Разная доля нас ожидает

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5. ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ
Резиденция Хранителей Изначальной Империи.
Комната Лирвейна.
 

На большой постели спал полуобнаженный мужчина, то и дело метаясь по подушке и сжимая кулаки. От некогда аккуратного хвоста, в который были убраны белые волосы, не осталось и следа, да и полураздетым он был исключительно достижениями своих же коллег.
В данный момент с него стягивала носки кудрявая девушка, потом она нерешительно покосилась на брючный ремень, передернулась и позвала:
— Ярр, помоги.
Раздались шаги, и из соседней комнаты вышел сосредоточенный Искусник. В одной руке он нес небольшую пиалу с темным содержимым, а в другой… наручники. Ро изумленно уставилась на приятеля и осторожно спросила:
— А это зачем?
— Затем, что один я его в следующий раз не удержу, — вздохнул Мидьяр и аккуратно поставил пиалу на прикроватный столик. — Аэрлис отправился в лабораторию следить за зельем, оно нам сейчас очень нужно, сама понимаешь. Аса вызвали на работу, у них там ЧП, так что без ректора не справиться. Остальных звать… мы не настолько им доверяем.
— Но с Лиром-то можно что-то сделать? — почти отчаянно спросила фейри. — Ну нельзя же так! Хоть с Алей поговорить, объяснить ей ситуацию!
— И как ты себе это представляешь? — скептически хмыкнул Хранитель Грез. — «Алечка, мы тут подумали и решили, что замуж за любовь детства тебе нельзя-с, потому что наш орвир все же решил в тебя влюбиться, и всякий раз, когда вы с Пламенеющим переходите границу, нашему блондину очень хреново». Так, что ли? Это при том, что Лир сам сделал все, чтобы Александра рядом с ним даже находиться не хотела. Ты не знаешь всего, Ровена…
— Но надо же что-то делать! Он же с ума сойдет, Ярр!
— Не сойдет. Кто ж ему даст? — хладнокровно ответил меднокосый мужчина, который сейчас и правда казался старшим. Все же маска беспечного балагура была настолько естественна, что всякий раз, когда она спадала, княгине стоило некоторых усилий не выдать своего ошеломления. Такие кардинально разные стороны уживались в этом рыжем ленейри.
— Как это не сойдет? — озадаченно поинтересовалась Ро. — Он же полюбил, а она не с ним, то есть как и любой высший орвир… — Последовал тяжелый вздох и сочувственный взгляд на беловолосого страдальца.
— Ровена, милая, — рассмеялся Ярр, подходя ближе к кровати и критически осматривая столбики, понимая, что наручники закрепить негде, — вот чем Ас думал?! Я что, к себе его приковывать буду?!
— А он разве буйный? — с опаской осведомилась Хранительница.
— Пока нет, — пожал плечами Мидьяр. — Видимо, с его избранницей никто никаких неприличных действий себе не позволяет, вот Лир и спит. Это ты недавно пришла. А часа два назад тут такое творилось… мы едва удержали, чтобы он не отправился за ней… Ну и приятеля своего убивать.
— Я же говорю, что надо поговорить с Алькой!
— И свалить с больных голов на здоровую? — Невесело хмыкнув, бард вздернул медную бровь. — Девчонке только этого не хватало! Нет, Ро, ее ноша — это Империя, и теперь у нее кроме нас будет и сильный консорт за плечом. Правда, его еще надо заставить встать именно там, где хочет она, и поверь, это тоже будет непросто. Лира же мы с тобой вытащим. В конце концов, ты сильнейший ментальный маг, а я эмпат, должны справиться и не дать ему сойти с ума. В худшем случае — позовем покровителей, им Хранитель не в себе тоже не нужен. Тем более такой сильный и перспективный, как Лирвейн.
— Боюсь, что после этого от Лира останется только разум… — почти неслышно проговорила фейри. Она села в изголовье у Водника и ласково провела ладонью по спутанным волосам. — Чувство его выжжет, Ярр. И… я боюсь, прежним он уже не будет. А такой всесильный логик… мне жутковато.
— На Асгарда посмотри, — парировал Мидьяр, передавая в руки Хранительнице пиалу с лекарством. — Тоже логик, и ничего!
— Так это же Ас! — Ро возмущенно взглянула на Искусника, а потом склонилась и, приподняв голову Водника, осторожно влила лекарство ему в рот. — У Стали расовые особенности такие.
— У орков тоже самоконтроль был возведен в культ, — покачал головой музыкант, задумчиво поигрывая наручниками. — И то, что Лир был нерадивым наследничком, проявилось и в том, что к учебе, а в особенности к этому разделу, он относился спустя рукава. — Хранитель Грез ненадолго замолчал, нахмурился, и его лицо исказила какая-то странная гримаса. Спустя время он почти неслышно продолжил: — Чувства сгорят… Ро, поверь, я знаю: то, что выжжено, еще не мертво. И от меня не просто возлюбленная ушла. А жена и дочь на руках умерли!
— Успокойся, — тихо попросила его темноглазая. — Твоя боль иная и к этой ситуации не имеет никакого отношения.
— Это я к тому, что если даже я сумел выбраться, то ему так вообще страдать не пристало, — угрюмо ответил Искусник, непривычно серьезный и… жесткий. От солнечного Ярра, которого знала принцесса, мало что осталось.
— Это ты-то сумел выбраться? — скептически глядя на друга, фыркнула Ровена. — Скажи, милый мой Ярр, а когда ты в последний раз пылал к женщине чувством более высоким, чем банальное плотское желание? Такое вообще бывало с тех пор?
— Это к делу не относится. — Мидьяр почти дословно повторил недавнюю фразу фейри. — И вообще, вот допустим, мы скажем Але… и ты правда думаешь, что она пошлет Евграна далеко и надолго, а сама кинется на шею Лиру? И это после того, что наш интуит натворил в процессе «воспитания», и не только?!
— Ну зачем же посылать… — неуверенно начала княгиня. — Тройной брак?
— Чтобы она через месяцок осталась двойной вдовой, — закивал Мидьяр, со вздохом запустил пятерню в свои волосы и проговорил: — Поубивают они друг друга, Ро. Вот чувствую. Они слишком собственники и слишком ее любят, чтобы делиться.
— Пламенеющий всего лишь наследник Клана… Лир его одолеет.
— Какие у тебя замечательные мысли. — Мидьяр издевательски отвесил собеседнице изысканный поклон. — Замечательные и жизнелюбивые, о дивная! Ты истинная дочь воинственного рода!
— Мидьяр, не проявляй свой норов, — почти бесстрастно отозвалась Ро, но в темных глазах ее сверкнул нехороший огонек. — Мне не нравятся твои слова.
Хранитель Грез несколько секунд пристально смотрел на хрупкую фейри, но все же извинился и продолжил:
— По поводу Евграна… Он фаворит Огненной Девы. Неужели ты думаешь, что она оставит своего любимчика без заступничества?
— Чтобы убить Хранителя?! — поразилась Ровена. — Зачем ей конфликты с Водой?!
— Насколько я знаю от Иссо, эти Стихии никогда особо не ладили, — пожал плечами Мидьяр.
Несколько минут в спальне царило молчание. Искусник смотрел перед собой, видимо размышляя о чем-то, Светоч же все так же перебирала волосы Лира и с сочувствием глядела на его лицо, ставшее спокойным.
— Но с Лиром все равно надо что-то делать! — Она вскочила с постели и нервно заметалась по комнате. — У меня сердце разрывается! И он столько для меня сделал в свое время, только благодаря вам я собрала себя по кусочкам! Не могу же я его оставить в таком состоянии!
— Не оставляй, — спокойно кивнул Ярр. — Посиди. А если проснется — отруби ментальным ударом.
— Зачем? — округлила глаза княгиня.
Мидьяр вздохнул и терпеливо разъяснил:
— Ро, улови логическую цепочку: Евгран, Аля, они друг друга любят, и они вдвоем ночью. Как думаешь, Пламенеющий станет колыбельные петь девушке, от которой теряет голову и которую очень долго нельзя было трогать, а теперь не только можно, но в общем-то и нужно? Она теперь Проводник. Ей необходим сексуальный партнер. А Лирвейн ее любит, и он орк, а значит, связан с наследницей не только узами «вассал — госпожа».
— То есть, если он проснется, значит…
— Да, это значит, что нашу прелестницу совращают. Если уже не совратили. Хотя днем он бесился маловато… а значит, самое сложное у нас впереди.
Минуту они молчали, потом Ровена отошла от окна и приблизилась к Мидьяру, который стоял у постели и с бесстрастным лицом наблюдал за спящим коллегой. Ро прижалась к Искуснику, обняв его за талию и положив голову на грудь:
— Неужели, мы ничего не можем сделать?
Хранитель не отвечал так долго, что Светоч уже решила, что вопрос так и повиснет в воздухе, но он наконец разомкнул губы и оборонил одно-единственное слово:
— Ждать…
— Мне больно на него смотреть.
— Если ночью все повторится, то я заберу Александру у Евграна хотя бы на сутки. И объясню Рыжему, что девушку в течение нескольких дней лучше не трогать. Нам очень нужно время…
 



Александра Черчень

Отредактировано: 17.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться