Разруха

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

Хельга не сказала матери ни слова о том, что подвернула ногу, равно как полгода назад не сообщила о потере постоянной работы, надеясь на то, что та догадается, и неприятный долг рассказа не падет на её хрупкие девичьи плечи. Если б только Сивирра сегодня была так же догадлива, как и обычно! Но нет, она проигнорировала даже слабое возмущение, и когда Хельга вышла на улицу, она уже отчётливо понимала, что сегодня вечером её дома не ждут. По крайней мере, пока мать не получит то, что пожелала, не вытащит очередную крупицу информации из несчастного парня.

Симона она знала, но очень слабо. Тот приходил раз или два к отцу, всегда скромно здоровался, всегда отводил глаза в сторону, стоило только попытаться к нему присмотреться, и дело было, вероятно, в его излишней скромности. Папа никогда не называл его иначе, чем "бедный мальчик", хотя потерянный в себе Симон зарабатывал достаточно хорошо. Бедность его выражалась совершенно в другом, в чём-то глубже и страшнее - он никак не мог отыскать, говорил отец, женщину своей жизни.

Папа в этом был плохим советчиком. Он ведь выбрал когда-то её мать, верно? Но, тем не менее, уцепился в мальчишку мёртвой хваткой, держался за него, как мог, и, покуда это было возможно, постоянно тащил к себе домой. Неужели не понимал, что мать посчитает интересным его должность, что решит поговорить в "более интимной обстановке", что рано или поздно это закончится?

Но отец был идеалистом. И Хельга, уходя из дома, подумала о том, что в этой семье даже жить по-человечески у неё никогда не получится.

Она бы давно съехала, но после потери работы так и не смогла устроиться на другую, нормальную, а не помеченную страшным словом "временная". Мама не одобрила бы в принципе ничего, и Хельга не сомневалась в том, что на родительский совет может даже не рассчитывать. Она то где-то добровольно помогала старикам, то занималась благотворительной деятельностью в организации, обосновавшейся через три улицы, не в силах пасть до официантки или кого-то в этом роде. Иногда - давала консультации по специальности, но этого было мало. И стоило только забрезжись свету в конце тоннеля, стоило только несколько недель назад поступить славному предложению о постоянной работе, выполняемой на дому, как мать всё разрушила.

Ни один адекватный человек не пожелает сотрудничать с дочерью Сивирры Шерман, той самой скандалистки, что посмела выступить против всеми любимого Рэйвана Тэлоуинна. Ведь разве непонятно было, что за него народ встанет горой? Вот и Хельга теперь ненавидела свою мать и за фамилию тоже. И за Паоло, приволоченного в дом ради победы над тенью, и за всё прочее, такой страшной стеной окружившее их, что было не продохнуть и не вырваться.

 

Она сделала ещё один шаг по дороге, радуясь, что ту чистили от льда. Вот ступеньки дома некому было - Хельга и упала рано утром, когда собиралась выйти на прогулку. Теперь колено отчаянно ныло, и в лодыжке при каждом шаге отдавало колкой болью, может быть, оттого, что она повредила связки?

Мать отправила её за вином без расчёта на возвращение, и Хельга пристроилась на краю лавочки, благо, тоже очищенной от снега. Хотя осень до сих пор не подошла к концу, снежное убранство было откровенно к лицу их столице. Девушка не представляла себе, как живут на юге, там, где до сих пор тепло. Ей нравилось вдыхать морозный воздух.

Папа любил лето, но она его терпеть не могла - за вялое тепло, за то, что людей вокруг было слишком много. А вот зимой было так свежо, так легко, и она дышала полной грудью, стараясь победить обиду.

Надо всё-таки решиться. Дойти до магазина, купить то проклятое вино, вернуться домой, показать матери, что она не боится, что она не ослушается её и в этот раз, только потому, что боится реакции на своё появление.

Хельга вынудила себя встать и, прихрамывая на правую ногу, направилась в сторону магазина, благо, тот был совсем близко. Она радовалась, что людей вокруг было мало, а улицу надёжно осветили яркие фонари. И в магазине тоже было тепло, уютно, кажется, все готовились к некому празднику, только неизвестно - к новогоднему циклу праздников или, может, к выборам? К ещё пяти годам стабильности с Рэйваном Тэлоуинна, которого, конечно же, выберут?

Она провела карточкой по сканеру автоматизированной кассы, взяла бутылку, шумно втянув носом воздух - не подумают ли, что собирается скоротать вечер с алкоголем? Благо, никто даже не смотрел, те редкие посетители, что всё ещё приходили в магазин, предпочитали не тратить время на какую-то незнакомку. У неё ведь на лбу не было написано "дочь Сивирры Шерман", а значит, и опасности никакой не было. Девушке это нравилось. Она потому очень редко куда-то выходила с матерью, лишь бы только не попасться кому-то на глаза и не подписаться под тем, что действительно целиком и полностью принадлежала этой женщине, душой и телом. И не потому, что так сильно её любила, скорее по причине повелительского настроя Сивирры.

...Вот только этот вечер просто не мог стать лучше, чем просто отвратительным. Она уже почти спустилась с проклятых ступенек, когда в очередной раз поставила ногу не так, как следовало, пошатнулась и упала на спину, прямо на ребристую поверхность.

Отдало невероятной болью в ноге. Доносился слабый терпкий запах вина - бутылка, несомненно, разбилась. Хельга, так решительно собиравшаяся не возвращаться домой либо прийти гордо, уже чувствовала, как будет просто побитой собакой, приползшей на порог дома собственной матери. Надо хоть взять эту бутылку, вернуться в магазин...

Но когда она всё-таки села на нижней ступеньке, то поняла, что и встать-то без посторонней помощи вряд ли сможет, не говоря уже о том, чтобы куда-то идти, даже в магазин, находившийся в метре, не то что домой - а это ж на соседней улице!

- Женский алкоголизм - опасная напасть, но мне казалось, она не свойственна женщинам Города, - услышала она надменно-спокойный голос с какой-то лёгкой насмешкой. - Однако, вы, Хельга, так рыдаете над бутылкой, что я начинаю сомневаться в этом. Скажите мне, что я ошибся, или это будет величайшее разочарование в моей жизни.



Альма Либрем

Отредактировано: 19.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться