Разницы нет.

Размер шрифта: - +

Разницы нет.

Между Сном и Жизнью нет особой разницы. Ни осознанность, ни "плавающий" разум не выдает твоего "сонного" состояния, лишь его творческая, податливая среда - тонкий флер сновиденного пространства. И Смерть – главное, хоть и редкое отличие. Умрешь во Сне – проснешься, будто окатили холодной водой, дали пощечину. Умрешь в реальности... лучше не думать об этом. Именно поэтому, видя на улице знакомую синюю куртку, обладателя которой не раз встречал на Изнанке, невольно вздрагиваешь. Казалось бы – какой смысл враждовать представителям одного вида, поселившимся в очередном, совершенно незнакомом мире? Видимо, смысл был, ибо этот Человек-в-Синем очень любил преследовать, запугивать, сеять страх. После пробежек с ним было боязно выходить даже в обычный Город.

Зима. День тогда подходил к концу, привычная толпа уходила с Изнанки, возвращаясь к своим повседневным делам, оставались лишь Тени, продолжая выполнять работу торговцев и поваров. Да, и здесь бывает час-пик, а узенькие улочки и вкрапленные в них барные стойки, кафе и ларечки способствуют увеличению пеших пробок. Среди теневой массы можно без труда заметить мелькающую человеческую моську, а так как собственно люди здесь шастают редко, то вполне можно предположить, что видел собрата. Время здесь течет по-иному, быстрее, поэтому я выжидаю, пока все разойдутся и наступит ночь. Я до сих пор не могу к этому привыкнуть. Отвлечешься, и уже темно.

Попрощавшись с приятелями, а затем сев на автобус и доехав до парка для пересадки, я, вместо ожидания на холоде, зашла в кондитерский магазинчик – авось чего к чаю подвернется. На остановке толпились и Тени: похоже, кто-то все-таки не остается на ночную смену, а зря – самая прибыльная. Сажусь на автобус до центра. Пока еду, пробивает ностальгией и я понимаю, что просто выйти и пересесть не получится. Хочу прогуляться. Захожу в знакомый дворик, часто посещаемый в реальности годами ранее и вижу, что локация склеена: дворик тот, а дом из другого места, которое находится чуть дальше. Удивляться не приходится, вся Изнанка состоит из таких вот лоскутов. Это даже красиво. В окне этого дома на первом этаже замечаю широкий подоконник, а на нем... Меня прошиб холодный пот и какой-то первобытный ужас. На подоконнике стоит манекен, а на нем та самая приметная синяя куртка. Вот и попала в логово хищника.

Все двери, окна и проходы на Изнанке открыты – никому нет смысла закрывать их. Все свои. Так и дверь в его квартиру оказалась незаперта, и это показалось мне не предусмотрительным, раз уж он решил играть в войнушки. Чем больше я смотрела на эту куртку, тем больше меня одолевало дикое желание разорвать ее на куски. От него шарахается добрая половина Идей, завидев его в толпе. Его видели мои друзья, и каждая встреча оборачивалась дракой. Ну и кто я, чтобы запрещать себе? Захотела – сделала. Вот только уверенность в наличии запасной куртки, а так же в свершении мести за испорченную вещь била в затылок, и я поспешила ретироваться.

Мститель не заставил себя ждать и нагнал меня прямо у государственного университета. Я точно была не одна, но и он не решился сунуться ко мне в одиночку. Никто не кричал "Старт!", никто не палил из ружья: встреча сразу же превратилась в какую-то беготню, как только по Городу включились фонари, и они нас заметили. Словно лисы пытаются скрыться от охотников, мы бегали по медицинскому корпусу университета в поисках норы, двери, проема – чего угодно, похожего на лаз. Вокруг нет ни вещей, ни макетов, ни предметов быта – Изнанка пуста по своей натуре, а заполнять ее таким хламом нет смысла. Не за этим сюда приходят. Мы разделяемся, кто-то бежит по спуску к автобусной остановке, кто-то убегает на главную улицу, я же бегу во дворы. Подъезд, похожий на парадную из Санкт-Петербурга (еще одна склейка), коридор, лестница, третий этаж у большого, во весь рост окна. Тут и останусь. Двери пустых квартир открыты нараспашку, но я понимаю, что сейчас для меня это будет ловушкой. Выглядываю в окно, хоть голос разума говорит, что меня могут заметить, и вон уже синюшный бежит в сторону этого подъезда.

Что было дальше, кто были мои союзники, как выглядели наши противники – отшибло намертво. Я просто не помню. Вот поэтому я не люблю умирать во сне, это как выход без сохранения, как вытащить флэшку на 99% загрузки файла. Я только помню, что мои способности в тот раз дали задержку. Рука, как назло, медленно и постепенно подзаряжалась молниями – никогда такого не было! -, но разве будет враг ждать, когда же ему соберутся поджарить зад? Вот и этот не стал. Разницы между Сном и Жизнью я не вижу. Тебя вычислят и найдут в любом случае. Словят твою частоту в океане помех и белого шума, считают твое местоположение по маршруткам и счастливым билетам – Вселенский рандомайзер никому не отказывает в помощи. И тогда даже стоящий к тебе спиной, дающий тебе шанс скрыться и побегать еще, твой враг будет вселять в тебя жуть и страх. Спрятаться друг от друга таким, как вы, невозможно. Бежать некуда. Он уже, пусть медленно, но поворачивается, а твои ноги будто вросли в асфальт – не двинуться. Секунда до встречи... Какого цвета его глаза?



Нина Фирс

Отредактировано: 08.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться