных образов, которые обманывали глаза разумных с десятков разных ракурсов, а это говорило о поистине невероятных умениях строгого призрака.

В итоге получилось так, что никто не мог понять, куда делся толстяк с целым мешком серебряных монет, а в это время, молодой юноша с небольшим походными мешком, который обычно встречался у одиноких путников, заселялся в один из гостиничных домов города Шоран.

«Куда ты планируешь отправиться дальше?»

Призраки знали, что юноша планирует покинуть родину на неопределенный срок, и даже понимали что причиной стали изменения в его ауре, однако они чувствовали, что есть и более глубокая причина, в том, чтобы скрывать от соклановцев утрату развития, нежели просто нежелание видеть их разочарование. Но от вопросов мастера отказались, так как ждали момента, когда их ученик сам откроет эту тайну, а пока они собирались помочь ему в достижении наибольших результатов на пути Лжи, чтобы малец так же выполнил свою часть уговора, и помог призракам с обретением тел.



Hagane

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться