Разная доля нас ожидает

Размер шрифта: - +

Глава 11

Я двигалась по дворцовым коридорам, надменно вскинув голову и отвечая благосклонными кивками на каждый очередной поклон. Когда свернула в один из проходов, услышала тихий всхлип. Остановилась. Звук повторился, притом такой тонкий… горестный, что я, не колеблясь, шагнула к ближайшей двери и решительно нажала на ручку. Дверь оказалась заперта, а по ту сторону раздался шорох и быстрые удаляющиеся шаги. Покачала головой и, шепнув короткое заклинание, решительно распахнула створку. Оказалось, это одна из гостиных, которой давно не пользовались. Шторы задернуты, затхлый воздух и полумрак, нарушаемый лишь пробивающимися сквозь щели в шторах солнечными струйками, в которых искрами кружится пыль. Да, комнатой давно не пользовались.
— П-п-простите, ваше высочество, — раздался тихий голос, и на свет вышла хрупкая блондиночка. Ага, цыпленок из моей свиты. Девочка из слабой ветви Желтого Клана, достаточно умная для того, чтобы держаться в стороне от дворцовых интриг. Особого внимания я на нее прежде не обращала. Не мешает, и ладно. За это, правда, не так давно распорядилась повысить премиальные.
— Что случилось? — спросила, подходя к девушке, которая как-то съежилась и отвела взгляд, судорожно покачав головой. — Леди Дарина, я вас спросила. И рассчитываю услышать ответ.
— Ничего, что могло бы вас потревожить, — быстро проговорила фрейлина, все так же не поднимая глаз от пола, и, сделав реверанс, попыталась сбежать. — Простите за беспокойство.
— Стоять! — скомандовала я, и трепетная лань послушно замерла. — Быстро и четко. Почему плакала?
— Я была расстроена.
— Причины? — Терпение, твое высочество, в конце концов это уже становится интересно.
— Причины не делают мне чести, потому я бы предпочла оставить их при себе, — дрожащим от слез голосом ответил мой храбрый цыпленок.
— Это приказ вашей госпожи, — терпеливо напомнила я. — Врать не советую.
— Это личное. — Девушка до побелевших пальцев сжала и так смятый платок.
— Это приказ, — уже звенящим от металла голосом повторила я.
— Вы меня прогоните, — всхлипнула Дарина.
— Если твоя маленькая тайна не принесет вред престолу, то ничего не случится, слово наследницы, — проговорила я.
Она прикусила губу, с ужасом глядя на меня.
— Леди Александра, простите, что нарушила ваш покой, со мной все хорошо. Просто обидели фрейлины, вот и все.
Да что такое!
— Говори!
— Я сказала. — Дарина непреклонно вскинула голову.
— Ты солгала, — холодно усмехнулась я, потом немного подумала, сотворила из воздуха клинок стихий, провела по ладони, и на коже выступила одна-единственная крупная капля крови. — Клянусь, что не причиню тебе вреда.
— И моим детям? — вдруг спросила девушка. — И полную клятву, ваше высочество.
— Даже так… — пробормотала я, внимательно глядя на нее. — Хорошо. Я, Александра вир Толлиман, действующий Проводник стихий, наследная принцесса Изначальной Империи, клянусь не причинять вред леди Дарине из Желтого Клана.
Капля сорвалась с ладони и сгорела в радужном пламени, не долетев до ковра.
Одновременно с этим по щекам Дарины покатились слезы, и она осела на пол, как будто ноги не могли ее держать.
— Я беременна. От Императора.
Меня словно выморозило изнутри.
Она… что?! Я прерывисто выдохнула и острым взглядом посмотрела на сжавшуюся у моих ног девочку. Она опасна. Ее ребенок опасен.
«Верно, — раздался смешок в подсознании. — Очень опасна».
«Иссо?»
«Сообразительная, — хмыкнул Мираж. — Что будешь делать, Императрица? Право, мне даже интересно. И такая неожиданная новая карта появилась в колоде».
«Бастард, которого вы не ждали».
Тинай исчез, как будто его и не было, а я… я стояла, хищно глядя на Дарину. Да, клятва дана. Но в ней не указаны род и ветвь Клана. И вообще, много не указано. Например, «действие и бездействие», сроки. Недействительная клятва, проще говоря. Этот ребенок. Если он родится с даром, спустя какое-то время, если я перестану устраивать Стихии, меня свергнут. Даже не свергнут — просто убьют. Если он и не будет Проводником… тогда Империи грозит переворот. Алый Клан… они многое отдадут, чтобы на престоле оказался послушный им наследник, а не консорт, который встречает в штыки любое пожелание своего отца.
Если же ребенка не будет, все просто. Не будет лишних проблем. Это так легко… он еще зародыш. Так легко… связка, одна простенькая связка, и никаких проблем. Или можно оборвать пару нитей, и все. Или перепутать нити его разума… и он уже не будет опасен. Меня не убьют. Не убьют и моих детей, которые, конечно, появятся.
Не знаю, что прочитала поднявшая голову Дарина в моих глазах, но она медленно покачала головой и прошептала:
— Вы обещали. Не надо, прошу.
— Да, я обещала, — эхом повторила и зло бросила: — Встань с пола!
Она быстро поднялась и шарахнулась к двери.
— Стоять! — рыкнула я и быстро сплела изолирующее заклинание, рассыпавшееся по стенам, полу и потолку, сетью раскинувшееся на окнах. Еще одно небольшое усилие, и дверной замок защелкнулся. Бросила взгляд на перепуганную… курицу. — На диван сядь!
Она испуганно метнулась к дивану, а я нервно забегала по комнате.
Так, отставить панику, твое высочество! Посмотрим правде в глаза: убить нерожденного конкурента ты не сможешь. Вот просто по морально-этическим соображениям. И вообще, пугаться рано. Надо проверить, есть ли вообще этот ребенок и от кого он. Правда, проверить последнее до рождения невозможно.
Иссо сказал, что это от отца… Интересно, данную информацию можно приравнять к экспертизе или нет?
Но что же делать?!
Так… успокоиться. У меня, как недавно сама вспоминала, в резиденции едва ли не лучшие умы современности пылятся! Да и девчонку в любом случае стоит изолировать. Нельзя, нельзя чтобы узнали!
Я закрыла глаза и сосредоточилась, представив поочередно всю доверенную пятерку Хранителей.
«Общий сбор в резиденции. Ситуация критическая. Закройте лица, я не одна приду».
Повернулась к Дарине и вздохнула:
— Хватит трястись. — Потом создала портал и приглашающе взмахнула рукой: — Прошу, леди!
Девушка с опаской посмотрела на серо-серебристый туман, но послушалась и шагнула в телепорт. Я — следом за ней.
Да, беда пришла, откуда не ждали.
Когда мы появились в одной из гостиных, там, разумеется, еще никого не было. Я опомнилась и сообщила дополнительные сведения, где именно в резиденции нас стоит искать. В ответ по эмоциональной волне принеслось что-то недовольное от Лира. Как поняла, Хор сорвался с работы, притом в разгар разноса подчиненных, и перенесся в противоположный конец резиденции. Я не ответила. То, что у меня вообще получилось построить нормальный портал, и даже на уровне пола, уже было хорошо!
Первым появился Мидьяр, без балахона, но в цветастой маске. Мы обменялись взглядами, и Хранитель без лишних слов уселся на диван. Следом пришел Асгард, он был при полном параде, величественный, красивый и непонятный. Застыл в дверях, насладился потрясенным вздохом фрейлины и занял место подле Искусника. Аэрлис предстал в облике большого кота и, запрыгнув на мое кресло, сначала с удовольствием поточил об него когти, а потом забрался на спинку и вольготно там растянулся. Лирвейн и Ровена пришли вместе. Светоч была в официальном плаще. Ну да, какую маску ни надень, одежда Садовницы слишком узнаваема.
— Что случилось? — задал общий вопрос Лирвейн, прислонясь спиной к стене.
Он был холоден и невозмутим, но на дне серых глаз тлела злость. Ну да, наверное, вызвала с работы. Или куда он там в расстроенных чувствах рванул…
— В перспективе у меня случится брат или сестра, — угрюмо откликнулась я и выразительно кивнула на фрейлину. — Император оказался не настолько недееспособен, как считалось. В интимном плане.
Повисла продолжительная пауза. Первым заговорил Тьма, тихим, чуть мурлычущим голосом:
— Я пр-р-ровожу девушку в выделенные ей покои. После проведу несколько тестов. — Кот спрыгнул со спинки и обратился к Дарине, трясущейся от страха: — Следуйте за мной.
Блондинка послушно вышла вслед за оборотнем.
— Ты клятвы давала? — спросил Лирвейн. — Ну всякие там глупости вроде того, что мы ее не тронем.
— Только то, что ее не трону я. И то, формулировка была неправильная, то есть слово недействительно. — Я зябко поежилась и решительно взглянула на безопасника. — Я хочу, чтобы эта ситуация разрешилась без крайних мер.
— Мы тоже этого хотим, — заговорил Мидьяр, снимая маску и со вздохом запуская пальцы в медные волосы. — Не детоубийцы все же.
Меня удивил Асгард. Очень удивил, и крайне неприятно.
— Но если вариантов не будет…
— Ас, — резко одернула его я, — варианты вы должны найти.
— Как прикажет ее высочество, — дружно склонили головы Хранители.
— Замечательно, — слабо улыбнулась я и потерла виски, расслабляясь в кресле. Хоть немного без прямой спины и развернутых плеч побыть. — Собственно, на этом все.
Мои всесильные вассалы-покровители тут же разошлись по своим делам, и я, запоздало вспомнив, что надо было кое-что отдать Стали, решила его догнать. Далеко бежать не пришлось, хотя запыхаться я успела. Ну еще бы: корсет, каблуки, тяжелое платье! Тот еще спорт, в таком-то обмундировании.
— Ас, — окликнула я мага, замедляя шаг и пытаясь выровнять дыхание, — подожди, пожалуйста.
Он обернулся и, смерив меня внимательным взглядом, вдруг усмехнулся:
— Нет, конечно, девушки разной степени привлекательности бегают за мной, но вот принцесса — впервые!
— Бегают? — непонимающе вскинула бровь я.
— Я же преподаватель. — Уголки его губ едва заметно дрогнули. — Поверьте, в период сессии, особенно у засыпавшихся, педагоги-мужчины — самые популярные представители сильного пола!
— Ну да, — я снова потерла висок, — к сожалению, о студенческой жизни я имею весьма смутное представление.
Почему-то стало очень грустно. Столько всего неохваченного, непознанного, неизвестного. Что было или будет почти у всех. А вот у меня не будет… очень обидно.
— Неудивительно. — Оружейник предложил мне руку, и я, разумеется, ее приняла. — У вас иная стезя, другой путь. Поверьте, не менее увлекательный.
Захотелось фыркнуть и по-детски огрызнуться: «А ты откуда знаешь?» — но я сдержалась.
— Я бы хотела передать вам некоторые артефакты. — Высвободив руку, открепила мешочек, висевший на талии, и передала его Асгарду. — Это было в императорском сундучке. Штучки разной степени полезности. Хотелось бы знать, не навешано ли на них чего-нибудь еще, кроме очевидных, заявленных свойств.
— Займусь сегодня же, но немного позже. Ваш вызов оторвал меня от важного эксперимента, и если его не довести до конца, то придется начинать заново.
— Хорошо, но не затягивай. — Я попрощалась и даже развернулась уже, но вспомнила, что не имею ни малейшего понятия, где искать подругу. — Ас, ты не знаешь, где Мариоль? Она вообще здесь, в резиденции?
— Насколько я слышал… да, — хмыкнул Оружейник и, поклонившись, удалился.
Вернее, попытался удалиться.
— Стоять! — бросила я, делая несколько торопливых шагов за ним. — Поясни.
— О чем вы? — Хранитель Стали изогнул серую бровь и, нетерпеливо перебрав в воздухе пальцами, сказал: — Леди, у меня много дел.
— У меня тоже, — нахмурилась. — Мне почудился подтекст в вашей фразе и некоторая двусмысленность.
— Ах, вот вы о чем, — рассмеялся он и наклонил голову, лукаво глядя на меня. — Александра, такое вам стоит обсуждать непосредственно с подругой. И если она не захочет, придется принять ее решение. Каждый имеет право на личную жизнь. Она же в вашу не лезет.
Ой, как же мне стало неприятно! От того, что ткнули носиком, от того, кто это сделал, да и… он отчасти прав.
— Знаете… вы все сказали верно, — тихо начала я, глядя в глаза собеседнику. — Но это с какого ракурса рассматривать ситуацию. Со стороны Мариоль и ее… сердечной привязанности, несомненно, мое вмешательство лишнее. Но зная, кстати, на собственном опыте, что ваши доблестные коллеги имеют свойство быть мало того что несдержанными, так еще и обвинять в этом даму… Я предпочту вмешаться сейчас. У Аэрлиса, собственно, выбор невелик. Или он оставит ее в покое, или сделает счастливой. Я не хочу, чтобы дорогому для меня человеку было плохо. Потому излагайте, дорогой мой Асгард, излагайте то, что вам известно. А что делать с информацией, я решу сама.
Раздались редкие аплодисменты, и, вздрогнув, я развернулась в сторону звука. В одном из дверных проемов стоял Лирвейн и с усмешкой наблюдал за сценкой. Судя по всему, уже весьма давно.
Он посмотрел на Сталь и мягко сказал:
— Ас, я сам расскажу Александре все, что ее интересует, можешь идти. Судя по легкому дымку из твоего ангара, времени до того момента, как пожар распространится, осталось мало.
Черные глаза Асгарда расширились, он создал портал и спустя миг растворился в сверкающем мареве, оставляя меня наедине с Водником. Подлый предатель. Особенно если учесть, что о моих сложных отношениях с Лирвейном он наверняка знает!
— А ты настырная, — хмыкнул Лир, с которым я мечтала еще как минимум полгода не видеться. — Ну что же, это похвальное желание — защитить подругу, такая самоотверженность вызывает уважение как к человеку. А такая готовность сунуть нос в чужие дела и сделать по-своему вызывает уважение как к будущему государственному деятелю!
— Твоя издевка неуместна, — процедила я, сжав пальцы в кулак и спрятав его в складках платья. Спокойствие и только спокойствие. Но все же как он меня раздражает!
— Моя госпожа, — с уже знакомыми хрипловатыми интонациями начал он, и желание медленно удавить Водника за столь откровенную насмешку стало почти нестерпимым, — не демонстрируйте свое нежелание думать. То, что у Мари и Лиса роман или что-то весьма к этому близкое, отнюдь не откровение. И вам про это известно.
Все! Надо отсюда уходить, потому что еще пара минут — и я за себя не отвечаю.
— Не твое дело! — рыкнула я.
— Слово «роман» наводит на мысли?! — игриво поинтересовался Лир и… подмигнул!
— Подавись этим словом, — мрачно пожелала я и, порывисто развернувшись, бросила: — За мной не ходи.
— Слушаюсь и повинуюсь, — промурлыкал низкий голос за спиной. — Моя госпожа…
— И молчи! — не выдержала я и ускорила шаг, желая как можно скорее скрыться. Как же меня раздражает его смех!
Я шла и злилась. Собственно, именно по этой причине и шагала наугад. Задумалась об этом, только миновав несколько коридоров. Замерла, озадаченно озираясь по сторонам и пытаясь определить, в какую сторону идти. Мне нужно или в лабораторию Аэрлиса, или в Маришкину, которую оборудовал для нее Тьма.
Лис и Мари. Мари и Лис.
Молодой, хотя и серьезный оборотень. Хранитель, который почти не покидает резиденцию, самый нелюдимый из всех. А Мариоль влюблена. Это очевидно. Что я могу для нее сделать? Я так хочу, чтобы подруга была счастлива… Но… влезать в их отношения? Вздохнула и скривилась. Последнее дело. Тем более что, надо отдать должное Маришке, она в мои дела с мужчинами не влезала. Стало быть, и я не имею никакого морального права. Ну и с учетом того, что даже если эти чувства не будут счастливыми… все проходит. А первая девичья любовь — тем более.
Наверное.
Я от души на это надеюсь.
Так как… как бы ни обманывала, что бы себе ни говорила, от правды никуда не деться. Лирвейна я люблю. Как и Рыжа. Но выбор сделан, пути назад нет, да и не нужно. Ситуация бесконечно болезненная. В какую бы сторону я ни повернулась, половина сердца все равно останется с другим. А раз так, стоит ли что-то менять? Я выбрала огонь, я уже почти невеста Ева, и да будет так.
А Лир… все пройдет. У меня пройдет.
А он сказал, что его вытащат. И я помогу. Я стану ему другом, я сделаю все для любимого мужчины. Но он должен понять и принять! Я так решила. А я его госпожа, сколько бы иронии он ни вкладывал в это обращение, когда его использует.
Мариоль же я дам свободу действий. Если все закончится плохо, постараюсь отвлечь, успокоить, а потом — назначу богатое приданое, и будем выбирать среди желающих достойного представителя.
За этими грустными мыслями я дошла до лаборатории Лиса, но она была пуста, потому пожала плечами и двинулась к лестнице в конце коридора.
Маришка оказалась на месте. Сидела за столиком у окна, перед ней лежали какие-то расчеты, но девушка лишь с мечтательной улыбкой смотрела в окно. Раздался шорох. Из смежного помещения бесшумно появился зеленоглазый брюнет. Он подошел к своей ассистентке, положил ладони на хрупкие плечи и, склонившись, нежно поцеловал ее в щеку.
— Как ты себя чувствуешь?
— Замечательно, — шепнула она, подняв сияющие шоколадные глаза.
М-да, кажется, я со своими предостережениями изрядно опоздала. Но… как же я за нее рада! Некоторое время полюбовалась на светящуюся счастьем подругу и осторожно постучала костяшками пальцев по полотну открытой двери.
Парочка вздрогнула и обернулась. Махнула им рукой:
— Простите, что помешала. Просто я ненадолго, и я очень соскучилась.
— Алька! — обрадовалась Мариоль и бросилась ко мне.
А я… мне стало немного завидно. Вставая, она машинально подала руку Аэрлису, и он, не задумываясь, помог ей. Чудесно.
Подружка налетела так, что я едва не упала с ней вместе.
— Да, вижу, что и ты соскучилась, — рассмеялась, крепко обнимая ее в ответ.
— Очень-очень! — кивнула девушка и нахмурилась: — Ну еще бы, если ее высочество у нас теперь появляется редко, а про старых друзей вспоминает еще реже.
— Я исправлюсь! — клятвенно пообещала и, лукаво покосившись на зеленоглазого, который с иронией за нами наблюдал, шепнула на ухо подруге: — Ты, впрочем, тоже не скучаешь, как я смотрю!
— Девушки, я, пожалуй, пойду… по делам, — вмешался в наш содержательный диалог Тьма.
— Хорошо. — Мари отцепилась от меня и, подбежав к магу, наградила его ласковым поцелуем в щеку. — Не скучай.
— До вечера, — многообещающе прошептал он, проводя большим пальцем по подбородку девушки.
— До вечера, — эхом отозвалась она, смущенно покраснев, но не отведя взгляда.
Я почему-то почувствовала себя очень-очень лишней. Но это чувство рассеялось почти сразу после того, как Аэрлис скрылся в портале, а подружка втащила меня в комнату. Со столика были убраны записи, на него водрузили небольшую бутылочку с чем-то явно алкогольным, а рядом поставили тарелочку с нарезанными фруктами.
— Аля, Алечка! Рассказывай!
— А вот и нет! — ухмыльнулась я и подалась вперед. — Ты первая!
Подруга немного поотбивалась для вида, но, судя по сияющему взгляду, ей и самой очень хотелось поговорить о том, что произошло у них с Лисом.
Ну а мне очень хотелось послушать!
Видимо, «синдром сплетниц» у женского рода неистребим!
Как, впрочем, и у мужского. Они те еще болтуны! 



Александра Черчень

Отредактировано: 17.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться