Разрывая ленты

Размер шрифта: - +

Глава 9

-Ало?... — девушка машинально сделала несколько шагов назад, дабы Артём не услышал разговора

-Милиса... - Голос сразу же бросил в пот, всё тело похолодело, опустилось ниже уровня уличной температуры, - Ты узнала меня?

Губы пошевелились, но звук не пошёл. Полная растерянность затмила разум, но Мия старалась собраться, взять себя в руки, -Да — Всё что она сумела произнести вслух, когда голову переполняло множество слов.

-У нас не так много времени, слушай меня внимательно, я не псих! Я не псих, Милиса, девочка, ты единственная кто может мне поверить, слушай внимательно! Ненастоящий перевод пришлось отдать из-за Артёма, всё пошло не по плану, Лёша знал что мне нельзя доверять, я был долго на их поводу, помогал как мог, пока нас не прикрыли, но они уже тогда продолжили без меня, я вышел из игры...Спустя несколько лет их спокойствия приехала ты и всю малину испортила, я решил помочь вам, не хотел убивать, случайность! Мия, он брал у тебя паспорт потому что им нужны были данные, он подставной, весь город кишит червями, девочка, уезжай пока не поздно! Их с два десятка, они умные, неприметные и постоянно следят за вами, им интересно что будет дальше!

Рязин шмыгал носом, часто оборачивался и запинался в своём повествовании, -Мия, скажи Артёму что я люблю его, я всегда был рядом с ними, да, я не уследил, но лучше стать тварью и бросить семью, чем подвергнуть их...

Шорох, скрежет, дальше были неразборчивые крики, шаги. Степана застали за поличным, говорящим по телефону, а как в психиатрии он смог достать средство связи не было понятно.

Прибывая в полнейшем недоумении, Мия убрала смартфон в карман, подняла взгляд на Артёма, голос вернулся не сразу -Папа передал...что любит тебя

Такой эмоции она ещё не видела, Тёма сжал руки в кулаки, нервно сглотнул и отвернулся, -Я знаю.

 

Пары были скучные, нудные, учитель истории ходил из одного угла аудитории до другого, освещая блеском ламп в своей лысине всех присутствующих. Редкие волоски лежали сальными прядками на его морщинистом лбу, покрывали уши чуть ли не до мочек, образовывая своеобразное гнездо, в области отсутствия волос не хватало лишь палок и птенцов. Узкий ворот обтягивал толстую, бородавчатую шею, прямо как у лягушки, пропитанный сальными выделениями, пожелтел и стоял колом. Говорят, обувь характеризует человека, так вот, Геннадий Леонидович носил кожаные кроксы, потёртые и местами выцветшие, такие ботиночки с перфорацией на носке, как в садике у детишек, а под ними были чёрные носки покрытые катышками, которые было видно в дырочках. Подходить близко не хотелось, из-за такой обуви явно чувствовался залежавшийся запах натоптышей.

Милиса разглядывала учителя со страхом слежки, пыталась увидеть в нём предупреждения Рязина об окружении. Геннадий не подходил на роль злого мужчины, сектанта, киллера или хозяина казино, скорее походил на очень толстого мишку в зоопарке, закормленного чуть ли не до смерти детьми и их родителями, желающими поглазеть на «чудеса» природы.

Рядом сидел Дима, украдкой поглядывая на девушку, будто охраняя и контролируя её, чиркал что-то в блокноте, не записывал лекцию совершенно.

Выйдя из беспамятства, Милиса повернулась к соседу, её взгляд случайно упал на рисунок, который Дима быстро подмял под тетрадь, -Что?

-Что там это у тебя такое?

Как бы не стали загружены дни, никто не отменял жизнерадостность, шутки и ехидства. Девушка наклонилась ближе, холодные ладошки снова коснулись рук Димы, но теперь в попытке сдвинуть их с тетради, - Нууу!

-Нет! Милиса Елисеевна!

Она хихикала, навалилась всем весом на парня, стараясь сделать хоть что-то, в итоге он сдался, а Мия победно достала блокнот, открыла нужный листик улыбаясь во все зубы

В глазах полетели звёздочки, желудок потянуло, - Дима...

-Ты красиво сидела, я не мог не нарисовать тебя

Это действительно было выше всех похвал, почему он так ненавидел художественную школу ?

Пришлось осторожно забрать блокнот, убрать его в рюкзак, ведь на остальных листах тоже была Милиса.

-Дим... — девушка облокотилась локтями на стол, подпёрла щёчки, - Какое было твоё детство?

Парень посмотрел куда-то в сторону, внутри стало тяжело, грудь жгло, рёбра стало ломить, - Отличное! Мы столько всего делали, особенно весело было, когда с папой играли в футбол, я всегда стоял на воротах в его больших перчатках, пытался не пропустить ни одного мяча!

Мия фыркнула, скрепила руки на подбородке всё еще поддерживая ими голову, - Скажи, кому ты брешишь? Уже две тысячи десятый, столько времени прошло...

 



Kira Fogel

Отредактировано: 27.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться