Разное счастье нам выпадает

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9. Теплый лед – холодное пламя.


Главная трагедия в жизни - прекращение борьбы.

©Островский Н.А.


По моим прикидкам, идти до выхода из парка совсем недолго.
Пять минут прошли в легкой и ни к чему не обязывающей беседе ни о чем. Судя по несколько отстраненному виду, девушка мыслями была явно далеко отсюда, но въевшиеся в плоть и кровь правила этикета помогали поддерживать разговор даже в таком состоянии. Мне тоже было о чем поразмыслить и отвечала благодаря все тому же чудному навыку.
Показались Западные Врата и я невольно залюбовалась этим произведением искусства. Огромные, кованные, фигурные и очень красивые. Есть же мастера! Металл поет под руками!
Но потом я увидела опиравшегося на одну из створок Мидьяра. Не сразу узнала. Косички были иссиня-черные. К чему бы это? Подойдя ближе, разглядела то темное выражение глаз, которое видела, когда полезла в плетение Лира и едва не сгорела. Он зол. Очень сильно. Но на что? Из-за меня?
Озадаченно замедлила шаг, с легким испугом смотря на надвигающегося волшебника. Скосила глаза на Ровену и в очередной раз удивилась. Девушка наблюдала за приближением Хранителя с плохо скрытым опасением и виной… Они знакомы? Но в каком качестве?
Мидьяр, наконец, подошел, окинул нас с Ровеной злым взглядом, схватил под локти и потащил за собой обратно вглубь парка.
Я шла, не сопротивляясь, с любопытством глядя на такую же покорную Ро. Она с тем же изумлением смотрела на меня.
Наконец, уйдя подальше от людей, он нас отпустил и построил портал. Движением головы велел Ровене зайти первой. Я прошла следом.
Мы оказались в гостиной особняка Лорда Хора. У окна наблюдался чем-то очень недовольный Лирвейн. Опять в черном.
Ровена, увидела Хранителя Воды, еще больше перепугалась и осторожно опустилась на краешек дивана.
- Из-за чего меня в очередной раз оторвали от дел? Что ты опять натворила? – несколько устало поинтересовался Лир у брюнетки.
Совсем ничего не понимаю…
Из портала вынырнул Ярр. Все же в копне косичек проскальзывают зеленые и фиолетовые. Не отступил от своего стиля…
- Танцевать она пошла! – рыкнул Искусник. – Как обычно, даже не поставила никого в известность! И попалась Пламенеющему. Как будто мало того, что наша принцесса начудила!
- А я-то что? – недоуменно спросила.
- Что?! – задохнулся от возмущения Хранитель Грез. – Тебе как сказали себя вести? Скромно и незаметно. Так зачем ты с ним в дискуссию полезла? Он много старше и опытнее тебя! Ты, несомненно, умненькая и интересная девушка, но теперь это аукнется нам такими последствиями!
- Так… А теперь давай медленнее и по пунктам, - отозвался Лирвейн.
- Хорошо, - внезапно успокоился Мидьяр. – Тебе с кого начать? С Али или Ро?
- Александра, - коротко ответил ледяной Хранитель.
- Пожалуйста, - Ярр опустился в кресло. – Итак. Наша уважаемая леди первым делом высказала Евграну, что от встречи не в восторге и перспективы дальнейшего общения с его рыжей светлостью ее совсем не радуют. Причем, высказала в такой форме, что он только еще больше заинтересовался. После, впечатление несколько сгладилось и они вполне миролюбиво поговорили. Я уже было возрадовался, что неприятности на сегодня закончились. Так ведь нет!
Ярр вскочил и нервно заходил по комнате, то и дело бросая на виновато потупившуюся Ро разъяренные взгляды.
- И что дальше? – поинтересовался Лир с каким-то оттенком злорадства, наблюдая за выведенным из равновесия коллегой. Правда, потом он посмотрел на меня. Тут же появилось недостойное принцессы желание спрятаться. Где-нибудь. Хоть под диван! Какой жуткий тип. Эти светлые глаза так вообще бррррр. Не завидую я его будущей жене.
- Дальше? – Мидьяр опять опустился в кресло. – Дальше я чуть с ветки не свалился. Как раз на другое дерево перепрыгивал. Смотрю вперед и вижу Ровену. В ее любимом ромийском наряде. И танцующей, - тут волшебник повернулся к смуглянке и рыкнул. – Я сколько раз тебе предлагал?! Если хочешь танцевать, то просто присоединяйся к моей группе. Да и сольную карьеру не проблема сделать.
- А я столько же раз отвечала, что не могу так! – вскинулась девушка. – Я не всегда хочу танцевать! А по заказу так вообще не получается. Ноги как замирают. Но если у меня есть желание, то я не могу думать ни о чем другом, пока не станцую!
- Зачем ты вообще туда пошла?!
- И это тоже объясняла! – повернулась к Ярру Ровена. - Мне нужен зритель!
- Тогда последний, маленький, но от этого не менее животрепещущий вопрос, - свистящим шепотом начал Искусник. – Почему ты была без личины?!
Даже я подпрыгнула от такого рыка, но Ро ничего. Только побледнела. Видно, не первый раз уже. Привычная.
- Я забыла… - почти прошептала девушка. – Извините меня.
- Хррррранительница Света! – взвился Мидьяр. – Да что это за наказание такое?! Как тебя Свет вообще выбрал?! Никого более неподходящего я не знаю!
- Я что, виновата в этом? Это свойства расы. Как и у тебя, впрочем! Но тебя почему-то в разгильдяйстве никто не обвиняет! И только из-за того, что твоя стихия Грезы!
- Так, я немного не понял, - вмешался Лирвейн. – Получается, Пламенеющий увидел ее танцующую в парке в этом виде? – Лир указал на девушку и, дождавшись согласного кивка от Ярра, разъяренно зашипел и ударил кулаком по подлокотнику. Судя по всему, Лир хотел высказать свое отношение к ситуации более красочно, но наше присутствие его сдержало. – И что дальше?
- Дальше он потребовал за молчание услугу. И она согласилась! Также настоял на повторной встрече с Александрой.
- Какую именно услугу?
- В том-то и дело. Она согласилась, не разобрав это предварительно по пунктам.
Лир окинул нас с Ровеной злым взглядом и несколько раз демонстративно хлопнул в ладоши.
- Аплодисменты вам, дамы! Лучше провести этот день вы просто не могли! Леди, - беловолосый Хранитель перевел на меня грозовой взгляд. – Как вы могли согласиться?
- Как?! – взвилась я. Мандраж после встречи с Рыжем и шок от поведения Хранителей перерос в злость. – Да что могла сделать? – закатила глаза и передразнила рыжего поганца. – «Я сказал: для начала прогулка и обед». Что я могла ему ответить?
Лирвейн сузил глаза и тихо произнес:
- Вы - будущая императрица. Если станете идти на поводу у любого достаточно наглого Лорда, то зачем мы вообще с вами возимся?
Вся моя злость мигом переросла в жгучую обиду. Поднялась, расправила плечи и вскинула голову. Глаза начало щипать. Только бы не заплакать. Успеть выйти.
- Хочу отметить, что это не мое решение. И Вас никто не заставляет мною заниматься. Кроме Вашего желания удержать свои позиции, - я не смотрела на присутствующих в комнате. Глядела чуть выше головы Лирвейна. Смотреть на него не было сил. Не выдержу. – А теперь, с Вашего позволения… или без него, я удалюсь.
- Александра… - немного удивленно и даже с несколько вопросительной интонацией произнес Мидьяр.
Я развернулась на каблуках и вышла. Аккуратно придержала дверь. Чтобы не стукнула. Я сдержанна и спокойна.
Неторопливо прошла по коридору и лестнице, вежливо поприветствовала попавшегося по пути старика-слугу.
Дышала неглубоко и размеренно, пытаясь удержать в себе эмоции.
Выдержка закончилась в каком-то коридоре на втором этаже. Просто, внезапно подкосились ноги. Я обессиленно сползла вниз и уронила лицо в ладони. Почувствовала влагу на пальцах и сильно прикусила губу, чтобы не скатиться в позорные рыдания.
Меня начинало бить крупной дрожью. Частью сознания я понимала, что должна подняться и хотя бы дойти до своей комнаты. Даже сделала попытку встать. Но сил не было. Ни моральных, ни физических. Хотелось свернуться в клубочек и исчезнуть. Чтобы не было мыслей и раздирающей грудь боли и обиды. Во время последнего срыва, рядом со мной была Мариоль. Одно ее присутствие помогало ощутить, что я не одна. Но теперь, рядом никого не было. Я одна. Совсем. Никто не придет. Не поможет. Не утешит. Не прижмет к себе и просто соврет, что все будет хорошо.
За что мне все это?! Что я плохого сделала? Я не хотела на престол. И не хочу. Но есть такое понятие как «долг».
У меня кардинально переменилась жизнь. И меня… пугают эти перемены. Эти непонятные люди, события, места. Эти призраки прошлого.
Хранители. Замораживающе-ледяной Лирвейн, безумно яркий Мидьяр, холодно отстраненный Асгард, непонятный Аэрлис. Ровену я пока совсем не знаю.
Рыжий. За ту неделю, что его знала в детстве, я успела настолько сильно прикипеть к нему душой, что это не ушло до конца даже через восемь лет.
Лорд Хор, Департамент, столько событий. Встреча с Рыжем.
Мари нет рядом.
Мысли беспорядочно скакали с одного на другое, а слезы теперь лились сплошным потоком. Я прикусила палец, когда поняла, что не могу сдерживаться, и всхлипывания все равно прорываются.
Неподалеку послышались шаги, но не было сил, чтобы что-то предпринять. Так что я просто обхватила колени руками и постаралась сдержать всхлипывания. Может, и не заметят. Да и это наверняка слуги. Какое им дело?
Но шаги приблизились. На секунду стало тихо, а потом послышался легкий шорох одежды и кто-то сел рядом.
- Прости, - раздался негромкий голос. – Я был не прав. Вернее, я не должен был так говорить.
Осторожно подняла голову и посмотрела на сидящего рядом мужчину. Одна нога вытянута и перегораживает почти весь небольшой коридорчик, другая согнута в колене и на нем расслаблено лежит рука с длинными, сильными, изящными, аристократическими пальцами. Светловолосая голова расслабленно откинута на стену, серые глаза полуприкрыты.
- В том-то и ирония, - еле слышно прошептала в ответ. – Что ты прав. И я это понимаю.
- Тогда почему плачешь? – по волосам еле ощутимо провели рукой.
- Потому, что слишком много свалилось. И слишком неожиданно. И я представляю, сколько мне еще предстоит, - говорила короткими отрывистыми фразами и постоянно переводя дыхание.- И от этого становится жутко. Я боюсь. Боюсь не справиться. Или справиться слишком дорогой ценой. Потерять себя.
- Все мы теряем себя в играх большой политики, - еле слышно произнес Лирвейн. – Или запираем так далеко, что потом даже сами забываем, за какой дверью и где находится ключ.
- Тогда, скажи мне, - подняла глаза и посмотрела на блондина. Тот задумчиво глядел прямо перед собой. – Оно того стоит? То, что мы получаем в итоге, стоит потери себя?
- Ты забываешь об одной вещи, девочка, - Лир поднял на меня пронзительно-серые глаза, горько улыбнулся и проговорил. – У нас нет выбора. У тебя нет сейчас… У нас не было тогда. Сила и Власть не спрашивают своих избранников. Их не волнует, как нам придется искорежить свою сущность, чтобы выжить, - от каждого тихого слова, что камнем ложилось мне на душу, я погружалась все в большую и большую прострацию.
- Но я не хочу, - мой тихий шепот вряд ли можно было услышать, но Лирвейн понял.
Меня неожиданно подхватили на руки и перетащили к себе на колени. Машинально вцепилась в рубашку мужчины и обессиленно прислонилась к сильной груди Хранителя. Так нужна точка опоры. Хоть такая. Временная.
- Запри это, маленькая. Запри далеко в сердце свою истинную суть, - проникновенный шепот рядом с ухом вызвал непонятные пока чувства, а слова заставляли сгибаться плечи все сильнее. И расправить их снова казалось для меня почти неподъемным делом. – Надень маску. Поверь, иначе никак. Меняй их. Сбрасывай вместе со всей грязью, что неизбежно на них окажется. Играй. Не принимай близко к себе. Иначе никак - поверь. Если ты хочешь сохранить для тех, кто тебе дорог, себя настоящую.
По щекам опять покатились слезы. Меня начало бить крупной дрожью и теперь я даже не пыталась подавить рыдания. Это была панихида. Я оплакивала.
Плакала по той наивной девочке, которая уже начинала умирать. Так не хотелось. Но мы неизбежно меняемся. Что-то умирает, но на этом месте всегда появляется новое. Хранитель с тихим вздохом поднялся и куда-то меня понес. Меня не интересовало ни направление, ни точка назначения. Я цеплялась за широкие плечи блондина, как будто за последний островок неизменности в этом безумном мире.
Меня опустили на постель и осторожно накрыли покрывалом. Мужчина хотел уйти, но я вцепилась в его руку и, резко подавшись вперед, обняла.
- Не уходи, пожалуйста, - он ошеломленно замер, но потом осторожно погладил меня по волосам и положил обратно на постель.
Впервые, за все время этого странного разговора, отважилась посмотреть на него прямо. Волшебник сидел на постели и задумчиво разглядывал меня. Светлые волосы были слегка растрепаны, на лице немного растерянное выражение. Я судорожно вцепилась в его пальцы и не могла найти в себе сил их отпустить. Мне было все равно, что это тот самый человек, который и довел меня до такого состояния. Что это тот Хранитель Воды, который меня выводил из себя все это время. Сейчас он просто был… Был рядом. Его странно видеть таким. Близким и теплым.
Я не знаю, что увидел Лирвейн в моих глазах, но он только негромко вздохнул и откинулся на спинку кровати. Хотя руку так и не забрал.
Волшебник сидел на постели и задумчиво разглядывал меня. Светлые волосы были слегка растрепаны, на лице немного растерянное выражение. Я судорожно вцепилась в его пальцы и не могла найти в себе сил их отпустить. Мне было все равно, что это тот самый человек, который и довел меня до такого состояния. Что это тот Хранитель воды, который меня выводил из себя все это время. Сейчас он просто был... Был рядом. Его странно видеть таким. Близким и теплым.
Слезы меня окончательно вымотали, и я очень скоро уплыла в мир сновидений.
Когда проснулась, то за окном уже стемнело. Лирвейна рядом не было, что, впрочем, и неудивительно. Надо признаться, я весьма удивлена новой гранью этого мужчины. Сегодня день открытий… Евгран, Лирвейн, да и Мидьяр тоже преподносит сюрпризы.
Я села на постели, обхватила руками колени и попыталась как-то расставить приоритеты. Все еще немного сонное состояние не прибавляло ясности мысли, но мне хотелось как можно скорее закончить с этим.
Блондин прав. Если я буду вести себя все также, то долго это не продлится. Если не изменюсь сама – меня сломают. Соберут остатки некогда целостной личности в послушную марионетку и посадят на престол. И никакие Хранители мне не помогут. Да и что я знаю о них самих и их истинных целях? Правильно. Прискорбно мало.
Я медленно сползла с кровати и прошла в ванную. Через десять минут вышла оттуда полностью проснувшаяся, посвежевшая и, даже, с некоторым зарядом веселой злости.
Поиграем, господа Хранители и придворные? Я постараюсь сделать так, чтобы нам всем было интересно.
Через три дня у меня представление ко двору. Знакомство с отцом. Через дней десять – бал в честь моего прибытия.
Отец… Я досадливо скривилась. Ели честно, то видеться с ним мне не особенно хотелось. Но тут ничего не попишешь. Необходимость.
Завтра насыщенный и, зная Мидьяра, интересный день. Переселенческий департамент. Интересно, что я там узнаю нового и полезного?
На глаза мне попался лист бумаги, что лежал на столике. Я подошла, стряхнула с бумаги перо, взяла в руки лист. На нем четким, крупным, красивым почерком было выведено:
«Занятия на сегодня отменяются. Отдыхайте, леди.
Завтра утром первая тренировка. Не засиживайтесь за книгами.
Лирвейн.»
О как! То есть, своим сиятельным обществом я вас сегодня не порадую – отдыхайте. И почитать не забудьте. Хорошо.
Но я выспалась и чувствую в себе жажду деятельности! Хора поискать, что ли? Может, что интересное расскажет?
Сказано – сделано.
Вышла из комнаты и направилась вниз. Уже в полутемном холле до меня, с изрядным опозданием, дошла одна дельная мысль. А, собственно, где искать «дядюшку»? И… будет ли он рад компании «племянницы»? О, какая я! Как сейчас выяснилось, не только «беда не приходит одна». Хорошие мысли тоже парами передвигаются.
Все же решила не искать дополнительных неприятностей на свою многострадальную пятую точку и отправиться в библиотеку. Заодно подберу дополнительную литературу.
На улице уже окончательно стемнело, а лампы в доме никто зажигать не торопился. Во всяком случае, горел их необходимый минимум для того, чтобы во всех подробностях не изучить лицом неровности пола.
Тени и блики редких светильников делали дом… живым. Если днем он был холодным и неприветливым, то сейчас… уютным. И даже полумрак не пугал. Хотя, я девушка достаточно нервная.
Распахнула тяжелые двери библиотеки и замерла на пороге. Вот уж кого я не ожидала застать тут в этот час. Лирвейн…
Мужчина, вытянув ноги, спал в кресле у зажженного камина с книгой в руках. Судя по всему, хотел что-то почитать, но был настолько уставший, что вырубился прямо в кресле.
Не знаю, почему я не ушла.
Осторожно прикрыла дверь, сняла туфли и босая, на цыпочках, крадучись и чувствуя себя не самой умной девушкой, подошла к креслу.
Он опять был в черном. Даже плащ темным пятном лежал на светлом ковре. Странно. Так резко поменял цветовые предпочтения? Или это как-то связано с его непонятной работой? Если Мидьяр служит в переселенческом, то почему бы и Лиру не занимать какой-нибудь выгодный для Совета пост? Об этом надо потом поразмыслить.
Кстати, интересно, а как Ярр умудряется работать в Департаменте под своим именем и внешностью? Ведь имя редкое.
Я подошла совсем близко к мужчине и невольно залюбовалась.
Блики пламени плясали по расслабленному во сне смуглому лицу, волосы в свете камина казались отлитыми из белого золота и так и манили до них дотронуться.
Странный человек. Очень жесткий. И «бьет» больнее всех. Но… все его слова и действия направлены на те самые незакрытые бреши в моей броне. Если их обнаружит кто-то, настроенный менее миролюбиво…
Так что это легкие уколы, которые только обозначают слабые места. Он действует четко, быстро и, к сожалению, без анестезии. Но Кланы тем более со мной миндальничать не станут.
Как там? «Каждый человек появляется в нашей жизни именно тогда и именно с тем уроком, который нам необходим в данный момент». Как верно.
Мужчина тихо вздохнул и слегка пошевелился. Я настороженно замерла. Представлять его реакцию на то, что я тут за ним наблюдаю… Не хотелось. Достаточно вспомнить свою, при последнем аналогичном эпизоде. Даже я была недовольна тем, что он застал меня в уязвимом положении. Что уж говорить об этом гордом человеке. И человеке ли? Он ведь переселенец. Интересно, к какой расе принадлежит?
В любом случае, надо закругляться с разглядываниями и размышлениями. Я уже хотела уходить, когда в голову пришла весьма глупая мысль.
Ночи-то холодные.
Нерешительно покосилась на плащ. Встряхнула головой и подняла тяжелую бархатную ткань. Он сегодня достаточно много для меня сделал. Никто не заставлял Хранителя приводить меня в чувство. И тем более, оставаться, когда я этого просила. А еще… У него теплые руки. У этого ледяного блондина - теплые руки. И… ласковые.
Я, почти не дыша, на цыпочках, приблизилась к мужчине. Осторожно накрыла его. Когда уже хотела отпускать мягкую ткань, то меня схватили за руку, а глаза мужчины неожиданно распахнулись и вспыхнули синим светом. Даже ойкнуть не успела, как меня с размаху уронили на пол и плотно прижали тяжелым телом. Когда же почувствовала у горла холодную сталь, то замерла без движения, стараясь даже дышать через раз. Ярко-синие глаза напротив постепенно снова становились светло-серыми. Вместе с прежним цветом в них медленно приходило узнавание. Нож исчез так же незаметно, как и появился, а меня быстро подняли с пола.
- Вас никто не учил, что нельзя так делать?
- А вас не учили, что перед тем, как набрасываться, надо хоть глазки приоткрыть и посмотреть, кого именно прирезать собираешься, - меня била легкая дрожь запоздалого страха и несла я непонятно что. Хотя, почему непонятно? Сейчас что в голове, то и на языке. Слова предварительную обработку мыслительной деятельностью пойти не успевают.
- Если бы я не проверил, то мы бы уже лишились нашей драгоценной Наследницы! – рассержено прошипел мужчина.
- Ах, какая досада! Быть прибитой собственным Хранителем незадолго до коронации!
- Вы сначала Стихии подчините, а потом и говорите, Императрррица!
- Стоп, - немного тормознула я. – Может, не будем ссориться? Хоть сейчас?
Лирвейн озадаченно замолчал и внимательно посмотрел на меня.
- Мы и не ссоримся, вроде… - несколько задумчиво произнес мужчина. – Во всяком случае, я бы это так не назвал.
- Как бы вы это ни назвали, мне кажется, что стоит прекратить. Это ни нам не полезно, ни общему делу, - с улыбкой произнесла я. – Что вы тут делаете, кстати? Да и в такой час.
- Я? – несколько удивленно осведомился мужчина, пропустил сквозь пальцы длинную белую прядь, бросил взгляд в висящее напротив зеркало и ответил. – Задержался. Тем более, Хора сегодня не будет и меня просили приглядеть за вами, принцесса. Да и занятия утром.
-Ясно… - протянула в ответ.
На этом разговор как-то затих. Решила не делать попыток его реанимировать, выбрала несколько книг и откланялась. Лирвейн проводил меня задумчивым взглядом.



Александра Черчень

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться