Разные точки зрения

Размер шрифта: - +

Мина Ллерой. Ласточка.

 

 

Мина Ллерой. Очень мелкая неприятность.

 

— Нее. Не откроет. Придется вызывать специалистов, — Вадже немножко подергал стальную полосу, прикрученную к кованой двери и кованому же забору, соединив их этаким своеобразным замком, и ухмыльнулся, продемонстрировав всему миру великоватые, как для человека обыкновенного, клыки. — Или через верх полезет, если окажется молодой и горячий.

— В последнее время нам присылают выживших из ума стариков, — заметила Амика.

— Их, наверное, не жалко, — добавила Мина.

Который по счету комдор должен был явиться еще полчаса назад, Мина не знала. Всех их запомнить не было никакой возможности. Они менялись очень часто, некоторые сбегали через неделю. Но до сих пор никто из них не опаздывал в первый же день. Ребята, естественно, обиделись на такое пренебрежительное отношение к себе и решили отомстить, сделать мелкую пакость, выставить комдора на посмешище с первого дня и специально.

Предыдущих комдоров специально никто не выживал. Некоторых даже старались беречь от излишнего расстройства, но это не помогло. Комдоры попадались какие-то слабохарактерные, не понимающие шуток и не одобряющие большую часть действий своих подчиненных. А в итоге удирали, проклиная воронью стаю на все лады.

— Идет! — радостно завопил Чад оседлавший дерево.

— Новый комдор? — решила уточнить Мина, вопль «Идет!» она слышала уже раз восемь и никто не пришел.

— Откуда мне знать? Я его в глаза не видел. Но идет сюда. Точно.

— Прячемся! — рявкнул Вадже.

Все присутствующие мгновенно разбежались в разные стороны и попрятались в растущих поблизости кустах.

Был ли это комдор, Мина так и не поняла, знаков различия соединения «Ласточки» на нем не было, как и флотской формы. Это был парень неопределенного возраста, небольшого роста, щуплой фигуры, светловолосый. Одет в оранжевый комбинезон, размера на два больше того, который был ему нужен. Он шел заплетающейся походкой нетрезвого человека и чему-то улыбался.

— Тишодец, — зачаровано прошептал Вадже.

— И что? — спросила Амика.

— Сейчас войдет

— Он? — удивилась Мина.

Вадже был дитя войны, причем, типичное дитя войны, типичнее не бывает. У него были клыки, неопределенного коричневого оттенка волосы, несимпатичная физиономия и очень большая фигура, говорившая об очень большой силе. Вадже с трудом прикрутил ту железку и не без помощи ребят. А тут приходит мелкое нечто нетрезвого вида, и он заявляет, что эта мелочь сейчас войдет.

— Это тишодец, — повторил Вадже.

— Ах, тишодец. Да я их каждый день вижу, я о них все знаю, я даже имена их помню, — страстно зашипела Мина.

— Не заводись. Тишодцы сильные и ловкие. Он придумает как ее разогнуть. Они слышат метал.

— Это?! — Мина невежливо ткнула пальцем в сторону мелкого блондина, как раз подошедшего к двери и удивленно смотревшего на оригинальный замок.

— Это, — подтвердил Вадже.

— Странно, — громко сказал тишодец. — Нет, другую дверь искать не буду. Кому надо, тот пускай и ищет. Понастроили дверей. Уроды. Я войду тут.

Вадже ошибся. Тишодец не стал раскручивать стальную полосу, он поступил проще. Стукнул по двери ногой, снизу вверх, она и слетела с петель, повиснув на полосе.

— Сами ремонтируйте, за свой счет, — сказал удовлетворенно и поплелся дальше.

— Это он кому? — спросила Амика.

— Где все?! — завопил тишодец, войдя в дом. — Неужели сбежали? Вот повезло. Не, я их ловить не буду, на ловлю я не соглашался. Я им что, рыбак? Я не рыбак, я пилот, я птенчик, я не комдор, даже не мечтайте, я хуже. Хи, никого нет. Кому я это рассказываю? Наверное, надо выспаться. Пить по ночам вредно.

Ребята, под акопонемент разговора тишодца с самим собой, начали выбираться из кустарника, отряхиваться и тихонько подкрадываться к дому. С не меньшими предосторожностями они вошли в дверь и наткнулись на странную картину.

Тишодец сидел на полу в одном ботинке, левой рукой обнимал местного приблудного кота, правой хлопал по полу, словно пытался что-то найти на ощупь.

— Хм, — сказал Вадже.

— Ага, сами явились, — сказал тишодец, обведя всех мутным взглядом. — У вас дверь там сломалась. Хлипкая какая-то. Отремонтируете.

— Ты наш комдор? — спросил Вадже.

— Не, я ваша галлюцинация. Я не могу быть комдором. Я неуживчивый, пьяный и тишодец. Полукровка. Полукровкам нельзя никого доверять, у полукровок терпения не хватает. Я даже рыбок отпустил на волю. Достали. Плавают, едят и размножаются, а я должен на них свое время тратить. Объясните кто-нибудь это Лейкен. Меня она слушать не хочет. Дрессировать пытается. Тишодцы дрессировке не поддаются, даже полукровки.



Таня Гуркало

Отредактировано: 01.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться