Разное: от фэнтези к миниатюрам

поединок

Темнота казалась настолько густой, что я то и дело ловила себя на мысли просто прилечь на неё, как на мягкую перину. 
Самые долгие  восемь минут моей жизни. В черноте, в абсолютном беззвучии. 
Вчера мне выпал жребий смерти. Вроде бы жила себе спокойно двадцать лет: помогала отцу в кузнице, учила младшую сестру читать, сходилась в вечерних схватках с парнями, сражалась на равных. Благо, старший брат, приезжающий порой в наше село, обучил меня кое-каким премудростям боя на мечах.
Полюбила даже мужчину, да ещё какого! Князя из местной братии землевладельцев. Начал приходить он в нашу кузницу месяцев семь назад. То подковы нужны, то кинжал искусный.  Молодой, старше меня, конечно, но уж лет на пять всего. Голос сухой, жёсткий; взгляд строгий, да с грустинкой потаённой. А грусть его была от того, что сослали его в земли спокойные, выгнали из войск королевских за проступок. Это я уже потом узнала. Когда мы по ночам встречаться начали на окраине леса в старой хижине. 
Два раза до этого виделись, даже слова друг другу не молвили. Переглянемся да разойдёмся. А в третий раз на ярмарке весенней схватил меня за руку в толпе и говорит: "Буду ждать тебя сегодня за полями.Твоя воля, прийти иль не прийти". Весь день я промучилась, смеялась в голос его наглости, порешила про себя, что не пойду никуда. А как сумерки загустели, так и побежала. И ругать себя не смела, ещё грех не совершила, а уже оправдала себя. За счастье ведь не судят. И правда ведь счастлива была: и от разговоров, и от молчания, от высокомерия его, грубости, от редкой нежности. Сама смеялась только над ним, перечила, проклинала. Ничего он мне не обещал, а я и не ждала обещаний. А когда замуж позвал - отказала. "Нам и так хорошо, не хочу рушить," - сказала я. Больше он предложения своего не повторял. 

Вчера был особый день. Раз в десять лет такой бывает. По традиции древней, по завету жестоких богов. Собрали молодёжь из трёх сёл, велели жребий тянуть. Кто на погибель пойдёт. Я оказалась в числе восьми приговорённых. Восемь это от того, что в нашем краю земельном восемь правящих мужчин в годах от двадцати трёх до сорока семи лет. По традиции, князья-земельники должны с обречёнными сражаться на мечах, чтоб не забывали о том, как жизнь отнимается. Губить безвинных на радость богов да князей из соседних краёв. 

Передо мной трёх парней уже на бой вывели из темноты. Чувствовала я, что следующей буду. Чувствовала и кто противником моим станет. 

Стоял мой князь в кругу утоптанного песка, на котором кровь виднелась свежая и запах её пропитывал моё секундное отчаяние. Действительно, мгновение я горевала, а потом подняла брошенный меч. "Это же сражение, а не просто убийства," - как любили поговаривать господа знатные. Сидели они сейчас за ограждением  из сетки железной и смотрели во все глаза. Ходили ведь в их среде сплетне, что с дочкой кузница у ссыльника новенького связи греховные. Вот сейчас и обрубим  их. 

Я дала себе слово, что просто так не сдамся. И убью, если выдастся шанс. Убью вместе со своей душой. Пожертвую и любовь свою, только чтоб традицию обратить против высокомерных и самодовольных. Чтоб сестре моей не стоять здесь через десять лет.



Александра Чупина

Отредактировано: 31.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться