Разнесённые по свету или Умение прощать

Рассказ 2-й «Западенка» или «Я – не волшебник!».

Посвящается всем тем, кого любил и люблю.
 
Ой, Маричка, чичери, чичери, чичери, 
Расчеши мя кучери, кучери, кучери…
Украинская народная песня
 
 
На улице весна, май месяц – все цветёт. Однако сессия покоя не даёт ...
Конец второго курса. Первый экзамен сдан.
Чтобы как-то расслабиться и восстановиться после экзаменационной лихорадки, забрёл погулять в цветущий и пахнущий Пушкинский парк.
Величественные дубы, прохладные ели, одурманивающие липы.
Услышав музыку, медленно пошёл туда, откуда она доносилась.
И вот уже грохочет песня:
   «... Вот, новый поворот. И мотор ревёт!
         Что он нам несёт?! Пропасть или взлет?!
         Омут или брод?! И не разберешь!
         Пока не повернешь... ».
На летней танцевальной площадке местный ансамбль исполнял песни из репертуара «Машины времени».
Контингент был самый разнообразный, но всё же, большинство молодёжи, вероятно, из рабочей среды.
Мне было интересно наблюдать за всей этой разношерстной толпой.
Как молодые парни заигрывают с симпатичными кокетливыми девушками.
Как в быстрых танцах выделываются самые различные экзотические телодвижения.
Как в медленных - кавалеры приглашают понравившихся им дам. И, обнявшись, пары медленно толкутся на одном месте.
На какое-то время моё внимание привлекла высокая стройная брюнетка с длинными распущенными густыми волосами ниже пояса. Тёмная длинная юбка, светлая шёлковая сорочка, босоножки на каблуках. Одета скромно, но со вкусом.
Почему-то с ней никто не танцевал.
Хотя почти всех более или менее симпатичных барышень уже разобрали.
Пару раз, то один, то другой молодой человек направлялся в её сторону, но тут же отходил.
 
Насмотревшись вдоволь, так и не зайдя на площадку, побрёл не спеша домой.
Был чудесный умиротворяющий вечер.
Тёплый ласкающий ветерок, тихий нежный шелест листьев, баюкающее щебетанье птиц.
Неплохо развеялся!
Теперь можно с новым полным зарядом энергии готовиться к следующему экзамену!
 
После сдачи экзамена решил снова прогуляться по Пушкинскому парку.
Дошёл до танцплощадки. И снова завораживающая картина: возбуждённые молодые девушки и парни, полные надежд и стремлений, ищущие новых многообещающих знакомств и приятных впечатлений.
Рядом с черноволосой красавицей и в этот раз никого из сильного пола не было, а ведь возле многих других милых созданий уже крутились молодые люди.
Наверно, её приятель ещё просто не пришёл.
 
Эх, неплохо было бы с кем-нибудь поприжиматься в медленном танце.
Хороший был бы заряд энергии для подготовки к следующему предмету!
С этими мыслями купил входной билет и зашёл внутрь.
В это время ансамбль как раз заиграл спокойную мелодию.
Какой-то симпатичный парень направлялся, по всей видимости, к привлекшей ранее моё внимание длинноволосой незнакомке на другом конце площадки.
«А вот и её друг пожаловал!», - мелькнуло у меня в голове.
Но парнишка вдруг весь ссутулился, я бы даже сказал, сгорбился, повернул обратно и ... исчез из виду.
А почему бы мне не попытать счастья с этой черноволосой принцессой?!
Это было бы классное отвлечение от экзаменов, пройтись с ней в танце разок!
Но я никуда не спешил, спокойно наблюдая за другими танцующими.
Времени у меня было предостаточно.
 
Когда размеренная музыка стихла, заиграли какую-то смесь начинающуюся тягуче, но затем взрывающуюся бурным припевом.
       «Ты можешь ходить, как запущенный сад,
         А можешь всё наголо сбрить.
         И то, и другое я видел не раз,
         Кого ты хотел удивить? ...».
Интересующий меня субъект вместе с некоторыми другими особями прекрасного пола образовали небольшой круг, разминая свои конечности в движениях на месте.
Слегка пританцовывая, приблизился к ним. Две девушки, обещающе улыбаясь, немножко пододвинулись, впуская меня.
Длинноволосая симпатяга находилась через одну от меня.
Старался незаметно за ней наблюдать.
Она не приплясывала как-то особенно, но оригинально водила руками, как при обычной ходьбе, не сгибая их в локтях. У неё были тёмные дивные глаза.
Вдруг через какое-то время заметил, что моя пассия обращается ко мне и пытается что-то сказать.
«На ловца и зверь бежит!» - радостно пронеслось в башке, но виду не подал.
Подошёл поближе, чтобы услышать:
- Пуйшов §$%&( на §$%...
- Что?! - заорал со злостью на шум от музыки, из-за которого было непонятно, что за первое слово сказала эта милая личность.
Это было похоже на украинский, но с каким-то совершенно незнакомым чуждым диалектом.
Надо бы ей объяснить, что мой гнев относится не к ней, а к этому невыносимому грохоту...
 
И тут до меня с запозданием стал доходить смысл конца её немыслимой фразы.
Подняв на неё глаза, мне показалось, что на меня смотрит немигающим взглядом Гигантская Ядовитая Змеюка. Раздалось жуткое шипение, и услышал повтор уже понятых мною ранее мерзких матерных слов.
Даже сейчас не собираюсь повторять их дословно!
Мне предлагалось идти, как особе лёгкого поведения(!), на мужское достоинство(!).
При этом в её взоре было столько ненависти и презрения, что невольно ошеломлённо сделал пару шагов назад, оказавшись на том же месте, на котором до этого танцевал.
Внутренне окаменел. Но глаз не отвёл: помимо злобы в них появился ещё и каменный холод.
Постепенно её глаза затуманились и скользнули вниз.
Ансамбль продолжал орать:
  «... Постой! Оглянись назад! И ты увидишь!
        Как вянет листопад!
        И вороны кружат!
        Там, где раньше был цветущий сад! ... ».
 
Должен был бы сразу развернуться и уйти, но, в который уже раз, меня подводили моё тугодумие и медлительность.
Этого не может быть потому, что этого не может быть никогда! Такова нормальная реакция ошарашенного человека, если он встречается с неизвестным ему доселе явлением.
Такая внешность, и мат с яростной и необъяснимой враждой в глазах. Разве так бывает?!
А может здесь все такие?
Осторожно стал прощупывать взглядом остальных в кругу.
Они все были абсолютно разные, непохожие, хоть и каждая привлекательна по-своему.
Некоторые обворожительно мне улыбались, некоторые смотрели обнадёживающе.
Нет, похоже, никто не имел ничего против меня.
Более того, очевидно, никто даже не догадывался, что сейчас у всех на глазах произошло.
Вероятно, все - случайные знакомые. Пожалуй, лишь одна, ростом ниже среднего, могла иметь что-то общее со Змеёй Подколодной. Но и она смотрела на меня скорее с участием и сочувствием, нежели недоброжелательно.
Может быть, произошло какое-то недоразумение?!
Матерящаяся не казалась опустившейся на самое дно. На дебильную тоже не была похожа.
Может, она меня с кем-то спутала?!
Наверняка сейчас всё прояснится, милая девушка осознает, что ошиблась, и извинится за свою непростительную глупость. А я благородно прощу её, и мы будем долго смеяться над её ужасным промахом.
Время шло. Ничего не происходило.
 
Неожиданно вспомнился ссутулившийся паренёк.
И в моей шкатулке быстро закрутились шарики и ролики.
Так вот почему с ней никто не танцует?!
Она не только мне, но и всем говорит Гадости.
Эта Стерва жалит прямо в сердце. Сеет зло и тьму.
Может она - ведьма?! ...
Да! Она просто - ведьма!!!
Никогда до этого не встречал настоящих ведьм.
Так вот как они выглядят!
И вовсе не нужно летать на метле, достаточно смазливого лица, длиннющих волос, лютого взгляда и матерных слов.
 
Мне нужно скорее уйти отсюда. Я здесь ничего не потерял.
Но незаметно продолжал наблюдать за ней, не в силах отвести взгляд.
Моё злобное «Что?!» - никакой не вызов этой Фурии, а просто реакция на грохот, чисто случайное совпадение событий.
Это же – безумие, связываться с ней!
Не понимаю, как она смогла выговорить Такое!!!
Ты, наверно, такой же полоумный, как и она, если тебя это волнует!
Всё это добром не кончится!
Тысяча рассудительных и не очень мыслей роилась в моём ульишке.
Мне очень хотелось уйти, но почему-то медлил, не мог поверить в реальность произошедшего.
Девушки в кругу так мило улыбались. После нестерпимо жаркого дня был такой приятный прохладный вечер. Было так радостно до этого наблюдать за людьми, которым не нужно сдавать эти чёртовы экзамены. Которые веселятся в своё удовольствие и не сушат себе мозги на 99% никому не нужными науками. Сама приподнятая царящая атмосфера буквально снимала недавний сильнейший стресс и напряжение.
И тут вдруг выясняется, что не всё здесь так, как представлялось.
Правда, не всё так было лишь с одним единственным Существом.
А, может быть, если не буду больше замечать эту Выдру, то и она не будет обращать на меня внимание?!
Побуду ещё немного, восстановлю хорошее настроение и пойду.
 
Песня кончилась, ансамбль затянул новую:
      «Если любовь не сбудется, 
       Ты поступай, как хочется.
       И никому на свете грусти не выдава-ай ...».
Вдруг поймал снова на себе испепеляющий взгляд Бестии.
Её рот беззвучно открывался, но мне уже было понятно, Что Мегера произносит.
Холодная решимость внезапно пронзила меня.
Время будто бы остановилось.
Дальше всё происходило, как в замедленной съёмке.
Стал плавно двигаться в её сторону.
Этой Твари видно жить надоело!
Умереть захотелось!
Так Сдохни, Ничтожество!
При этом внешне не дрогнул ни один мускул на лице, говорил одними глазами.
Надеялся, что она повернётся и побежит, или хотя бы отвернётся, но она продолжала смотреть в мои глаза.
Неужели, взаправду, Хочет Смерти?!
В последний момент, видно почувствовав, Что от меня исходит, Противная Ведьма попыталась было защититься:
- Йды геть вудсы!
Но на этот раз уяснил смысл мгновенно. Честно говоря, готов был даже к более достойному сопротивлению, которое бы меня, впрочем, тоже не остановило бы.
Подойдя вплотную, ... осторожно обнял её за талию...
 
В тот же миг, мне почудилось, что из каждой поры Моей Жертвы в меня брызнула кровь.
Она не просто стала пурпурно-красной, а я бы сказал тёмно-вишнёвой.
Застигнутый врасплох, непроизвольно разомкнул руки.
Её безвольное тело тут же стало оседать на пол.
Хорошо, что рядом стояли другие девушки. Быстрее всех среагировала та невысокая, которая была, по всей видимости, её подружкой. Она первой подхватила её:
- Марийка, що з тобою?! - спрашивала она обеспокоенно.
Кое-как, вчетвером они подтащили безжизненное тело к скамейкам, которые были установлены по кругу всей площадки.
Бордовое лицо постепенно становилось бледно-пепельным.
Одна из девчонок зачем-то подбежала ко мне:
- Надо бы поскорее найти врача!
Пожал равнодушно плечами. И она побежала дальше.
Почему-то был уверен, что для Бесчувственной смертный час ещё не пробил, и она сама очухается без посторонней помощи.
 
Действительно, минут через пять-десять Допрыгавшаяся потихоньку стала приходить в себя и без оказания медицинской помощи.
Когда в очередной раз заиграли новую мелодию, Пострадавшая, несмотря на то, что всё ещё была мертвенно-бледной и слабой, поддерживаемая другими подругами снова стала в круг.
Солист запел:
      «Всё отболит. И мудрый говорит:
        Каждый костер когда-то догорит.
        Ветер золу развеет без следа.
        Но до тех пор, пока огонь горит,
        Каждый его по-своему хранит,
        Если беда, и если холода ... ».
 
Лениво, из вежливости, всё же решил подойти, узнать как самочувствие.
Она заговорила первой:
- Що?! Закохався в мэнэ?!
Ой, умора! Так влюбился, что чуть к праотцам не отправил!
А может Дурёхе память отшибло, как меня матом посылала?!
Крыша у Бедняжки, видно, полностью поехала!
Во всех случаях, ясное дело, её сильно стукнуло, если смогла додуматься до такого!!!
Я - что, похож на лешего, водяного или Кощея Бессмертного?!
Потом допетрил: ей как-то нужно объяснить случившееся перед подругами.
Пока смекал, что ответить, услышал знакомое:
- Пуйшов §$%&( на §$%.
Словарный лексикон у Обиженной Богом, видать, был ну уж очень ограничен.
Но ненависти в её глазах уже не было. Только какая-то отрешённость и безнадёжность.
 
Не задумываясь больше ни на одну миллисекунду, развернулся и пошёл на выход.
Мне тут делать больше было нечего.
А вдогонку неслось:
  «... Еще не все дорешено-о!
        Еще не все разрешено-о!
        Еще не все погасли краски дня.
        Еще не жаль огня-а, судьба хранит меня ...».
 
Придя домой, долго не мог заснуть.
Готов был себе поклясться, что никогда больше не появлюсь на «Пушке», как называли частые завсегдатаи парк имени Пушкина.
Мне не хотелось никогда больше встречаться с той Безумной.
Да и о чём с ней можно говорить?! И на каком, вообще, языке?
А если бы и было можно, способен ли хоть кто-нибудь нормально с ней общаться?!
Правда, подружка низенького роста обращалась к Сумасбродной, когда той плохо стало.
Кажется, даже называла её по имени. Марийкой.
А может – судьба?
Ведь мою любимую бабушку тоже звали Марией.
Дедушка называл её ласково - Муся.
Никто не любил меня так сильно, как она. Но не всё было так просто.
Мой отец был русским. Это всегда очень опасно, когда в чисто еврейской семье появляется «агой» т.е. чужак. Он может погубить всю семью. И таких историй предостаточно.
Отец расстался с мамой и ушёл из семьи, когда я был ещё совсем маленьким.
Но я-то остался! И хотя я был ребёнком и сыном её любимой дочери, бабушка, будучи главой семьи и неся тяжёлое бремя ответственности за всех её членов, испытывала ко мне двоякие чувства. К сильной любви примешивались страх и даже ненависть.
Отвечая ей взаимностью, я даже однажды послал её матом ...
 
Мне тогда было три-четыре годика. От одного мальчика из неблагополучной семьи услышал новое незнакомое мне слово о собачьей самке. По тону, каким оно произносилось, мне показалось, оно соответствует тому, какие чувства испытываю к бабушке. И когда она меня на следующий день не пустила на кухню схватить вкусно пахнущие свежеприготовленные пирожки, произнёс это ужасное слово, глядя ей в глаза. Она долго изумлённо смотрела на меня, пытаясь проникнуть в самые глубокие закоулки моей души.
Никогда не забуду этого взгляда!
И хотя меня почти не ругали, навсегда понял, что есть плохие, разрушительные, убийственные слова, которые ни при каких случаях нельзя употреблять. И никогда больше с тех пор не произносил их!
А сегодня мне, другая, чужая Мария, отомстила, наконец-то, за мою любимую бабушку ...
 
Штудируя билеты, иногда вспоминал Странную Незнакомку, пытаясь понять, что же тогда на танцплощадке произошло.
Мне удалось застыдить эту Вульгарную Девицу?
Если да, то ненадолго.
И я ведь ничего особенного не сделал, просто положил ей руки на талию.
Откуда же такая резкая реакция?
Может, виноваты слова песни?
Кажется, тогда пели:
   «... Новая встреча лучшее
         Средство от одиночества!
         Но и о том, что было,
         Помни не забывай! ...».
Но разве от этих слов теряют чувства?
А что было бы, если бы не отпустил её?
Так-таки, отбросим шутки в сторону, могла бы испустить дух?!
Полный бред сивой кобылы!
С другой стороны, прекрасно помнил, о чём думал, идя на неё.
Но в глубине души и близко не желал же ей смерти!
А если бы мысленно приказал: «Разденься!». Устроила бы стриптиз?
Сомнительно.
Можно ли было бы ещё как-то ответить на её маразматические слова?
Как ни напрягал свои бедные извилины, всё было тщетно.
 
И только за день до сдачи третьего экзамена, когда в голову больше никакие знания не лезли, вдруг родилась, как мне показалось, интересная идея.
Надо перед экзаменом прогуляться, расслабиться, а заодно проверить оригинальную идею.
А потому отправился на «Пушку» ...
 
На танцплощадке грохотало:
       «Снова старт, он взят и нет пути назад,
         И по кругу кони мчат, почти летят.
         Вот опять я опоздал на поворот,
         Подо мною конь чужой, и конь не тот... ».
Сквернословящая стояла у входа с подружками.
Подойдя к ней и услышав старую-престарую басню:
- Пуйшов §$%&( на §$%!
Удивить этим меня было уже невозможно! Просто ответил:
- А я нэ можу на §$%, а можу тилькы в §$%&*.
В переводе это значило, что могу только в женское достоинство.
Как Вам моя гениальная идея, читатель?
С волками жить, по-волчьи выть!
Пусть теперь найдётся, что противопоставить, или замолчит навсегда!
Мгновенно последовал грозный ответ:
- Що, в милицию захотив?!
Ужас пронзил меня до мозга костей!
Неужто забыл, с кем связался?!
Заберут на ура, как миленького, по показаниям скромной симпатичной дивчины.
С этой Тронутой станется.
Потом будешь доказывать, что ты - не осёл.
Одна из девочек, видя мой неподдельный страх, прыснула от смеха.
Но Марийка смотрела на меня серьёзно, глазами бабушки - с некоторым удивлением, разочарованием и укоризной, пытаясь проникнуть в меня как можно глубже и понять, что я - за фрукт.
До меня дошло: я просто перезанимался. Моя безмозглая идея была скудоумием, и все мои предыдущие достижения пошли прахом.
Развернулся и отправился домой.
А в спину ансамбль орал:
  «... Отчего же в этот час, тяжелый час,
        Наши кони не всегда находят нас?!
        А все могло бы быть совсем не так!
        Если только сам себе не враг! ... ».
Клянусь! Больше я сюда - ни ногой!
 
Прошло несколько дней.
На какое-то время Пушкинский парк был совсем забыт.
Шла подготовка к «Теории вероятностей». Доцент Павлов был известен, как коварный экзаменатор. Как говорили о нём студенты: «Шара здесь не конает!».
В последний день перед экзаменом, когда почти весь курс был детально изучен, снова вспомнилась девушка-ведьма.
А может никакая она не ведьма, а просто попала в какую-то кошмарную историю?!
Например: её кто-то изнасиловал, а то не дай бог ещё и групповуха была, и она ненавидит за это всех мужчин. И нуждается в помощи или в поддержке.
Может я и есть тот единственный, выбранный Судьбой, кто сможет ей как-то помочь?!
Глупо, конечно, но кто знает?
Решил всё же прогуляться в Пушкинский парк, немного развеяться.
Пришёл одним из первых на танцплощадку, купил билет, зашёл внутрь.
И снова очарование беззаботного веселья. Музыка, песни и танцующие.
Прошло много времени. Та, которую хотел увидеть, не появлялась. Всерьёз ожидал, что она каждый день приходит сюда и ждёт одного меня неповторимого?
Солист объявил:
- Последний танец, медленный. Песня из кинофильма «Земля Санникова».
Зачем я потратил целый рубль на билет? Чтобы весь вечер просидеть на скамейке?!
Или решил сохранять верность Чокнутой, которая кроме матерных слов других не знает?!
Встал и решил пригласить на танец девушку, которая, как мне показалось, была чем-то похожа на Марийку. Она сразу взяла меня за руку, мы вышли в центр зала, обнялись, и начали медленно топтаться на месте, слушая песню:
     «Призрачно всё в этом мире бушующем.
       Есть только миг за него и держи-ись.
       Есть только миг между прошлым и будущим.
       Именно он называется жизнь».
Было приятно и радостно так близко ощущать молодое девичье тело.
Но в мыслях рядом со мной была Марийка.
На небе уже замерцали мириады далёких звёзд.
     «Вечный покой сердце вряд ли обрадует.
       Вечный покой для седых пирамид.
       А для звезды, что сорвалась и падает.
       Есть только миг - ослепительный миг ...»
 
Спиной почувствовал, как что-то нестерпимо жжёт сзади. Когда, танцуя, развернулся в нужную сторону, увидел ... стоящую у входа с горящими глазами Марию.
Обрадовался, и одновременно мне стало немного не по себе.
Песня закончилась, проводил свою спутницу на место, и сразу же пошёл к той, ради которой пришёл сюда.
- «З якоюсь §$%&*( танцюйэш, а потим йдэш до мэнэ?!»
Меня сильно резануло, то, как она обозвала танцевавшую со мной девушку («особой лёгкого поведения»). Это как-то не вязалось с моей теорией о её ненависти только к мужчинам.
Народ повалил на выход. Не зная, что ответить, и не желая отвечать, пошёл на выход со всеми.
И тем не менее мне было жалко эту Несчастную. Проследил за ней глазами: выйдя, она направилась к огромному ветвистому дубу, где стояли две её подруги. По всей видимости, они пришли слишком поздно и решили даже не заходить, чтобы не тратить попусту деньги на вход.
А Марийка всё же сама зашла внутрь. Не из-за меня ли?!
Дерзнул-таки подойти.
И снова невыносимое и непереваримое:
- Пуйшов §$%&* на §$%!
В этот миг меня посетило озарение. Так бывает иногда, когда долго и нудно бьёшься над какой-то неразрешимой задачей, и, вдруг, происходит как бы вспышка молнии в мозгу. И всё становится ясно, как белый день. Решение оказывается элегантным и кратким.
Широко улыбаясь и глядя в глаза, ответствовал:
- Мэни твойи маты ласкають вуха!
Додуматься до такой фразы в трезвом уме равносильно изобретению теории относительности.
Ну, наконец-то! Надеюсь, надолго поставил эту Невозможную в тупик! Пусть теперь задумается!
Однако её ответ последовал молниеносно, как будто она всю жизнь ждала этого моего с большим трудом придуманного выражения:
- Як тоби моя маты можэ ласкаты вуха??? Ты что – Волшебник?!
Если я гордился своим высказыванием-открытием, выстраданным за много дней, как Эйнштейн, то, кто же была Она, мгновенно развившая мою теорию ещё более неординарными идеями?!
Не она, а я, в который уже раз, совсем растерялся и обомлел.
Оказывается, Удивительная умеет шутить!!!
Причём мама, которую она, определённо, любит, в её шутке делает мне приятное?! 
К чему бы это?
А ещё Сельская Дурочка умеет говорить на чистом русском!
Может, она и ещё что знает?
Стоял как истукан.
А «Волшебник» - это комплимент, или как?
Она ждёт от меня какого-то волшебства?
Скажем, она считает себя заколдованной, и хочет, чтобы с неё были сняты какие-то чары?
А может это намёк на то, что произошло с ней тогда, когда она вела себя как Чудовище, а мне удалось её устыдить до потери сознания?
Но я - не волшебник!!!
Да и вообще, больше ничего не понимаю.
 
Устав видно ждать, пока я что-либо рожу, девчонки собрались уходить.
- Нэ пудходь бульшэ до мэнэ! - бросила эта Непредсказуемая.
И они пошли.
Постояв немного, тоже отправился домой.
Пройдя метров пятьдесят, увидел их, остановившихся возле памятника Пушкину.
Меня что ли дожидаются?
Когда поравнялся, они тоже двинулись дальше.
Шли они втроём, взявшись за руки, Марийка была третьей слева, ближе всех ко мне.
- Ты дывы! Прылып, як смола!
По-моему, ты ко мне пристала, как банный лист, а не я к тебе!
С другой стороны мне действительно не давала покоя та история, когда, казалось бы, от меня зависело, жить ей или умереть.
А если повторить эксперимент?!
Подошёл к Марийке поближе и нежно обнял её правой рукой за талию.
На этот раз, она если и покраснела, то лишь чуть-чуть.
Какое-то время мы шли молча, как парочка, затем она осторожно отстранила мою руку и перешла на правую сторону. Навстречу шли какие-то люди. Чтобы пропустить их, отошёл назад, а, так как девчонки затем сдвинулись влево, то снова оказался рядом со старой знакомой.
Увидев, что я снова совсем близко, Наивная поменялась с низенькой подружкой, которая была в центре, местами.
Да, ладно, не собирался я за тобою приударять. Хотя ...
Поскольку никаких бранных фраз не следовало, возникло непреодолимое желание провести ещё один эксперимент.
Снова замедлил шаг, взял её роскошные длиннющие волосы и слегка дёрнул.
Волосы были настоящие!!!
Вначале повернулась обладательница сокровища, на которое я покусился, а потом и две её подруги. В их взглядах читалось только одно слово: Маньяк!
Чтобы как-то сгладить ситуацию, изобразил из себя извозчика и негромко крикнул:
- Но-о, лошадка!
Подружка слева закатила глаза:
- Зовсим з глузду зйихав!
«Лошадка» спокойно забрала свою гриву и перебросила её себе на грудь.
Непостижимо! Я и впрямь начинал за этой Помешанной ухаживать.
Заметил, что мы уже почти дошли до метро «Завод Большевик», мне надо было сворачивать на автобусную остановку.
Наши пути расходились.
- Щобы я тэбэ усю ничку снывся!
Наверно, это было немного комично, как коверкал русские и украинские слова вместе.
Марийка повернулась и впервые одарила меня заигрывающей очаровательной улыбкой, сообразив видно, что собираюсь уходить.
Оказывается, она ещё и улыбаться умеет!
А может я и воистину Волшебник?!
Ужасная ведьма превращалась в прекрасную принцессу.
И эта Принцесса влекла меня и манила следовать за собой.
Но было уже поздно, а завтра меня ждал трудный экзамен.
Я не поддался искушению и направился на остановку автобуса номер семнадцать.
Позже мне пришлось горько пожалеть, что прислушался к голосу разума ...
 
Через пару дней спустя снова вспомнил про Марийку.
Что-то должен был сделать для этой девушки. У неё была какая-то тайна, она попала в какую-то беду, и мне казалось, чувствовал, что могу, обязан ей помочь.
Если бы только не было этих невозможных выражений!
Когда пришёл на летнюю танцплощадку, начался ливень.
О том, что в Пушкинском парке существует ещё и закрытый танцзал, который работает зимой или в дождь, тогда ещё не знал.
В другой раз, придя поздно, не увидев ни Марийки, ни её подружек, сразу пошёл домой, даже не заходя внутрь.
Сессия закончилась, началась производственная практика.
 
Однажды, когда опять собрался пойти на «Пушку», вдруг нежданно-негаданно (как всегда!) пришёл навестить меня Олег. Поболтали ни о чём. Потом он спросил:
- Ты куда-то собираешься?
Рассказал ему, что познакомился в Пушкинском парке с неприлично-бранящейся кралей, которая, однако, залилась краской и лишилась чувств, стоило лишь мне к ней прикоснуться. Несмотря на ужасные маты, могла назвать меня волшебником.
Ну что можно было ещё рассказать?!
Олег никак не прокомментировал мою историю, а предложил пойти вместе со мной.
Был несказанно этому рад. С Олегом будет легче справиться с этой Ненормальной, разгадать её загадку.
 
К сожалению, несмотря на большое обилие людей, ни Марийки, ни одного знакомого лица не было видно. Оставил Олега всего на минуту самого, чтобы внимательнее осмотреть всех вокруг. Но когда через минуту вернулся, он уже общался с двумя незнакомыми девушками.
- А это - мой друг Дима! - представил он меня, - А меня зовут Олег! А вас?
Ту, которая Олегу нравилась больше, звали Ирой, её подругу – Светой.
Отвёл Олега коротко в сторону:
- Её здесь нет. Пошли отсюда! Сходим лучше в кино.
- Ты чего, Дима? Мы, зря что ли, входные билеты покупали?
- Эта Ира ничего собой не представляет. Она тебе - не пара! Идём!
- Хочешь, иди! А я остаюсь!
Олег ничего не хотел слышать.
Было тоскливо и скучно.
Музыка грохотала так, что готовы были лопнуть перепонки.
Кругом дёргались тела и кривлялись рожи наглых развязных самцов, похотливых легкодоступных тёлок. Одним словом – Сплошной Мрак.
Зачем я только привёл сюда Олега?!!
Он всё время проводил со своей новой подругой, а когда танцы закончились, вызвался её провожать, и мы расстались.
 
После этого долго не посещал Пушкинский парк, а когда случайно затем забрёл туда, увидел девушку, которая просила меня пойти найти врача для Марийки.
Она рассказала, что «Маша вэлыка и Маша малэнька» - западенки с завода «Реле и автоматики».
По справочнику разузнал, где находится этот завод, и когда заканчивается рабочее время.
Вскоре пришёл к проходной в нужное время.
На выход повалила толпа народа, но ни одна из Маш не объявилась.
Правда, увидел третью девочку, которая сказала, что «з глузду зйихав», когда брал в руки Машины волосы и изображал из себя кучера.
Она была не одна, а с парнем.
Когда подошёл к ним, она заговорила первой:
- Марийка чэкала на тэбэ. Чому ты не прыйшов?
- У меня были экзамены ...
Разговорились. Оказалось, её зовут Валей.
Она часто «йо-кала». Догадался, что «йо» - это «да» по-западенски.
Валя была из того же села Закарпатской области, что и Маша. С работой у них туго.
Поэтому после школы молодёжь пытается устраиваться поработать в близлежащем посёлке Усть-Чорна, где расположен небольшой филиал ПО «Реле и автоматики» с одним цехом.
Из филиала часто отправляют ненадолго в Киев для повышения квалификации.
Маше только-только исполнилось восемнадцать, и она была в Киеве всего пару месяцев.
- Файна дивочка! Закохався? - спросила Валя.
Глупый вопрос, я бы даже сказал: нелепый. Как можно влюбиться в матюки?!
Как объяснить, что мне нужно разгадать какую-то непонятную, но очень важную для меня загадку, что людей помимо любви могут связывать ещё какие-то узы...
Видя мою растерянность, всё время молчавший Валин приятель спросил, при каких обстоятельствах мы познакомились. И услышав, что Маша матюкалась, изрёк:
- За такие слова вообще-то бьют по морде!
Валя смерила своего тихоню-друга каким-то удивлённым взглядом.
Тем не менее после сказанного у меня не было больше желания продолжать расспросы, хотя Валя обладала нужной мне информацией и готова была ею поделиться.
В глубине души чувствовал, что он прав. И при нём вести дальнейшие разговоры не хотелось.
А потому попрощался и пошёл восвояси.
Думал, что всегда смогу снова найти Валю и узнать у неё необходимые мне подробности.
 
Однако когда в другой раз спустя время пришёл на проходную «Реле и автоматики», то Валю не застал. Отыскал с трудом общежитие, где она жила, но выяснилось, что она уже тоже вернулась домой в Закарпатье.
 
Как-то через пару месяцев встретил Олега.
- Всё ещё встречаешься с Ирой?
- Да, встречаюсь.
- И что ты в ней нашёл?
- Сам не знаю.
В принципе не был против этой Иры, просто был уверен, что этот союз долго не продержится. Они совершенно не подходили друг другу.
Каково же было моё удивление, когда зимой Олег сообщил, что они решили пожениться.
Совсем рехнулся что ли?!
- А без росписи разве нельзя дальше встречаться?!
- Она на четвёртом месяце беременности!
- А ты разве не предохранялся?
- Предохранялся, но знаешь, как бывает?
- А ты уверен, что это твой ребёнок?
- А от кого же ещё?!
Что можно было ему на это ещё сказать?!
 
Бракосочетание назначили на первое апреля 1982 года.
Неужели на другой день нельзя было оформить?!
А, может, ничего про первоапрельские шутки не слышали?
Спросили бы меня!
Так нет же, всё держалось в тайне, Олег меня даже свидетелем не сделал.
Четырёхкомнатная квартира, в которой Олег жил с мамой, двумя сёстрами и отчимом была разменяна на две 2-хкомнатные. Тётя Маша (мама Олега), будучи настоящим «золотом», сама нашла вариант размена.
Как и можно было предположить, свадьба прошла не очень гладко: один знакомый Олега выпил чересчур много, устроил драку и уронил дорогой магнитофон, взятый на прокат.
И всё же в этот день Олег выглядел счастливым. Был искренне рад за него!
 
А во мне, тем временем, крепло решение, о чём не преминул после свадьбы сообщить своему другу.
- В ближайшее время еду в Закарпатье, искать Марийку.
- Если хочешь, поеду с тобой.
- А как же молодая жена?! К тому же ещё беременная?!
- Ничего, это не твои проблемы! Оплачиваешь мне билет?
Был несказанно рад. Всё-таки Олег – Настоящий Друг!
С Олегом мне непременно удастся раскрыть мучившую меня тайну.
Было немного неудобно перед Ирой, но без Олега моя затея выглядела, как авантюра чистой воды.
 
Заранее купил билеты, плёнки для своей камеры (СуперS), разные конфеты, киевский торт.
В день отъезда удалось даже купить, выстояв огромную очередь, ананас. Тогда это была экзотика, до этого пробовал его на вкус один лишь только раз в жизни.
Внимательно изучил карту и маршрут передвижения. В четырёх-пяти километрах от Усть-Чорной было замечено село Лопухово. Кажется, Валя его упоминала. Но, поскольку филиал находился в Усть-Чорной, решено было вначале ехать туда.
 
Олег пришёл к поезду вовремя, вооружившись одним только фотоаппаратом и умывальными принадлежностями. Заснялись на вокзале и тронулись в путь.
С нами в купе ехала молодая симпатичная женщина лет двадцати пяти, которой Олег сразу рассказал суть нашей поездки. На удивление, она смотрела на нас не на как умалишённых, а восхищённо.
Расхваливала нас, давала советы. Сама она оказалась венгеркой.
Поведала немного историю края, в который мы ехали. Испокон веков тут жили славяне. А кто только не захватывал эти земли: венгры, монголы с татарами, поляки, снова венгры, австрийские немцы, чехи со словаками. Местные жители, несмотря ни на что, язык сохранили, но он отличается от обычного украинского. Только в 1945-м Закарпатье вошло в Украину.
Затем предложила нам пораньше лечь спать, чтобы у нас было достаточно сил на предстоящий трудный день.
 
Утром мы сошли на нужной станции, и дальше ехали на электричке до Тячево.
На базаре купили красивый букет разных цветов. Досняли на моей кинокамере одну из плёнок.
А потом долго ждали маленький автобусик, на котором трусились почти три часа, пока к вечеру не добрались до Усть-Чорной. Ещё в автобусе Олег пытался заговаривать с разными людьми, но никто нам ничем помочь не мог. Когда мы выходили, в автобусе уже почти никого не было. Одна женщина, вышедшая вместе с нами, окликнула какую-то местную молодую девушку и попросила её нам помочь.
Олег сразу объяснил, что нам нужно, но девушка попалась непонятливая. Или же у них в селе каждую вторую звали Марией.
Она спрашивала, не косит ли Маша.
Нет, вступил я, не косит.
А нет ли у неё шрама?
Нет! Нет у неё никаких шрамов!
А нету ли у неё вот здесь родинки?
Нет! У неё нет никаких родинок!
Подружка у неё есть пониже ростом, тоже Маша.
И ещё одну её приятельницу звали Валей.
(Да, похоже, с этой тупоголовой каши не сваришь!)
- А-а, так вуны з Лопухив! - догадалась наконец-то она, - Файна дивочка! Закохався?
Однажды когда-то слышал эту фразу и знал уже правильный ответ.
- Йо!
А что ещё оставалось отвечать в данной ситуации?
 
Олегу не всё было понятно из нашего разговора из-за диалекта. Он спросил меня, о чём мы говорим. Пришлось объяснить ему суть:
- Нам сейчас ещё пять километров до Лопухово топать. Придём, совсем ночь наступит.
- Та ни, вуна пэрэйихала в Усть-Чорну, - вмешалась местная и указала нам в какую сторону идти, назвала фамилию (типично украинская) и номер дома.
Немного полегчало. Мы поблагодарили аборигенку и пошли.
 
Только теперь мы обратили внимание, какая вокруг стояла красотища.
Со всех сторон вздымались величественные горы, слегка покрытые сверху снегом. Первозданные леса, преимущественно сосновые. Обалденный воздух. Мерно журчащая речка.
Отсняли ещё одну плёнку на камере.
Марийкин дом находился в самом конце посёлка высоко на склоне.
Вначале мы проскочили мимо него, тогда какой-то парнишка, к которому Олег обратился за помощью, вызвался довести нас.
Когда мы дошли до хаты, он помог открыть калитку, а Олег забрал у меня камеру, чтобы заснять торжественный момент встречи, хотя уже совсем стемнело.
 
Дверь открыла сама Маша, сразу узнала меня и слегка покраснела, но не так как когда-то.
Подарил ей цветы. Подошла её мама, и они гостеприимно пустили нас в дом.
Мама Марийки оказалась невысокой сухощавой женщиной, которая мне сразу чем-то понравилась. Она рассказала, что муж со старшими дочерьми уехал в Лопухово, и вернуться они должны только в понедельник. Младшая дочка Аня уже спит, а Маричка вот помогает по хозяйству.
Мы вручили привезённые подарки. Потом нас усадили за стол кушать и пить чай.
Маша некоторое время внимательно разглядывала меня, а потом попросила выйти на крыльцо.
 
Вышел с ней.
- Повэртайся кращэ скоришэ в свуй Кыйив. Або тэбэ вбьють ось тут.
Маша говорила серьёзно, было не похоже, чтобы она шутила. В её глазах стояло искреннее беспокойство.
- Чому? Хто?
Маричка опустила взгляд на землю, и продолжала что-то взволнованно говорить.
А я вспомнил её огнедышащие глаза, когда танцевал с другой девочкой, в голове заиграла музыка, полились звуки:
  «... Пусть этот мир вдаль летит сквозь столетия.
        Но не всегда по дороге мне с ним.
        Чем дорожу, чем рискую на свете я?
        Мигом одним, только мигом одним ...»
 
Марийка никак не успокаивалась:
- «... И твого друга тэж вбьють. Вы повынни повертатыся додому. Вас обох вбьють отут.
Тихонько присел. И ... Гопля! Подхватил её на руки.
Она затрепыхалась у меня на руках, и мне показалось, что земля заходила под ногами ходуном, как будто началось землетрясение.
Слегка склонил над ней голову, Мария тоже потянулась ко мне и ...
Мы поцеловались.
Это не был какой-то особенный поцелуй, мы просто едва соприкоснулись губами.
Но в тот же миг всё померкло.
Мы были одни на всём Белом Свете, во всей Бескрайней Вселенной.
Мы неслись сквозь Бесконечное Пространство, не чувствуя ни тел, ни времени.
 
В следующее мгновение обнаружил, что мы стоим на склоне горы на какой-то поляне.
Нежно греет солнышко, цветы благоухают, жужжат пчёлки, порхают бабочки, стрекочут кузнечики, птички заливаются.
Маричка как-то непривычно нарядно по-летнему одета. Не могу отвести от неё глаз ...
И я умоляю её, не винить себя в Моей Смерти!
С необыкновенной нежностью и лаской высказываю ей какие-то удивительные добрые слова любви и симпатии. Меня переполняют к ней невыразимые чувства теплоты и сердечности.
И заклинаю её простить Меня!
Маричка после некоторого молчания отвечает, что тоже очень любит меня.
И, что .. прощает ...
 
Снова всё меркнет ...
Нет ни Времени, ни Пространства.
Мы купаемся вдвоём, забыв обо всём, в Безбрежном Океане Радости и Счастья ...
 
Вижу перед собой Машины глаза. Поднимаю голову. Темное звёздное небо, светит луна, метров тридцать повыше возле деревьев лежит снег. Холодно. Озираюсь ошалело вокруг.
Сколько лет прошло? Что это было? Что произошло?
- Постав мэнэ.
Аккуратно поставил её на землю.
Марийка зашла в дом. Я - за ней. Села к столу.
Она улыбалась.
Я тоже глупо улыбался.
 
Олег, вдохновлённый нашим приходом, начал расхваливать меня, какой я - добрый, умный, талантливый, был лучшим математиком в классе, как хорошо играю в шахматы и т.д.
Рассказывать про себя и задавать вопросы Олег тоже не забывал.
Марийкина мама рассказала, что муж занимается лесозаготовками, старшая дочь выходит замуж, и они оставляют ей весь свой дом и хозяйство в Лопухово. Этот дом они выгодно купили недавно у немцев, её дальних родственников, которые выехали в ФРГ. В Усть-Чорной, которая раньше называлась Кёнигсфельд, осталось всего с десятка два немецких семей. После Великой Отечественной многих повысылали в Сибирь, другие поуезжали в Германию сами.
Огород здесь такой же большой, как и в Лопухово, в хозяйстве имелись две коровы, свиньи, козы, куры. Работы хватает.
Мама Марии хотела поставить на стол киевский торт, но мы отказались, предложив открывать его, только когда соберутся все члены семьи.
Уловив удобный случай, Олег рассказал, обращаясь к Маше, как я потратил почти полдня перед отъездом в очереди, чтобы купить для неё ананас. Но оказалось, что Марийка равнодушна к ананасам, зато очень любит апельсины. Мысленно чертыхнулся: апельсины тоже мог купить в последний день, причём очереди за ними почти не было.
 
За разговорами незаметно летело время. Глянул на часы: было уже 5(!) часов утра с гаком.
Маша и её мама коротко вышли, оставив нас одних.
- Ну, как? - допытывался Олег.
- Всё в порядке!
- А о чём вы говорили? - не унимался он.
Не отвечал ему, но он не отступал.
Что я мог ему рассказать?!
Надоел своими вопросами, как горькая редька.
В конце концов, ответил ему:
- Она сказала, что нас здесь убьют ...
Немая сцена.
Мне не надо было этого говорить. Совершил глупость. Наверно, усталость и напряжение последних дней дали себя знать. Хуже всего было то, что после моих негромко сказанных слов колыхнулась занавеска, за которой был проход в другую комнату. Маша или её мама теоретически тоже могли меня услышать.
 
Вскоре зашла мама Марии:
- Маричка кажэ, що вы повынны йихаты додому.
Ждал, что сейчас Олег пошутит, найдётся, что ответить.
А вместо этого услышал:
- Когда идёт автобус до Тячево?
Автобусы ходили два раза в день: в шесть утра и в три часа дня.
Чтобы успеть на сегодняшний поезд, надо было выезжать в шесть утра.
Было уже полшестого. Мы быстро собрались. Маша не появлялась.
Подождав немного, попрощались и двинулись в путь.
Когда спустились со склона и отошли от дома метров на сто, я остановился:
- Олег, слышишь?!
- Что я должен услышать?! Давай скорее! А то автобус без нас уйдёт!
И тут он тоже услышал. С гор со всех сторон неслось:
«Ди-ии-има-а-а! ДИИИ-ИИИИ-ИМААААААА-ААА-ааа-аа-а!»
Марийка бежала за нами.
Сердце забилось, как подстреленная птица.
Маша была в одной лёгкой футболочке, юбочке и тапочках.
«Хоть бы не простудилась», - ёкнуло в мозгу.
Она подбежала ко мне и остановилась.
С Надеждой смотрел ей в глаза.
Машенька смотрела на меня тем же самым взглядом, с каким совсем недавно во время волшебного поцелуя говорила:
«Я тэбэ тэж дужэ кохаю ...».
Но сейчас она произнесла лишь:
- Ты забув свою камеру, - и вручила мне сумку, в которой были камера и плёнки.
Потом она повернулась и пошла.
Застыл, как вкопанный, не зная, что делать.
Олег теребил, что мы опоздаем, но не обращал на него никакого внимания.
Спустя вечность принял нелёгкое решение и побрёл за Олегом.
 
Все, что было потом, оказалось стёрто в памяти начисто.
Кажется, мы успели в последнюю секунду на автобус.
Как мы добирались до Тячево, от Тячево до поезда и на поезде до Киева, совершенно ничего не помню. Хорошо, что рядом был Олег.
Пришёл в себя только, когда уже был дома.
Где-то посеял любимые наручные часы-будильник «Полёт», которые снимал только перед сном в своей комнате, чтобы положить на тумбочку у кровати. А так никогда с ними не расставался. Ещё исчез паспорт, в котором оставались пятнадцать рублей (тогда это были для меня серьёзные деньги). Паспорт, правда, через полгода в бюро находок нашёлся, но денег, естественно, там уже не было.
 
Как-то спросил у Олега, почему он решил так быстро ретироваться, неужели забоялся?
Олег ответил мне, что Машины предостережения вполне могли иметь и реальную основу.
Но главное, в доме не было мужчин. И если бы мы остались, то могли бы бросить на Машу тень, и могли бы пойти разные слухи по посёлку. Его рассуждения выглядели достаточно логично.
Он был по-своему прав. Был ему за всё премного благодарен.
 
Позже попытался сам осмыслить, что же произошло тогда, во время поцелуя.
Кратковременный кошмарный сон, навеянный усталостью и устрашениями «тебя здесь убьют», «вас обоих здесь убьют»? (Кстати, зачем ей нужно было меня так запугивать?)
Или, может, мне удалось увидеть какие-то сокровенные желания Маши?
В мираже пользовался несвойственными мне незнакомыми ранее словами и оборотами, идущими от сердца.
А если всё пережитое происходило на самом деле?!
Происходило всё это со мной или я был только свидетелем?!
Если я был только свидетелем, то, как же сильно Марийка должна была его любить!
Что случилось тогда с её парнем? Его убили?!
Или же именно со мной общалась Маша в этом видении??!!
 
Ни на один из вопросов не мог дать исчерпывающий ответ, но ...
Мне казалось, что добился того, чего хотел. Меня больше не мучили так сильно вопросы, о том, что произошло в первый раз на танцплощадке. Зачем она называла меня волшебником, и могу ли я ей как-то помочь.
Чувствовал себя так, будто выполнил свой долг, посланную мне судьбой миссию.
Как будто Маша тонула посреди бескрайнего моря, а я помог ей выбраться на берег.
Более того, мог представить себе, если бы и мне в будущем пришлось бы тонуть в открытом море, то стоило бы мне только подумать о Марийке, как ко мне бы тоже кто-то пришёл бы на помощь ...
 
Смог наконец-то взглянуть на Машеньку и как на девушку своей мечты.
Она мне нравилась? Да! Однозначно!
Могло ли быть у нас какое-то общее будущее?
Вряд ли! Разные культуры и социальные прослойки, город и деревня.
Но самое важное: я любил свою семью, своих друзей, Киев и учёбу, и даже ради такой девушки, не смог бы переехать жить в село. А если бы Маричка решилась переехать ко мне, то от наших проблем, без своей семьи, без той красоты природы, к которой она привыкла, она увяла бы здесь, как горный цветок, пересаженный в горшочек с землёй на подоконник.
Нет, судьба нас свела только ради одного чудесного поцелуя!
Успокоился и стал думать о более насущных вещах.
 
Прошло несколько лет.
По окончании института, по воле судьбы, меня распределили на ПО «Реле и Автоматики»
в отдел внешних работ. Моя работа была связана с частыми командировками, но с маленьким филиалом в Закарпатье не имела ничего общего.
Как-то спросил у начальника бюро, нет ли поездок в наш филиал.
Нет, туда командировок у нас не было. Но если мне очень надо в Усть-Чорну, то можно взять в профкоме путёвку на горнолыжную базу, находящуюся там и принадлежащую нашему производственному объединению.
Проработав десять месяцев и имея кучу отгулов, заглянул как-то в пятницу в профком. Поездки в Усть-Чорну имели место, если набиралось достаточное количество желающих. Как раз набралась группа на семидневную поездку с выездом от проходной в эту субботу, приездом – через неделю в воскресение. Лыжи и ботинки выдаются напрокат на базе. Недолго думая, позвонил в отдел, получил добро и взял путёвочку.
Перед отъездом удалось купить сетку апельсин (2 кг) с чесноком (1 кг) в нагрузку.
Чеснок оставил дома, а апельсины взял с собой. И – в путь.
 
Автобус был полупустой. ПО «Реле и Автоматики» состояло из самого завода и специального конструкторского бюро (СКБ). В основном это была молодёжь из одного из отделов СКБ и ещё две девушки из другого. От завода я был один.
Приехали в субботу вечером.
А в воскресение рано утром, прихватив апельсины, чтобы не возвращаться, отправился в Тячево. Удача сопутствовала мне: только у одного продавца на рынке были великолепные красные гвоздики с длинными черешками. Купил у него три штучки. Продавец, как будто только меня и ждал, тут же собрался и ушёл. А я быстро побежал на автобусную станцию и как раз вовремя успел к своему автобусу.
К двенадцати уже был в Усть-Чорной. Прошёл по знакомому пути, поднялся на склон, открыл калитку и постучался в дом. Потом, постучал ещё раз. Очевидно, дома никого не было. Прождал напрасно целый час. Пропускать обед на базе не хотелось, а потому, оставил цветы и апельсины у крыльца и побрёл кушать.
 
Вместе со мной за столиком оказались те две девушки, которые обособленно держались от остальной компании.
- Где ты был до обеда? Ты приехал на лыжах кататься, или как остальные?
- А как остальные?
- Да всю ночь пили, а теперь отсыпаются ...
- Не-е, я приехал кататься на лыжах!
Так мы познакомились и договорились после обеда кататься вместе.
Идти к Маричке домой больше не хотелось.
А вдруг у неё уже кто-то есть, и мой приезд совсем некстати.
Решил попытаться встретить её в понедельник после работы.
В воскресение и в понедельник днём развлекался, а потом пошёл к входу нашего филиала.
Несколько человек вышло, но Марийки среди них не было. Опять ушёл ни с чем.
 
А во вторник мне резко повезло: утром разговорился, оказав внимание и сделав несколько комплиментов, с подрабатывающей на базе, молодой, симпатичной и общительной дивочкой.
Её тоже звали Марией (похоже, у них здесь Марий в самом деле пруд пруди!).
Она охотно отвечала на любые интересующие меня вопросы.
 
Вообще-то, она работает в цеху филиала нашего предприятия, а здесь только подрабатывает.
В прошлом году окончила школу. Аттестат неплохой, но можно было бы и лучше. А вот её подруга Аня – круглая отличница. Учительница говорила, что таких талантливых учениц она ещё никогда в жизни не встречала. Советовала ей ехать поступать в университет. Но Аня так и не смогла оставить свою семью. Она очень любит свою маму, отца, сестру Маричку ...
Рассказал, что в Киеве когда-то познакомился с Марией, у которой тоже есть сестра Аня, и назвал их фамилию.
Моя собеседница обрадовалась. Да! Это они!
Спросил, училась ли Маричка также хорошо, как Аня?
Она этого не знала, ведь та училась намного раньше и в Лопухово. Но, скорее всего, да. Она училась, наверно, очень даже хорошо. Иначе не работала бы начальником отдела технического контроля, а работала бы в цеху.
И много людей у неё в подчинении? Нет, только Аня. Но все равно она - молодец.
 
Маша-рассказчица была права. Мне было приятно услышать, что интересующая меня Маша - такая умница.
Интересно получалось: моя мама тоже была начальником ОТК. Только по-настоящему большого предприятия. Людей в подчинении у неё было много, и работа была очень ответственная.
 
А Мария употребляет в цеху бранные слова?
Нет, с чего Вы взяли?! Она очень вежливая, деликатная, скромная и застенчивая. Можно даже сказать слишком скромная.
Как-то это не сходилось с тем, что мне было о ней известно.
 
А у неё парень сейчас есть?
Нет, у неё сейчас никого нет. Я же говорила, она очень застенчивая.
Но ведь был же у неё парень раньше?
Да, но это было давным-давно.
А что с ним случилось? Его больше нет в живых?
Вы и об этом слышали?! Да, это была целая трагедия. Они так любили друг друга. Такая ужасная бессмысленная смерть!
Его убили?
Нет, Вы что! Нелепый несчастный случай! Правда, тогда ходили разные слухи.
А что за слухи?
Я не знаю, это было давно, и не в нашем селе, а в Лопухово. Мало ли о чём молотили языками.
Всё же, о чём судачили?
Поговаривали, что Маричка считает себя виновной в его смерти. Я, в самом деле, не знаю.
Ей показалось, что она сболтнула лишнего.
 
По лестнице спускались девчонки и окликнули меня.
Сказал им, чтобы меня не ждали, что приду кататься чуть позже.
Они захихикали и пошли дальше.
 
А как он погиб?
Я ничего не знаю. Если мне что-то ещё удастся узнать, я Вам обязательно расскажу.
А когда Маричка с работы идёт домой?
Как и все в четверть шестого. К сожалению, мне уже пора идти.
Последний вопрос: я приходил к ним в воскресение днём, но никого не застал дома. Где они могли бы быть?
Может быть, они в церковь ходили, предположила Маша.
Поблагодарил её за интересный разговор, и мы попрощались.
 
Каким-то фантастическим образом мне удалось узнать столько ценного!
Раз этот парень существовал на самом деле, значит, это было не просто видение, а нечто большее. Неудивительно, что до сих пор внутренне содрогаюсь, вспоминая свою фразу с просьбой к Маше, не винить себя в моей смерти.
Из обрывков воспоминаний и недавно полученной информации вырисовывалась следующая картина.
 
Марии очень повезло, она встретила свою судьбу, своего любимого ещё в юном возрасте.
Казалось, ничто не помешает им прожить долгую счастливую жизнь.
Но, как в песне поётся. Призрачно всё в этом мире бушующем. Он погибает.
Несомненно, у Марии были предчувствия беды. То ли сон, то ли какие-то приметы.
Когда люди очень близки, по-настоящему любят один другого, у них друг к другу начинает развиваться шестое чувство. Видно Мария не придала большого значения подсказкам сердца.
А когда разразилась трагедия, и грянуло горе, то она обвинила себя в его смерти.
Вначале возненавидела его, за то, что он её покинул. Потом возненавидела весь белый свет, в котором у неё было растоптано желанное будущее. И наконец, она прокляла себя за то, что не смогла остановить любимого вовремя и спасти.
Одержимая бесом стала рушить и крушить всё, к чему прикасалась. Раздавала другим горечь и яд своего безумия и ждала заслуженной кары за свои выходки.
Встретив меня и увидев холодный блеск в моих глазах, а может, прочитав мои нехорошие мысли, приняла меня за вестника смерти и слетала даже коротко повидаться со своим любимым.
Даже придя в себя, она не была уверена, что ошиблась во мне.
Возможно, это даже влекло её ко мне.
Потому, услышав мою дьявольски-кощунственную фразу «мени твойи маты ласкають вуха», шутит, упоминая свою маму, единственного человека, который ещё удерживал её в этом мире, как бы спрашивая, не она ли меня остановила. А возвеличивание до «волшебника» - надежда, что я смогу решиться на поступок, который не для простого смертного.
Чувствовал, что она стоит на краю пропасти. Мне хотелось ей помочь, но не так, как этого хотела Марийка. Удалось бы? Неизвестно.
Почти год прошёл, пока выстрадал своё решение приехать в мучениях и сомнениях.
Встретив меня, откуда ни возьмись взявшегося снова, решила убедиться, что я – простой смертный, и попросту прогнать.
«Тебя убьют, вас обоих убьют!» - но эти слова не имели разрушительный оттенок (видно боялась говорить «волшебнику», то бишь колдуну, мерзости), а как раз наоборот. Желание спасти чужую жизнь, даже если человек только играет роль (а, возможно, она и искренне трепала языком), несёт сильнейший положительный заряд.
И это был мой ШАНС!
ВЕРА (а может и немного страх тоже) Марии в меня была так сильна, что просто не мог обмануть её ожиданий.
Если Иван-Царевич готов был жениться на лягушке (зоофил какой-то), Красавица не побоялась влюбиться в Чудовище (тоже извращенка), а Принц осмелился поцеловать труп Белоснежки (а этот некрофил), то я рискнул прикоснуться губами к живой симпатичной ходячей Смерти.
Как и во всякой сказке во время поцелуя произошло НЕОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО.
В ту секунду, когда Машенька сказала, что прощает меня (или его, не важно) – ПРОКЛЯТИЕ БЫЛО СНЯТО!
Вот такие невероятные мысли галопом проскакали у меня в черепушке.
Вдоволь пофантазировав, пошёл кататься на лыжах.
После обеда тоже катался, но в полпятого пошёл переодеваться.
 
В десять минут шестого уже стоял недалеко от проходной.
Ровно в четверть шестого вышла Марийка. Рядом с ней шла какая-то молоденькая девушка.
- Здравствуй, Маруся!
Коротко взглянув на меня, она ускорила шаг, ухватившись за рядом идущую девушку.
Пригляделся. Чем-то они были похожи. Сестричка Аня, догадался я.
Совсем не так представлял себе эту встречу. Происходило что-то неладное.
- Не узнаёшь?
Принципиально говорил по-русски, чтобы лучше и быстрее соображать.
Ответа опять не последовало. Непонятно!
Что-то случилось?!
- Не рада мне?
Какое-то расстояние мы прошли молча.
- Я приходил в воскресение, оставил цветы и апельсины...
- Ничого мы нэ бачылы! - бросила она, не поворачиваясь.
По лицу Ани было видно, что Маша глаголет неправду.
Прошли рядом молча ещё сколько-то метров.
- Маша! Остановись! Что случилось?! Можно с тобой нормально поговорить?!
Но она не останавливалась, а продолжала идти дальше.
Когда мы подошли к склону, на вершине которого был её дом, предпринял последнюю отчаянную попытку:
- Неужели Ты Ничего Не Помнишь?!
Имея в виду слова любви, сказанные друг другу во время того поцелуя.
Маша резко остановилась, как вкопанная.
Она всё помнила!!!
Сердце бешено заколотилось.
Затем, не глядя на меня, она открыла рот:
- З якымысь §$%& розважайэшся, а потим йдэш до мэнэ?! - и многозначительно переглянулась с сестричкой.
Готов был услышать, что угодно, но только не это.
Кто-то видел, как катался с девчонками из СКБ на лыжах, и рассказал ей об этом?!
Но между нами Абсолютно ничего не было!
Однако язык не повернулся произнести это вслух.
Неужто должен был неизвестно в чём оправдываться?!
Было стыдно за мат и перед её сестрой Аней.
Её поведение совсем не соответствовало тому, что рассказывала про Марию подруга Ани.
Тогда на танцплощадке, оскорбляя мою партнёршу, она оскорбляла как бы саму себя.
Та девушка была мне такая же чуждая и далёкая, как и Марийка. И то меня сильно покоробило.
Но эти девчонки были из моего круга.
Киевлянки. Окончили институт. Выполняют работу схожую с моей.
А если бы Мария узнала бы о существовании моей однокурсницы или моей одноклассницы. Она бы их тоже обозвала бы последними словами??!
Нет, это было бы уже чересчур!
Сколько можно нянчиться с ней, как с ребёнком?!
Может, думает, что все эти годы балдел, вспоминая её проклятую ругань.
Больше не намерен терпеть мат!
Вспомнилась фраза, брошенная Валиным другом.
- За такие слова бьют по физиономии!
Маша подняла ко мне свои чудесные глаза, подошла вплотную и, показывая на своё лицо, спросила:
- Зможеш вдарыты?!
Аня тоже подошла и, внимательно, с любопытством разглядывала меня.
В этот миг лицо Марии мне показалось самым прекрасным в мире.
Ей снова удалось меня огорошить.
Мне стало стыдно за сказанное.
Никогда не посмел бы поднять на неё руку!!!
Только это подумал, как она развернулась и пошла наверх к дому.
Получалось, она была права.
Аня последовала за ней.
 
Маша ждала от меня снова чуда?
Но я – не волшебник!
И не ангел, чтобы стерпеть или иначе ответить на гадючие маты.
И я – не Он!
И не настолько близок, чтобы залепить оплеуху.
 
А чего ждал от неё я?
Что с ней можно будет поговорить о том поцелуе?
Или что она сразу бросится в мои объятия?
Но для этого нужно встречаться, подружиться, иметь общие интересы, увлечения, цели.
Нафантазировал себе, что спас её, снял проклятие.
Самонадеянный, самовлюблённый болван!
А может, она дала мне гораздо больше, чем я - ей?!
Если мне случайно довелось узнать её тайну, какое право имею дальше лезть к ней в душу?!
Какое право имею что-то требовать от неё, если она не хочет со мной общаться?
- Прощавай, Марыя! Просты мэнэ! - крикнул ей вдогонку, развернулся и пошёл прочь.
 
С тех пор больше никогда не видел Марию.
К проходной, правда, приходил в последующие дни. Но то ли Мария уходила раньше, то ли слишком поздно, то ли она заболела, увидеть её больше не пришлось. Ани также не было видно. Анина подруга Маша тоже с тех пор на базе не появлялась. Догадался, что это она успела рассказать какую-то несуразность Машиной сестре Ане.
Зайти домой к Марии так и не решился и вскоре уехал в Киев.
 
По иронии судьбы попрощался с Машей той же фразой, какую уже один раз произносил: во время загадочного поцелуя.
Был уверен, что поступил правильно. Единственное, что не давало покоя, была скребущая мысль, что она, несмотря ни на что, будет ждать меня. Может быть, Не Меня, а Волшебника или Его в моём обличии, но будет ждать. Скорее всего, ошибался, но если бы узнал бы, что Маричка больше не ждёт меня, вышла замуж и устроила свою судьбу, мне стало бы легче.
И судьба сжалилась надо мной.
 
Через четыре года, сыграв свадьбу в Новосибирске, сразу поставил Любе условие, что медовый месяц мы проведём в горах. Как у Высоцкого в песне:
           «Если друг оказался вдруг
            И не друг, и не враг, а – так.
            Если сразу не разберешь.
            Плох он или хорош ...».
Надо взять друга в горы, там поймешь, кто он такой!
Заранее спланировал и изучил маршрут от Алма-Аты до озера Иссык-Куль.
Мне довелось как-то в командировке с ребятами побывать поблизости. И на выходные мы рванули к Иссык-Кулю. Такую Лепоту никогда в жизни не забуду!
Но, чтобы мы с Любой сами шли в такой поход, тёща была категорически против.
Уже когда мы приехали в Киев, тёща позвонила из Новосибирска и просила меня, умоляла, чтобы я не совершил необдуманный поступок.
А потому, когда жена затем позвонила на работу из какого-то туристического бюро и сообщила, что нашла наконец-то то, что я «хотел», то дал согласие на покупку горящих путёвок.
Вечером выяснилось, чего же я «хотел»!
А «хотел» я попутешествовать по Закарпатью с группой, которая не имеет опыта походов в горы. Ночёвки на всём протяжении маршрута в каких-то ночлежках и приютах. Завтраки, обеды и ужины не у костра, а опять же в приютах. Тащить ни палатки, ни спальники, ни снаряжение, ни посуду, ни еду не нужно. Единственное, что было из туризма – не очень длинные походы между завтраком и обедом и между обедом и ужином. В некоторых населённых пунктах предлагалось отдыхать целый день.
Просмотрел маршрут, одним из таких пунктов была Усть-Чорна...
 
Предупредил жену, какие вещи ей необходимо брать в первую очередь. Особенно подчеркнул важность хорошей удобной обуви. Посоветовал купить качественные, хорошо сидящие кроссовки.
Показал, что сам беру и кроссовки, и вибрамы, и тапочки.
Вскоре мы уехали. При первом же переходе выяснилось, что вместо кроссовок она взяла свои повседневные туфли, задники которых натёрли ей ноги до крови. Ещё она взяла тапочки для купания. Попробовав идти в них, она заработала ещё и кровавые мозоли между большим и вторым пальцами ног.
Вечером мы остановились в лесу меж гор в каком-то одиноко расположенном строении.
Люба начала стонать и рыдать. Что она дальше не в состоянии идти. Чтоб бросил её здесь. Она всё равно больше не выдержит...
Предстоящий на следующий день поход обещал быть самым трудным. К тому же зарядил сильный проливной неутихающий дождь.
Но я был неумолим. Меня поддерживали инструктор и другие члены группы.
Однако Люба не сдавалась.
Только утром перед самым выходом она вышла из комнаты, в которой мы все спали.
Люба сияла! Кто-то из предыдущей группы случайно забыл свои резиновые сапоги под кроватью. И как раз её размер! Она была счастлива!
Не считал, что не дышащие сапоги забыли случайно. Но высказывать свои мысли вслух не решился.
- Сидят на мне, как шитые! - восторгалась она.
Если бы шитые! Вот только резину не шьют. Но вслух вновь ничего не сказал.
Мы перешли через один перевал. Потом был обед. Затем взяли другой перевал. Люба шла на удивление бойко, и всё время радостно поражалась, как же ей жутко повезло, и как ей удобно идти по грязи и слякоти в этих чудесных сапожках.
Она даже говорила, что готова не снимать их до конца всего маршрута.
- Это – провидение сжалилось надо мной, - как-то сказала она.
Когда же мы спустились вниз и вышли к вечеру на шоссейную дорогу, ведущую к Усть-Чорной, и по моей просьбе она сняла со своих ног резиновую обувь и носки, то всем предстало жуткое зрелище.
Обе ноги были покрыты огромными вздутыми волдырями, многие из которых полопались, и из них стекала густая тёмная запекшаяся кровь.
- Но почему я ничего не чувствовала?!!! - рыдала навзрыд Люба.
Сапоги были выброшены в какую-то канаву. Успокоить её было невозможно.
Остаток пути жену в буквальном смысле пришлось нести на руках.
На следующий день, в субботу, когда мне надоело выслушивать беспрерывные стенания и причитания, пошёл прогуляться по Усть-Чорной и заодно купить в местном магазинчике подходящие кроссовки. Долго гулял по знакомым местам, но встретить Маричку так и не довелось.
В воскресение утром, незадолго до выхода группы, Люба снова стала канючить и ныть:
- Оставь меня здесь! Не могу больше! Понимаешь?! Не Могу! На обратном пути заедешь сюда за мной!
- Можешь оставаться! Только забирать тебя не собираюсь! Как-нибудь сама доберёшься отсюда прямиком в свой Новосибирск! - и пошёл в последний раз перед отправлением прогуляться по посёлку.
 
Не успел толком отойти от нашей базы, как вдруг увидел идущую мне навстречу знакомую девушку, которой несказанно обрадовался.
- Валя?!
Валя меня тоже сразу узнала и обрадовалась.
- Дима?! Як ся маєшь?
- Всё хорошо, спасибо. А как ты?
- Дякую, усэ гаразд! Кулькы рокив нэ бачылысь? Що ты робышь в Усть-Чорной?
Рассказал, что я здесь с группой в походе, и удивился, почему она в воскресенье не в Лопухово.
Оказалось, что она вышла замуж за местного и перебралась к нему.
Спросил, как Маша.
А что, Маша?! Работает на филиале, как и раньше.
А она замуж не вышла?
Нет, у неё никого нет.
- Мабуть на тэбэ чэкайэ! - пошутила Валя.
Мне стало совсем грустно.
- Передай, чтобы не ждала меня. Передашь?
- Йо! Пэрэдам! А що трапылося? Чому?
- Я женился...
 



Фиолетовый Гром

Отредактировано: 27.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться