Реактивация

Размер шрифта: - +

Глава восьмая (окончание)

     ОКАЗЫВАЕТСЯ ЕЩЁ НЕ КОНЕЦ

 

     ...Лёгкое бормотание доносилось отовсюду причём на разные темы, с применением яджуджского мата и яджуджского строительного. Недовольства класса "прикрывай железу, а то перегормонишь" перемежались стенаниями "задолбали со своим физраствором, дополнительным лейкоцитам некуда эритроцититься!" Откуда глюкородственнички понабрались такого слэнга осталось за кадром, зато занудный "один из патриархов" упорно гундел о том, что нужно было третий глаз на затылке отрастить. Старпер даже не подумал, что дополнительный прибабах всё равно закрыт волосами и ничего не увидит. А если их много напочковать, то обладателя запихнут даже не в психушку, а заспиртуют к себе подобным в Кунсткамеру, со сменой прописки. 
     - Давно бы уже за артефактом сходил, чай не маленький и нам полегче стало бы, - вставил свой коммент очередной флудер пятитысячелетней выдержки. 
     Массовая шептальня в принципе отображала происходящее - кукуруджики активировали и управляли внутричеловеческими заводиками и фабричонками по производству нужных ферментов, гормонов и прочей биохимии. Видимо открывали какие-то заслонки или подзуживали необходимые органы. Ответственные за восполнение крови героически переправляли физиологический раствор, поступающий из капельницы, куда подальше в направлении пор. Чтобы не мешал работу работать! Группа виртуальных переговорщиков вела тёры с генной памятью на предмет регенерации, а то и ускорения процессов. Генофонд старательно отбрыкивался упирая на то, что человеколюди, изобретая ништяки, сами отказались от множества природных функций. 
     Гундёж, в конце концов, задолбал и ответственный по выключатору снова ввёл режим Темноты. 

     Второе пришествие неосознанного сознания в неподвижное тело добавило информации. Группа якуджей, договорившись с чем надо, приступила к заращиванию повреждённого лёгкого, включая переделку зарубцевавшейся ткани в лёгочную массу. Как долго всё это длится никто не докладывал, считая подопытного всего лишь биомассой, а не "звучащим гордо". Впрочем, обездвиженность даже мысли не формировала, обходясь поверхностным нематериальным присутствием тени Старкова. Ниточка жизни явно была тоньше человеческого волоса, хотя мимолётное дуновение надежды... 
Наверное месяц прошёл или пара лет, когда эго снова зафурычило. На этот раз ругани почти не наблюдалось, кроме кровеборцев, возмущённых тупизмом внешних врачей - капельницу так и не отключили, вурдалаки! Зато предки на несколько минут раскупорили правое ухо, проверяя слух в режиме "пиано". 
     - Александр Борисович, - кто-то еле-еле озвучивал мысль, - его к нам привезли из тюремной больницы лишь на третий день. Какая-то бабуля пришла к участковому и всё рассказала, вот Олега и перевели из соучастников в пострадавшие. Плохо то, что там его зашили и раствором накачали, а сепсис не заметили. Мне пришлось расшить рану и более двух часов чистить, на день позже и было бы поздно. Началось бы общее заражение крови! 
     Тут же мелькнула первая (наконец-то!) мысль: "При гангрене конечности можно руку или ногу оттяпать, чтобы сохранить жизнь остальному телу. А как отсечь часть грудной клетки? Это же все любопытные будут в новенькую дырку руку засовывать!" 
     Проверка слушалки закончилась - выключатель щёлкнул... 

     - Леонид Алексеевич, да что же такое? Он постоянно потеет, - возмущалась вредным лежачим Наташка, медсестра госпиталя им. Бурденко. 
     - Действительно странно, вроде стабилизировался. Давай-ка, родная, смочи этим потом тампон и отнеси в лабораторию, а то как бы пациент весь не выпотел. 
     Хирург, наблюдающий своего "крестника", озадачился - что-то шло не совсем по нотам. Больной розовел быстрее, чем положено и даже дыхание с пульсом под ручку устаканилось, как у выздоравливающих. Сиё есть неправильно и нарушает таинственный ход излечения! Обездвиженная худощавая тушка явно не собиралась умирать - того и гляди в себя придёт и устроит вырванные годы какой-нибудь гиперактивностью. Врач знал, что кома после тяжёлого ранения дело обыденное и длительное. Вот только подозрительный полутруп явно не был с медициной согласен. Конечно, случай любопытный, хотя и неправильный в исходнике - Старкова, при переводе из тюрбольницы, должны были доставить в одну из городских. Но в тот день, как назло, все реанимации были заняты - вот и привезли чугундура в военный госпиталь. 
     Теперь выхаживать юношу придётся до конца, какой бы он ни был! А это не меньше трёх месяцев в общей палате: покой, покой и только покой. И потом ещё дома, полгода-год, никаких тяжестей и нагрузок - слишком опасное ранение для паренька. Петь нельзя, говорить лишь вполголоса, чтобы лёгкие не порвались, дышать через раз и неглубоко, не позавидуешь. Если бы нож вошёл в спину на ладошку левее - кончик лезвия попал бы прямо в сердце, хоть с этим юнцу повезло. 
     Результат анализов удивил - основной составляющей пота оказался... физраствор, практически в чистом виде. Видимо, кроветворение шло усиленно, а не по медицинскому уставу. 

     Боли Шмын не ощущал, как и тела, наверняка родичи вырубили нервную систему, гордясь поступком. Зато с радостью доложили, что уже одна треть зарубцевавшейся ткани перефигачена в живую плоть. Хорошо иметь толковую родню, даже с вкраплениями отдельно взятых бестолочей. Обещалкины манили будущим - мол, в итоге, останется лишь узенький белый шрам на коже на что заполучили справедливое возмущение. "Мужчину шрамы украшают, не смейте самодельничать!" Тут же неблагодарного потомка поставили на место военспецы: 
     - Шрамы появляются у тех, кто подставился! Хороший воин вообще шрамов не имеет, а тот у кого их десяток: или балбес и недотёпа, или уже погиб от ранений. 
     Дуремарские глюки явно не соображали в общественном мнении, оправдывающем разгильдяйство и безалаберность. Впрочем, спорить с ископаемыми значит не уважать себя - не дай бог, ежели кто узнает, что он дискутирует с диссидентами живущими внутри головы. Сразу все окружающие станут снисходительными, мягкими пушистиками. А добрые, крупногабаритные дяденьки обеспечат дополнительной одеждой. В конце концов, коммуналку в мозгах можно и потерпеть, не вечно же будет длиться нашествие давным-давно вымершей родни. 

     Внезапно, посередь очередной тьмы, яджуджи загомонили от возмущения и отчаяния. 
     - Что происходит...кто подключил подопечного...отрубайте, пока не накосячил...ему же НЕЛЬЗЯ! 
     Ничего не помогало - сила духа Старка сама взяла контроль над существованием. А как не среагировать, если мягкая тёплая ладонь легла на руку и волна любви и сочувствия перешла из одного сердца к другому. 
     - Люба?! 
     Лёгкий еле слышный шёпот вызвал ответную, хотя и двойную реакцию. Радость девушки в связи с оживлением от первого же прикосновения и... недоумение. 
     - Это я, Афина. 
     Ладошка улетучилась. Вместе с телом, которое понеслось найти хоть кого-нибудь из персонала, чтобы поделиться новостью. Темнота вернулась, успокоив кукуруджей... 
     Наташа, врубившись в сообщение юной девы, тут же зашла в палату. Вроде всё, как обычно, но следует сообщить Леониду Алексеевичу. Тот самолично прошествовал к больному коматознику - а вдруг и правда очнулся? Однако никаких изменений не было видно. 
     - А ты уверена или померещилось? 
     - Чего же померещилось? Я здесь села, вот так положила руку, чтобы... 
     Бессознательная личность нагло развернула свою конечность и ухватилась пальцами за запястье девушки. Не хватало, чтобы Афинка опять сбежала! Букуруджи заголосили, а лекари дружно изумились - ну, ладно, шёпот, а зачем одноклассницу хватать! Мы в коме или где? Откуда силы на лёгкое прикосновение и пожатие, какого членопотама обессиленный проявляет такое рвение? Что вообще происходит? 
     - Старков, расслабься, тебе нельзя делать резких движений, - предупредила медсестра. 
     - И не вздумай говорить, а то рана может разойтись, - добавил хирург. 
     - Рана полностью зарубцевалась и наполовину перешла в нормальную ткань вместо рубца, - шепотливо доложил лежачий недотыкомок, - а Афинку я вам не отдам. Самому нужна! 
     Наглость и самоуверенная непокобелимость пациента спровоцировали здоровый смех и нездоровый блеск в глазах хирурга, пишущего книгу о необычных случаях в хирургической практике. Клиент явно напрашивался на научные исследования и лишь возраст не позволял загребсти больного в подопытные. Следовало поговорить с его родителями, чтобы получить согласие на сотрудничество. Всё равно парню явно нечем заняться в быту, а в исследованиях ему наверняка интересно будет поучаствовать. Эх, если бы ещё разок прорентгенить тело! 
     Ма-де-муазель Зелинская сидела тихохонько и думала, как поделикатнее узнать про неведомую Любу. Вдруг сестра какая-нибудь или ошибка в сказанном по болезни? Вот только ответа ни за что не дождалась бы - Олег не был готов к объяснениям и наверняка скосил бы в сторону пятой поправки к Конституции США, сославшись на рекомендации врача по молчанию. 
     Ближе к вечеру парня перевели в общую палату на две койки, которые синхронно пустовали. Родители, получив радостное сообщение из регистратуры, примчались полным составом. Радость от сына, пришедшего в себя, отложила обязательные попрёки и нравоучения по поводу поножовщины и непримерного поведения. Андрейка восхищённо смотрел на брата, который по настоящему был ранен и лежал в настоящем госпитале, как настоящий военный. Самых нужных, Вику с Алёнкой, пока ещё не оповестили.



МАРХУЗ

Отредактировано: 08.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться