Разнесённые по свету или Умение прощать

Рассказ 1-й «Катя» или «Бабниковское лето».

Посвящается всем тем, кого любил и люблю.

Я пью до дна, за тех кто в море
За тех, кого любит волна
За тех, кому повезет
И если цель одна и в радости и в горе
То тот, кто не струсил и вёсел не бросил
Тот землю свою найдет! ...
Андрей Макаревич 
 
 
Лето 1983-го. «Это было летом-летом, это было знойным летом», - как в песенке поётся.
По окончании экзаменов пятого курса заглянул в профком института: не найдётся ли какой-нибудь "горящей" льготной путёвочки на море.
- Хотите в Очаков под Одессой? Пансионат расположен прямо у моря, в трёхместном деревянном домике будете жить. Очень хорошее курортное место. Уверена, останетесь довольны, - деловито смотрела на меня миловидная женщина.
- Сколько стоит?
- Всего сорок пять рублей. Только просьба, чтобы никаких нареканий не было!
- Да Вы что, какие могут быть на Меня нарекания?!
 
И вот я у моря.
Пансионат оказался действительно неплохим: нежный песочек на пляже, домики между сосенками, до берега рукой подать, кормят на убой, прокат лодок, большая библиотека, танцплощадка.
Вот только молодёжи - не густо. Ребята-работяги из моего домика попались какие-то «серые», познакомились с другими такими же «серыми» из соседнего домика. Поиграть в карты, позагорать, поплавать, поесть, выпить и поспать – вот и весь их удел. Делать нечего, развлекаю пока эту нехитрую компанию..., и вдруг, вижу цель: две настоящие красотки присаживаются на песочек недалеко от нас.
Беру карты и, «вперёд на амбразуру».
 
Как у всякого бабника у меня есть свои приёмы и принципы. Если хочешь чего-то добиться от кого-то, то надо что-то предложить взамен. Если в чём-то хочешь выиграть, то вначале надо в чём-то проиграть. Сперва идут шутки, карточные фокусы, потом игры. Если понравившаяся девушка неплохо играет в какую-то карточную игру, обязательно нужно ей поддаться. Но так, чтобы её победа не была предсказуемой или лёгкой, и чтобы ни в коем случае она не догадалась о подвохе, а, наоборот бы, видела ваш азарт, желание победить и ваше «искреннее» расстройство от поражения.
 
Постепенно разговорились, и выяснилось, что девочки окончили первый курс ленинградского университета, а также обе являются мастерами спорта(!) по фигурному катанию.
На следующий день завёл разговор о массаже: у них в команде, действительно, был профессиональный персональный массажист. И предложил сравнить его массаж с моим.
 
Делать массажи – моё хобби, а также ещё один из моих «бабских» приёмчиков, как говорится «от массажа до секса – один шаг». Учась в техническом ВУЗе и имея чересчур много отношения к абстрактным понятиям на лекциях, дома меня тянуло к учебникам гуманитарных наук. Каких только медицинских книг не читал, уголовные, гражданские и другие кодексы, даже самоучитель немецкого языка прошёл (у двоюродного брата были проблемы с ним в школе, потом это мне пригодилось!), хотя в школе учил испанский, а в институте - английский.
Естественно знал многое и о массаже. Что начинать надо с поглаживаний, потом идёт растирание и т.д., что направление движений тоже играет роль. Про меридианы и точки тоже читал.
Как-то попробовал – получилось! В походах - очень полезная вещь (я ко всему ещё и горный турист).
Совершенствовал технику, затем стал изобретать свои собственные движения и приёмы: например, косточками кулаков, локтями или коленями.
Кто-то может дать развернуться своей творческой фантазии в ремонте квартиры, а для меня – массаж – искусство! Имеешь дело не с холодным камнем, а с живым телом!
И к каждому телу нужен свой подход: на ком-то уже через 5 минут можно удары каратэ отрабатывать, а другому и через двадцать минут всё ещё надо делать поглаживания.
 
Девочки согласились на процедуру достаточно быстро, правда первой была Ира, которая мне нравилась меньше. Но так обычно всегда: понравившаяся девушка стесняется, и делать массаж приходится вначале тому, кто посмелее.
Едва начав, понял, что удача улыбнулась мне, с такой спинкой мне ещё не приходилось сталкиваться!
Потом пришла очередь Марины. С ней было ещё приятнее, тем более что она мне ещё и как человек нравилась больше. Люди почему-то считают, что тот, кому делают массаж, обязан тому, кто его делает.
Какая глупость! Тот, кто делает массаж, часто получает несравнимо большее удовольствие!
Особенно, если попадаются такие спинки!!!
Уже через короткое время мог ходить своей подпрыгивающей походкой по Марининой спине.
Вообще-то, как рассказывал мне один мой хороший знакомый, настоящие мастера танцуют чечётку и гопака, после доведения массируемого до нужной кондиции. Я, к сожалению, до такого класса так и не дорос. Тем не менее и Марина, и Ира признали, что моё мастерство явно превосходит умения их массажиста-профи.
 
Прошло несколько дней, я медленно и уверенно приближался к своей цели. Марина всё чаще томно смотрела мне в глаза, правда Ира как-то недобро и ревниво поглядывала на подругу и требовала, чтобы делал ей массаж за массажем. Но всему есть предел!
Если даже самое вкусное блюдо заставить съесть в неограниченных количествах, то оно перестанет казаться вкусным. Кроме того, чтобы один раз «покушать» Марину, мне приходилось 3 раза «скушать» Иру. А потому предложил девочкам для разнообразия пойти покататься на лодке.
 
У пункта проката шлюпок стояли два каких-то неказистых мужика.
Они мне сразу не понравились. Было также очевидно, что антипатия взаимная.
Долго читали нам лекцию, о том, что нельзя далеко заплывать, нельзя раскачивать лодку и т.д. и т.п.
Что если мы не будем выполнять все эти правила, то это может для нас слишком плохо кончиться. Тут катались уже одни, шлюпку об буёк перевернули и сломали. Им не только пришлось сразу домой выехать, но и по месту работы письмо получили.
- Вы дадите нам лодку или нет? - моё терпение стало лопаться.
- А ты грести-то хоть умеешь?
- Обижаешь, начальник!
- Ну, иди, бери вон ту, - сказал этот хмырь и как-то криво улыбнулся.
Пока шёл с другим тащить шлюпку к воде, слышал, как он уговаривал моих фигуристок не кататься со мной.
 
Не успели ещё отплыть от берега, как стало ясно, какую «собаку» мне подложили: вёсла были непарные (разной длины). Если пытаешься сильно грести одновременно обеими руками, то наше судёнышко начинает крутить. Причём конструкция такая, что отрегулировать центр тяжести весла (как это делается в современных лодках) невозможно: посредине весла торчал огромный железный болт, которым собственно весло и крепилось к лодке.
Благо течение несло в море, и налегать на вёсла не было большой нужды.
Где-то вдалеке пронеслась «Ракета», кругом синева воды, чайки и влюбленный взгляд Марины. Лепота!
Увидев, что приближаемся к черте, за которую заплывать нельзя, стал понемногу грести к берегу.
Вдруг слышу рокот моторки, а потом знакомый голос кадра с проката:
- Вёсла в лодку!
Зацепил нас канатом, и с ветерком едем к берегу.
«Вообще-то мы ещё хотели покататься, но всё равно солидно. Неплохой сервис!» - проскользнуло в мозгу.
Наверно о том же думали и мои улыбающиеся спутницы.
 
Каково же было наше удивление, когда по прибытию на берег нам сообщили, что наше пребывание в этом пансионате закончено. Более того, этот мерзавец обещал приложить все усилия, чтобы сообщить «кому-надо», чтобы нас отчислили из институтов.
«Ну, вот это уж дудки, батенька! Это уж ты загнул!», - подумал, но вслух ничего не сказал.
Но девчонки чуть не рыдали. Понятно, первый курс только.
- Вас вынесло на полосу, где проходит «Ракета». Знаете, что могло бы быть, если бы я вас не спас?! - он обращался только к девчонкам.
- Мы не заплывали дальше, чем разрешено правилами. И мы гребли уже обратно, - обратил я на себя внимание.
- Ты бы не смог на этой шлюпке догрести до берега!
- Не понял?!
- Предупреждал вас, девушки, чтобы вы с Таким в море не ходили!
Предложил поговорить этому гаду и его сообщнику наедине.
Завели они меня в свою каморку.
- 5 рублей достаточно?! – предложил им я.
Второй оживился, его глаза загорелись.
- Да! Давай!
- На каждого! Тьфу! И на каждую! - очнулся главный.
«Грабёж! У меня - всего сорок. Неужели не понимают, что - студент?!» - подумал, но спорить не стал, а заплатил им пятьнадцать рублей.
Когда мы вышли, этот грабитель бросил Марине с Ирой:
- Ладно, на первый раз прощаю, но если ещё раз увижу вас с Ним, пеняйте на себя!
Ира потянула Марину за собой.
В столовой подошёл было к девчонкам, но Ира заявила, что они не хотят больше иметь со мной дело, и потащила Марину.
 
На другой день на пляже возле них уже крутились два каких-то парня.
Марина поглядывала в мою сторону, ей хотелось подойти ко мне, но Ира её не пускала.
Сильно не расстраивался, говорят же: «не догоню, так согреюсь». А я «хорошо согрелся»!
 
Вскоре они видно уехали, поскольку перестали показываться на пляже.
В один из вечеров заглянул на танцплощадку. Как всегда, только пожилые дяденьки и тётеньки.
Ничего подходящего не видно, но наблюдать - интересно. На другом конце площадки какое-то оживление. Подхожу. Какая-то дамочка на каблуках подвернула ногу и неудачно упала. Она безуспешно пыталась подняться. Вокруг собралась толпа, но никто не пытался ей помочь.
- Мне бы хоть как-то добраться до своего домика, - повторяла она, беспомощно озираясь по сторонам.
Видно было, как ей больно и неловко перед всей этой толпой равнодушных зевак.
В её взгляде было столько муки, что я не выдержал.
«Неужели здесь нет ни одного мужчины?!» - проскользнуло в голове.
Затем подошёл к раненой, бережно взял её на руки, особенно следя за ушибленной ногой.
- Так не больно?
- Вроде нет
- Вам куда?
- К моему домику вот по этой тропинке.
- Обнимите меня за шею и прижмитесь поближе.
Она всё делала, как ей говорили, а потому нести её было не тяжело, хотя дорога оказалась не близкой. За нами никто не последовал, музыка с танцплощадки становилась всё тише и тише.
Осторожно, как драгоценный сосуд, чтобы не причинить боль, нёс свою ношу меж высоких сосен.
- Здесь направо ... Здесь налево ... Вот мы и пришли, - сказав последнюю фразу, глаза барышни как-то потухли.
Ключом она открыла дверь, занёс её и нежно положил на кровать.
- У Вас, наверно, вывих. Я мог бы попытаться вправить Вам ногу.
Видел, как это делал один костолом когда-то в пионерлагере. А потом как-то самому удалось вправить однокласснику, который подвернул ногу, когда играли в футбол. Так что опыт был.
- Мне бы лучше врача...
Ладно, побежал в санчасть искать врача.
- Вообще-то смена у меня уже закончилась, - ворчала врачиха, - Ну хорошо, какой домик?
Назвал ей номер.
- Идите, сейчас приду.
Пришла она быстро. Осмотрела ногу, посерьёзнела.
- Нужен рентген. За вами есть, кому присмотреть? Это - ваш сын?
- Нет. Но за мной есть, кому присмотреть.
- Знакомый?
- Нет.
- А что он тогда здесь делает?!
- Это не ваше дело! Я останусь здесь столько, сколько нужно, - встрял я.
- Спасибо, не нужно. Я вам так благодарна! За мной есть, кому присмотреть, - ей снова было неловко.
Представил себе, что скоро может прийти эдакий ревнивый громыла-муж, похожий на хмыря с пункта проката лодок. Пожалуй, лучше ретироваться, а то женщинке может достаться ещё и с этой стороны.
- Тогда выздоравливайте, я пойду.
- До свидания!
- Пока!
С чистой совестью ушёл.
 
На следующий день, от нечего делать снова развлекал на пляже свою нехитрую компанию, в которой уже появилось несколько неказистых «сереньких» представительниц противоположного пола.
И вдруг вижу, на другом конце пляжа появляется ... Цель!
Если вам нравится какая-то девушка, необязательно смотреть на неё взглядом завороженной лягушки на удава. Наблюдать можно искоса, а то и вообще затылком. Желательно, чтобы она вообще не догадывалась, что вы ей интересуетесь. И знакомиться надо так, как будто вы её впервые заметили, разговор вести непринуждённо, только тогда у вас есть Шанс.
 
Слежу незаметно за Целью, чтобы потом подойти к тому месту, где она расположится, и бросить невзначай какую-нибудь ничего не значащую фразу. Цель медленно двигалась в нашу сторону. Вынужден был повернуться спиной. И вдруг затылком чувствую, она стоит рядом. Поворачиваюсь.
- Можно поиграть с вами в карты?
Наверно, она знакома уже с кем-то из нашей компашки! Смотрю на каждого: нет, никто её не знает. Интересно к кому она пришла?! Поскольку все молчат, предлагаю расстелить подстилку возле себя. Атмосфера постепенно разряжается, снова сыпятся шуточки. Самое удивительное и непостижимое, что Катя, так зовут прекрасную незнакомку, по всей видимости, интересуется именно Мной, а не кем-то другим. И ещё: её не нужно охмурять моими хитроумными приёмчиками. Вообще-то говорят, если девушка говорит «нет!» - это значит - «может быть...». Если девушка говорит «может быть...» - это значит «да!». Если же девушка говорит «да!», то, что же это тогда за девушка???!».
 
Тут же девушка всё время, только и говорила «Да! Да! Да!», и в то же время – это была Девушка.
Более того, именно про такую видно Володьке Шарапову говорили: «Присмотрись! Девочка-то правильная!».
Пытался найти у Кати хоть какой-то подвох, изъян или недостаток - всё было бесполезно.
Оказалось, что она тоже из города на Неве (как и фигуристки), закончила второй курс, любит волейбол, музыку.
Она не была легкомысленной или бесстыдной, а наоборот чувствовался незаурядный ум, душевная чистота и женская чувствительность.
Едва поверил в свою необыкновенную удачу, как Катя поднялась:
- Мне пора идти. Пожалуйста, не нужно меня провожать.
Она исчезла также таинственно, как и появилась.
 
Пропал аппетит, всю ночь не мог спать.
Чудес не бывает! Это был, по всей видимости, всего лишь сон или мираж!
Наступило утро.
- Ну, что? Где твоя Катя? Придёт сегодня? - спрашивали ребята.
- Не знаю.
 
Она пришла.
И снова ничего не могу понять или объяснить.
Интересная, весёлая, остроумная и в то же время скромная. У неё, должно было бы быть миллион поклонников. А она свалилась мне как снег на голову и, очевидно, никто кроме меня ей не нужен. И готова идти за мной хоть на край света...
«А на край моря?»
- Катя, ты хорошо плаваешь?
- Да.
- Поплыли до буйка?
- Поплыли!
 
Мы плыли не спеша. Течением, которое в этот день было особенно сильным, нас итак сносило в море.
- Сейчас отдохнём у буйка и назад, - сказал я, когда до буйка оставалось ещё метров 30.
- Может не надо к буйку, я боюсь цепи и острых ржавых углов.
Чего там бояться?! Но спорить не стал.
- Тогда полежим немножко и плывём обратно.
Через несколько секунд мы стали плыть к берегу.
Но почему-то мы не приближались, а медленно удалялись всё дальше и дальше.
Наконец, я забеспокоился.
- Катенька, а ты быстрее плыть не можешь?!
- Ещё быстрее? Нет, к сожалению, не могу.
- А кролем ты умеешь?
- Нет, но я могу долго плыть брассом.
Мне всё стало ясно.
- Всё, плывём к буйку! - скомандовал я.
Катя согласилась. Благо мы ещё даже не проплыли линию, где он проходил. Он был от нас в пяти метрах справа и двух метрах спереди.
Но доплыть до него нам так и не удалось.
Ошибка Кати была в том, что она поплыла напрямую к буйку, а плыть надо было вправо назад с учётом течения.
Доплыв до буйка, тянул к ней руку, но она никак не могла преодолеть какой-то метр.
Затем попытался даже буксировать её, но лучше бы я не пытался: самой доплыть до меня у неё ещё может быть и был шанс, а так и этого шанса не осталось.
Нас неумолимо уносило всё дальше в море, хотя мы плыли в другом направлении.
Можно было бы заорать, что было сил, позвать на помощь, но ветер дул со стороны берега, и меня всё равно бы никто кроме Кати не услышал.
А Катину реакцию на мои истошные вопли легко было себе представить.
Рассчитывать приходилось только на чудо или на то, что кто-то из моей компании быстро вызовет спасателей.
Но хватит ли сил у Кати до их прихода?!
Мог бы сам быстро поплыть за подмогой, но оставлять Катю одну нельзя, сама она может испугаться или запаниковать, и тогда обязательно захлебнётся.
Главное, чтобы не было паники!
Собственно даже со мной рано или поздно Катя поймёт, что случилось, и тогда ...
Нет, лучше не думать.
Не видно было никакого выхода из создавшегося положения.
И тогда я принял единственно-правильное в данном случае решение: стал шутить.
- А я всегда мечтал, поселиться на каком-нибудь необитаемом острове, как Робинзон Крузо. Похоже, моя мечта наконец-то сбудется!
- А можно я буду твоей верной Пятницей? - Катенька неплохо подыгрывала.
- Никаких экзаменов сдавать не надо, не нужно к диплому готовиться. Сиди себе, лови рыбку и наслаждайся природой!
- А я буду эту рыбку жарить или уху готовить. Какую вкусную я умею уху варить!
- Костёр буду разводить, домик деревянный построю, на охоту буду ходить.
- А я буду разводить и доить козочек. А то, как же без молочка-то?!
- Буду лазить по пальмам, собирать для моей Пятницы самые сочные бананы, ананасы и кокосовые орехи.
- А я буду готовить необыкновенно-вкусные блюда, вести хозяйство и поддерживать моего Робю во всех его начинаниях, делить с ним все беды и радости.
- Каждый день буду дарить моей Пятничке самые разные экзотические цветы, принесу шкуру саблезубого тигра, чтоб не мёрзла зимой, и однажды предложу разделить моё скромное ложе в гамаке.
- А я рожу тебе столько деток, сколько ты пожелаешь. Стану очень хорошей заботливой мамой. Буду наших детей баловать, но и о воспитании не позабуду. При этом на первом месте у меня будешь – ТЫ!
- А я буду любить тебя ещё сильнее. И когда мальчики подрастут, мы пойдём вместе охотиться на мамонта, чтобы было достаточно пищи, и чтобы сделать для тебя украшение из мамонтовой кости. Наши же девочки будут такими же красивыми как ты, и будут помогать тебе по хозяйству.
 
Так мы болтали всякую ерунду, а берег всё удалялся и удалялся от нас.
Нас занесло уже раза в 3 дальше, чем тогда на лодке.
Казалось, что с тех пор прошло много-много лет.
Обратил внимание, что губы у Кати стали совсем синие. Да и у меня всё тело было покрыто гусиной кожей.
Мы к тому же ещё и замерзали.
 
- Дима, а знаешь, жизнь прожита не зря. Я нашла Тебя, и это - Самое Главное!
Людей Разносит По Всему Свету, и иногда они ищут свою вторую половинку много-много жизней, чтоб побыть хоть несколько секунд вместе, но судьба часто не даёт им даже эту малость.
А я так Счастлива, Что Нашла Тебя! И мне кажется, мы уже целую Вечность вместе!
- Как Роби...
- Не перебивай, пожалуйста. Я хочу тебя ещё кое о чём попросить. Обещай, если со мной вдруг что-то случится, ты ради любви ко мне обязательно доплывёшь до берега. Поклянись!
 
Мне не понравился этот монолог.
Лучше бы мы продолжали дальше про Пятницу и Робинзона.
Похоже, с чувством юмора у Кати всё же слабовато.
- А ты знаешь, Катюша, мне одна девушка говорила, что я – Волшебник. И это - правда! Вот сейчас колдону, и здесь появится судно, которое увезёт тебя.
Однако отдав все силы на волшебство, сам я погружусь на дно морское.
Но ты не унывай! Через много-много лет меня найдут, склонируют, а тебя омолодят, и мы снова будем вместе!
Нёс какую-то ахинею, но что-то же нужно было говорить.
 
Как вдруг раздался рокот моторной лодки.
- Ты и впрямь - настоящий Волшебник! - прошептала Катя.
Даже не верилось: чудеса ещё случаются!
Моторка приблизилась к нам.
- А, это снова Ты! - раздался до боли знакомый голос.
По тону Катя почуяла что-то неладное, и когда ей протянули руки, спросила меня:
- Мне лезть к ним?
- Конечно, Катюша, полезай.
Когда Катеньку подняли, мне вдруг вспомнился Лев Жеглов с его:
А теперь, ... горбатый. Я сказал, горбатый!
И таким же тоном услышал:
- А теперь, Ты!
Немая сцена. И вдруг, я нашёлся.
- Спасибо, не надо.
Они как будто заранее знали и рассчитывали, что именно так им и отвечу.
- Ну как хочешь!
Завели мотор. Катя пыталась протестовать, возмущаться, но её никто не слушал, и чудесная лодка быстро скрылась из виду.
 
Я был в Шоке! Какое Право Они Имели Меня Бросить?!
Ну и что, что сказал: «не надо», всё равно полез бы, у меня просто выхода другого не было.
Неожиданно моя последняя дурацкая шутка приобрела зловеще-вещий смысл.
Вот только насчёт клонирования и омолаживания был неуверен.
 
Есть такая история, про одного очень верующего человека, у которого разбился корабль, и он оказался посреди моря. Он стал молиться и просить бога: «я прожил праведную жизнь, не совершил ничего плохого, часто молился и всегда верил в Тебя! Помоги мне!».
Вдруг к нему подъезжает лодка, и какой-то человек протягивает ему руку.
- Спасибо, не нужно! Меня Бог в беде не оставит. Он меня спасёт!
Лодка уплыла. А глубоко верующий утонул.
На том свете он спросил у Бога:
- Почему Ты не спас меня?!
- А я послал тебе человека с лодкой. Но если ты – дурак, то тут я тебе ничем помочь не могу!
 
Вот и я был такой же дурак. Нет, я был Дурак с большой буквы. Нет! Я был Абсолютный Дурак!
Но зачем же нужно было ко мне лодку с Подонками посылать?!!!
 
Кролем всегда плавал плохо, голову держал над водой, и уже через пятьдесят метров тело начинало изгибаться, а ноги начинали вытворять какую-то смесь дельфина с брассом, а потому переходил на брасс.
Но теоретически знал, как нужно плыть: тело свободно лежит на поверхности воды в горизонтальном положении, лицо опущено в воду. Для вдоха голова поворачивается коротко в сторону на каждый 3-й гребок. Ноги работают в три раза чаще, чем руки.
Что делать?!
Был не просто в Отчаянии. К нему примешивались ещё и Ненависть, Страх, Негодование, Боль, Горечь, Любовь и Злость.
И вот с этой гремучей смесью чувств я поплыл.
Взмах рукой, глубокий вдох, взмах другой рукой и одновременно медленный выдох в воду – Раз.
Взмах рукой, выдох продолжается, другой рукой взмах – Два.
Выдох заканчивается – Три.
Голову немного направо, глубокий вдох и снова взмах – Раз.
И снова: Раз, Два, Три.
Ноги работают, как лопасти парохода, оставляя равномерный пенистый след: правая нижняя часть ноги - вверх, левая – вниз.
Потом правая – вниз, левая – вверх.
Вверх – вниз, вверх – вниз.
Раз, Два, Три, Раз, Два, Три, Раз, Два, Три.
«... если со мной вдруг что-то случится ...»
Как ты меня, Катенька, тогда напугала!
«...Обещай ... обязательно доплывёшь ...»
Теперь, обещаю.
«Поклянись!»
Клянусь!
Раз, Два, Три.
Время остановилось.
Ориентируюсь куда плыть спиной по Солнцу, берега всё равно почти не видно.
Но уверен, что иду в нужном направлении.
Раз, Два, Три.
Сердце стучит, как молот кузнеца по наковальне: Бум! Бум! Бум!
Лёгкие работают, как кузнечные меха.
Главное - не потерять Дыхание!
Холод давно уже прошёл. Жарко!
Раз, Два, Три.
Я уже не человек, а - машина.
Если мотор хоть на секунду заглохнет или остановится, то машина камнем пойдёт ко дну.
Раз, Два, Три.
Интересно, что там сейчас делает Катя?!
Ждёт меня на берегу или пошла по своим делам?
Раз, Два, Три.
Сколько уже прошло: два, а может три, или четыре часа?!
 
Это - глюки или шум прибоя?!
Нет, это не похоже на глюки.
Посмотреть страшно, можно сбить дыхание.
Знаю, что берег песчаный, но почему-то боюсь врезаться в скалы.
Раз, Два, Три.
И вот доплыл до берега, совсем рядом с тем местом, откуда мы стартовали.
 
Но сил встать уже нет.
Волна нежно колышет моё измождённое тело.
Где-то минут через пятнадцать с трудом смог подняться, и медленно поплёлся к тому месту, где сидела наша компашка.
Было радостно видеть эти милые родные лица.
Катины вещи лежали рядом с моими.
- А Катя разве ещё не появлялась?
- Нет, не появлялась.
- Спасибо, что вызвали нам спасателей! Пусть и с запозданием...
- А мы никого не вызывали. А с вами что-то приключилось?!
Больше видеть не мог эти тупые бараньи рожи.
- А шли бы вы, знаете Куда?!
Взял Катюшины вещи, все свои деньги и пошёл выручать подружку.
 
Мозг вдруг стал рисовать страшные картины: а что, если эти два ублюдка всё это время насилуют в своей каморке Мою Девушку? Но ничего, тогда сейчас они узнают, кто такая Старая с Косой! При этом моё воспалённое воображение начало придумывать самые изощрённые пытки, которые можно было бы к ним применить перед их заслуженным Концом!
 
Однако постепенно успокоился и стал смотреть на вещи реальнее.
С изнасилованием я, конечно, загнул. Но...
Нас с Катей сейчас вышвырнут из пансионата – это как минимум.
Скорее всего, могут к тому же теперь ещё реально насолить с институтом.
Обидно будет вылетать после пятого курса.
И с Катей тоже, определённо, всё кончено.
Если эти два кретина за невинную шалость смогли запросто поссорить меня с Мариной и Ирой, то сейчас уж они постараются втройне.
Катя, возможно, проклинает тот день, когда познакомилась со мной.
Неожиданно заметил, что некоторые женщины восхищённо заглядываются на меня и провожают взглядом.
И в самом деле: после этого заплыва мои мускулы и всё моё тело выглядели так, как будто с экрана какого-то Голливудского боевика сошёл главный герой.
Ну и ладно, Катя, катись в свой Питер! Скатертью дорожка!
А я - не пропаду!
 
С такими мыслями дошёл до пункта проката лодок, где уже меня поджидал знакомый мерзкий тип.
- Пять рублей принёс?
Всего-то?! Достал ему пять рублей.
- Благодари свою девушку, а не то бы ...
На наши голоса из каморки вышла Катя и второй сыч.
Катя бросилась мне на шею и поцеловала в щёчку.
- Если бы нам не позвонили пограничники, которые вас случайно заметили в бинокль, то плавали бы вы сейчас вместе с рыбками. А сейчас, убирайтесь отсюда! И чтобы я вас здесь больше не видел!
 
Когда мы с Катей отошли, спросил её:
- Ты, наверно, тоже - волшебная фея. Как тебе удалось расколдовать этих злых и страшных орков?
- У них была гитара. Я играла им и пела. А они меня за это горячим чаем поили.
«Был бы тоже не против побывать на этом концерте».
- А ещё они наблюдали за тобой в бинокль. Если бы увидели, что у тебя больше нет сил, то тут же пришли бы на помощь.
«Угу! А я бы уже с русалочками развлекался на дне морском».
- Они сказали, что ты, наверно, профессиональный пловец, возможно мастер спорта.
«Ну не мастер, а кандидат в мастера, и не по плаванию, а по шахматам».
- А ещё они рассказали, что наблюдали за тобой, когда ты делал другим девушкам массаж на пляже, и «такое там вытворял!».
Вот теперь мне стало ясно, за что меня эти двое так невзлюбили.
Они мне просто завидовали!
 
И тут меня осенило! Так бывает иногда, когда пазл из маленьких кусочков вдруг складывается в одну целую картинку.
Катя, наверно, тоже видела мои массажи.
И во всём виновно её Женское Любопытство!
Ей видно тоже хочется испытать на своей спинке мастерство настоящего Художника.
Ладно, придётся сжалиться над девочкой и удовлетворить её объяснимое желание.
 
- А ещё они не советовали с тобой встречаться. Сказали, что ты мне - не пара, что ты - глупый Дон-Жуан.
«А я и не рассчитывал, что они могут что-то хорошее посоветовать».
- А я им ответила, что они тебя не знают, и ты вовсе не такой!
«Интересно, откуда ей знать, какой я?!».
- Дима, мы встретимся после ужина, хорошо? Я должна тебе кое о чём рассказать.
 
Когда мы встретились, Катя была грустной.
- Завтра я уезжаю.
Подо мной разверзлась земля.
В глазах потемнело.
 
- Я хочу тебя! - она прижалась ко мне.
- Я тоже очень тебя хочу!
Мы хотели где-то спрятаться, но, несмотря на позднее время, везде были люди, а идти нам было некуда.
Тогда мы примостились меж тремя сосенками и стали целоваться.
Она совсем не умела это делать.
Вообще-то, тогда тоже был ещё девственником.
Да-да! Не удивляйтесь.
Да, я - бабник и балагур, но я не лягу с кем попало.
Вот если это - Любовь или хотя бы - Судьба, тогда - другое дело.
 
Но целоваться уже умел, и подходил к этому, как всегда – творчески!
Мы целовались почти всю ночь. За нами наблюдали издалека, но нам никто не мешал.
Перед уходом Катя дала мне заранее подготовленный листик, на котором стоял её адрес.
- Я буду ждать тебя. Провожать не надо.
- Я тебя никогда не забуду.
Так мы и расстались...
 
На следующий день у меня появился страх перед водой, который несколько лет не проходил.
Хорошая техника кроля пропала и никогда больше не возвращалась.
Часто вспоминал Катю: у неё была какая-то тайна, о которой она могла бы и рассказать.
У меня же была тайна, о которой не смог бы ей рассказать.
Да и что могло быть между нами?
Могла она бросить ради меня свой институт?
Что мог бы я ей предложить?
Нашу трёхкомнатную распашонку с мамой и дедушкой в Киеве и мою стипендию?
Если бы я был бы хотя бы знаком с её родителями.
Даже на наш заплыв можно посмотреть по-разному.
Её папа, например, может поблагодарить, что не бросил дочь в трудную минуту, но может и с лестницы спустить: «Так это ты чуть не утопил мою дочку?! Чтобы духу твоего здесь не было!».
 
А то вот влюбился в первом классе в одну девочку. Портфель ей носил, мы строили планы на будущее, а потом познакомила она меня со своей мамой. Так та не просто запретила дочери со мной встречаться, но ещё и встретилась с моей мамой:
- Чтобы я Вашего жидочка возле моей дочери больше не видела!
Мне-то было наплевать, что скажет моя мама, а вот Света ослушаться свою маму не могла.
И вся любовь на этом быстро угасла.
А ведь можно было бы сказать: «Встречаешься с представителем племени Иисуса Христа?! Хороший вкус, доченька!». Или если в Бога не верит, то хотя бы: «Та же национальность, что и у основоположника марксизма-ленинизма Карла Маркса и автора теории относительности Альберта Эйнштейна?! Ничего не имею против!».
 
Если бы хотя бы знать, что хотя бы Катина мама меня нормально воспримет!
 
Когда приехал в Киев, Олег, мой лучший друг с матшколы, как-то пришёл в гости и стал расспрашивать, как отдохнул, что видел.
Рассказал ему, что познакомился с девушкой из Питера, чуть не утонули.
 
Через полгода он звонит:
- Еду в Ленинград в командировку, дай адресок, передам от тебя привет!
Сердце что-то почувствовало, а потому сказал:
- Спасибо, Олег, не надо.
На следующий день готовлюсь к диплому, звонок в дверь, открываю - он.
- Через полчаса поезд. Давай скорее адрес!
- Ну и настырный же ты!
Мне не хотелось давать ему адрес.
Он прошёл в центральную комнату, схватил лежащий там блокнот возле телефона.
- Где - здесь?!
- Нет не здесь.
Я прошёл в свою комнату, он - за мной.
Уловив мой взгляд, схватил записную книжку, лежащую на моём столе.
- Подожди, я перепишу адрес, - сказал я сдаваясь.
В сущности, Олег – мой лучший друг, женат.
Знаю его много лет, а с Катей мы были вместе всего каких-то два дня.
Что тут плохого, если напомнит Кате обо мне?!
Возможно, мне и не доведётся в ближайшие годы побывать в Ленинграде.
 
Вытащил листок с адресом из записной книжки.
Как назло невозможно было сразу найти карандаш или ручку.
Олег выхватил Катин листик из моих рук.
- Как приеду, так тебе его и отдам. Ужас! Похоже, уже опоздал! - и он выбежал из квартиры.
«Чтоб твой поезд ушёл без тебя!» - пожелал ему в сердцах.
Но он, как назло, успел.
 
По приезду Олег рассказал, что был у Кати.
Когда он пришёл, она была дома одна.
Оказывается она из какого-то старинного дворянского рода.
Показывала ему альбомы с фотографиями.
Каких-то её родственников расстреляли в 1918-м, а кто-то пострадал даже как декабрист в начале девятнадцатого века от царского самодержавия.
 
Из-за того, что её мама подвернула ногу на танцплощадке, они вынуждены были так быстро уехать тогда. Врачи подозревали перелом, а оказалось - просто вывих.
Это её мама указала Кате на меня и посоветовала познакомиться.
 
Больше Олег не стал ничего рассказывать.
Что-то там ещё произошло между ними.
Но Олег об этом говорить не хотел.
 
- Отдай мне мой листик!
- У меня его сейчас нету! Не волнуйся! Отдам тебе в следующий раз!
Но он мне его так и не отдал.
 
Через полгода, окончив институт, меня распределили на работу, связанную с командировками.
И первая же моя командировка была в Питер(!) на месяц(!).
Примчался к Олегу.
- Быстро давай Катин адрес!
- А я его потерял.
- Как потерял?!
- А вот так!
Ничего не понимаю.
- Что за глупые шутки?!
- А я не шучу.
- На каком транспорте ехал, номер дома?
- Не помню!
- Ты что, издеваешься?
- Ничего ты от меня не добьёшься!
- А если тебе сейчас морду буду бить?!
- Можешь даже убить, всё равно ничего не скажу! - и он смотрел мне прямо в глаза.
По глазам было видно, что не врёт.
Это было абсолютно не похоже на моего Олега.
Отказывался верить своим ушам.
Очевидное и Невероятное!
Убивать его не стал.
 
Помнил, что Катя живёт на улице Мориса Тореза.
Приехав в Питер, долго бродил по этой улице в выходные, но она была длинная, а дома по ней – многоэтажные. Потом понял, вероятность встречи практически равна нулю.
 
Вот так заканчивается эта история.
Так и никогда не узнал, что случилось с Олегом.
И могло ли у нас с Катюшей быть какое-то будущее.
Но, как кто-то сказал:
«У каждого своя судьба и свои влюбленности, но что было, то было, то прошло.
Жизнь идёт дальше ...».



Фиолетовый Гром

Отредактировано: 04.12.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться