Разве это не чудо?

Размер шрифта: - +

Жизнь после и погоня...

Ира…

Прошел месяц со дня возвращения Вари домой, я всё ещё не могу привыкнуть к мысли, что она никуда не денется. Тест ДНК подтвердил наше родство, в моё положение вошли и не стали её забирать, так что до решения суда она всё равно будет дома. Сейчас мы делали ремонт в её комнате, выкрасили стены, заменили мебель, наполнили гардероб, поставили стол и стеллаж с книгами, центром стал огромный балдахин над круглой кроватью. Знакомый художник расписал комнату. Розово-фиолетовые стены разбавил сказочный рисунок с домиками, замком и принцессами из мультиков и сказок. Некоторые детали изображения были покрыты люминофором и люминесцентными красками, поэтому в тёмное время суток по всей комнате будут сверкать её собственные звёзды. На расписанной рисунком стене ещё один светящийся сюрприз - улыбающийся Чеширский кот, сидящий на дереве, силуэты домиков и природы. Моей малышке должно понравиться.

В целом всё сейчас было хорошо. Мачеха Марины собрала свои вещи и скоропостижно покинула страну. Она решила подставить Ветлицкую, которая по дружбе не смотрела, что подписывает. Ветлицкая для смягчения собственного приговора запела, сдав подругу с потрохами. Приют использовался для отмывания денег и в некоторых случаях для поиска клиентов. Витковский пошел по программе защиты свидетелей, благодаря ему головы полетели не слабо. У него в банковской ячейке лежала флешка с компроматом. Изначально он хотел признаться только в похищении Вари, поэтому и сжег доказательства причастности к другим делам, но передумал. Детям психику не стали ломать, многие продолжают жить в приемных семьях. Всех рожениц, прошедших через больницу, проверить было нереально, а документы о покупателях уничтожались. Родители не сильно стремились возвращать потерянных чад, даже после огласки.  Сдаваться тоже пришли не многие, но среди них были и покупатели. Они согласились дать показания, если их дети ничего не узнают. Нику нашли и её ожидает реальный срок не только за мошенничество, но и за взятку и прочие проступки. Правда, Олег так и не смог вернуть свои деньги. Он продал оставшиеся акции, но работать у меня отказался, сказал, что это будет слишком унизительно. Марина стала директором пансионата и вернула традиции, заложенные её отцом. Она регулярно проводит семинары для родителей и детей. Приюта не стало, как и одиноких детей в нём. Теперь это действительно пансионат. Варя продолжит учиться там, но когда достигнет школьного возраста. Я не перестану никогда сожалеть, что пропустила её первые шаги, первую улыбку, первый зуб и первые слова. Мне будет не хватать бессонных ночей, которые скрашивает забота о ребёнке, но лучше пусть будет так, ведь вся жизнь ещё впереди. Вот и сейчас я несусь после работы домой, чтобы крепко обнять и подарить ей всю любовь, которую недодала. Марк и Клара перенесли свадьбу из-за этого дела. Я поняла, что никогда не смогу простить себя, если разрушу счастье этой невероятной девушки. Поэтому ограничивала наше с Марком общение, разговоры были сухими, короткими и сугубо по делу. Марк, видимо, тоже про меня забыл. Иногда ночами я страдала из-за этого, но всё было так, как и должно быть. У меня был шанс и я его упустила, теперь не было никакого права рушить его новые отношения.

Когда я открыла входную дверь, до меня донёсся смех и счастливый писк Вари. Я тихонько прошла внутрь, Варя сидела на плечах у Марка и хохотала, пока её щекотали. Марк бежал, а Марта Францевна и Фёдор Борисович их догоняли и начинали снова щекотать. Я оперлась о дверной косяк и, скрестив руки на груди, с улыбкой наблюдала за этой идиллией. Наконец Марк повернул в мою сторону и сразу замер, как только меня увидел. Счастливая улыбка сползла с его лица, и он виновато промямлил:

– Прости, я не думал, что прошло столько времени. Забежал на пару минут, думал уйти до твоего прихода.

– Нет, это я сегодня пораньше приехала. Значит, ты сюда приходишь, когда меня нет, и уходишь до того, как я возвращаюсь? Получается, я остаюсь в неведении о таком веселье. Это просто беспредел! Не потерплю оставаться в неведении, – нахмурившись, я подбежала к Варе. – Где там мой маленький предатель? – начиная её щекотать, ворчала я. Марк отступил назад и приподнял Варю над головой.

– Не достанешь!

– Эй, так не честно! Я должна её защекотать!

Варя вновь стала весёлой, и атмосфера, которую я застала, возобновилась.

Когда мы уже устали и сели передохнуть, Варя поднялась наверх за рисунком, сделанным сегодня. Фёдор Борисович и Марта Францевна ушли на кухню. Марк посмотрел на меня с болью и сказал:

– Мы с Кларой решили не переносить свадьбу, через неделю устроим скромную церемонию. Я сообщу тебе место проведения позже, ты одна из не многих гостей с моей стороны.

– Ух ты, поздравляю! Я за вас очень рада! – в какой-то степени слукавила я.

– Так что я от вас почти сразу в аэропорт, у меня билет на самолёт. Вещи собраны, решил попрощаться с Варей и пригласить Марту Францевну и Фёдора Борисовича на свадьбу.

– Понятно, ты поэтому приезжал сегодня?

– Да.

Марта Францевна принесла чай и бутерброды. Марк на скорую руку перекусил и собрался уходить.

– Спасибо за всё, встретимся у меня на свадьбе, – сказал он и направился к выходу.

– На свадьбе? – удивлённо произнесла Марта Францевна.

Я нахмурилась и обернулась на неё.

– А я думала, мы ещё перед мальчишником увидимся, ты же просил крылышек тебе фирменных сделать, – добавила она.

А я себя уже успела накрутить, подумала о заговоре…

– Ну, я обобщаю, – ответил ей Марк.

– Ну, с богом тогда, мы, как и договаривались, прилетим за два дня. Клара точно не против, если мы остановимся у неё?

– Она только рада будет.

Подобные разговоры заставили меня почувствовать себя здесь чужой. Я собиралась пропустить эту свадьбу, а Варя решила всё за меня.



Ирина Кармелевская

Отредактировано: 08.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться