Реал и предубеждение

Размер шрифта: - +

1. Друг в беде не бросит

Арсений. Именно с такого непритязательного имени началась история вполне обычного парня, нынешнего одиннадцатиклассника, семнадцать лет назад. Почему его назвали Арсением? Не Сашей, Сережей, Мишей… На худой конец подошел бы и какой-нибудь Гоша. Но нет же. Арсений. Родители-оригиналы.
Лет этак в двенадцать Сенька смирился. В конце концов, тут уже ничего не поделать. Ну, Арсений Петров он. Подумаешь. У него в классе, вон, и Баранова есть и Огурцов. Быть бараном или огурцом же хуже, чем Арсением.
Блондин скептически ухмыльнулся и подвинул клавиатуру ближе. С какого-то перепугу однажды в Арсении родилось дикое желание заняться журналистикой. Планами со своими одноклассниками-имбецилами он не делился — зачем? Общался мало с кем, держался большей частью стороной. После уроков сразу шел домой или на курсы. В свободное время занимался редактурой: исправлял разные тексты. Так совершенно случайно наткнулся на достаточно известный в русскоязычной среде проект. «ФБ», как называл его парень, подкупил своей открытостью. Здесь всегда было многолюдно, а при грамотном поиске можно было найти вполне себе стоящие вещи. Главное — закрывать глаза на обилие засилья нетрадиционки.
Сеня провернул колесико на колонках, прибавив звука. Хриплый голос вечного Цоя запел про группу крови на рукаве. Парень закрыл глаза и сам себе кивнул. Да, работать, когда дома никого, — сущее наслаждение. Обычно его сверстники тратят это время на порнушку или игры, он иногда тоже, но это не так интересно. Да и обычно у его сверстников и целей-то в жизни нет. Петров их презирал.

— Здравствуйте, Мельник. Я видела Вашу анкету. Сейчас я очень нуждаюсь в бете, поэтому пишу. Я на сайте не так давно, не знаю, как все устроено. Но буду очень благодарна за помощь.

И простая подпись в окошке личного сообщения: Элис. «Элис,» — Арсений невольно схохотнул, — «как в песне? А мы с такими рожами…» Сонливость, до того накатывавшая на мозг, вдруг испарилась, словно и не было. Появился настрой работать.

— Привет, Элис. Извини, что поздно, не видел письма. Я почитаю работы и отпишусь.
— Спасибо!

— Ну, Элис, что ты там пишешь? — без особой надежды на адекват Сеня открыл страницу автора и лениво щелкнул мышкой по первому попавшемуся названию. Название гордо извещало, что «Черти водятся в пруду,» и имело статус активного миди. Стоявший рядом значок всего в два плюса особой надежды на хорошую писанину не внушал. Цокнув языком, Петров погрузился в чтение.

— Согласен.
— Правда?.. Простите, просто… Не думала, что заинтересует. Спасибо. Буду очень рада с Вами работать, даже не мечтала…
— Ты меня переоцениваешь.
— Нет, Вы очень известны. Говорят, Вы бетите только топовые работы.
— Есть парочка. Но я работаю с разными авторами. А заявок много приходит, это правда.
— Спасибо, что согласились поработать со мной.
— Ты уже благодарила.) Я пойду спать, доброй ночи. Завтра начну просматривать тексты.

Арсений отодвинулся от компьютера, запрокинув голову. Он смотрел в потолок и думал о том, что тексты у этой Элис… Давно он такого не читал. Сюжет, композиция, персонажи, — в них было все. «Зачем ей вообще бета?» Тексты отличались редкой грамотностью, разве что иногда встречались ошибки по невнимательности. И пару логических неточностей он нашел: они были физико-биологической направленности, а автор, видимо, плохо в этом разбиралась.
— Поработаем с деталями, — твердо решил парень, выключил компьютер и лег спать.

***

Утро встретило очередной громкой трелью. Сеня еле-еле разлепил глаза, сонно нашарил телефон и выключил гремевшую роковую партию Арии. За стеной послышался шорох и скрип: мама всегда просила сменить мелодию, потому что она и родителей будит, но Сенька категорически отказывался. Это же Ария, как можно просить сменить?.. Парень охнул, когда ступни коснулись ледяного пола. «Давно пора ковром застелить,» — подумал, потянувшись. Солнце еще не встало.
— Привет, доброе утро, — пробурчал он, — ты само-то в это веришь?

Арсений просыпался раньше всех. Спокойно одевался, умывался, чистил зубы, шел на кухню, где заваривал кофе. Завтракал с вечера оставленными матерью бутербродами и попутно серфил в интернете. Ежедневная проверка новостей уже вошла в привычку. Вот и сейчас он зашел на сайт просмотреть присланную почту. Авторы — народ ночной, Петров часто развлекался с утра тем, что читал личку, которую ему отправили вечером. Несколько просьб о бетстве, будничные пожелания хороших снов и вопросы о жизни, — такие он игнорировал сразу — а также короткое письмо от Элис.

— Я всего лишь хотела еще раз сказать спасибо за то, что согласились. Мне будет очень приятно с Вами работать. Доброй ночи Вам и хорошего дня.

— И тебе, Элис, — усмехнулся парень, сунул в карман куртки тетрадку и ручку, включил плеер и вышел из дома.

***

— Есть закурить?
Сашка топтался на крыльце, когда Сенька подошел к зданию. Парень покачал головой.
— Не курю, забыл?
— Забудешь тут, — проворчал одноклассник, тщетно рыская по карманам, — пачку оставил в других джинсах. Мать найдет — прибьет к чертям.
— Меньше шмалить будешь, — хмыкнул Петров.
— Ты, блин, гад, — бросил вслед Сашка. Арсений пожал плечами. Сашка хоть и друг, но за собственную дурость пусть отвечает сам. — Физику дай списать.
— Хрен, — Сенька даже не обернулся, тяжелая дверь захлопнулась.
— Точно гад, — услышал краем уха обиженный голос.

Физика была первой. Урок не вдохновлял: лабораторок в обозримом будущем не предвиделось, а учить теорию всегда было откровенно скучно. Сенька подпер кулаком подбородок, старательно сфокусировав взгляд на задачке, и попытался решить ее в уме. Вышло из рук вон плохо, но он хотя бы подготовился. Стрелки на часах ползли медленно, по классу летала сонная муха. Сашку вызвали к доске и влепили трояк за непонятное «меканье». Хорошо, хоть трояк, мог и гуся схлопотать, повезло.
— А теперь сдаем тетради с домашним заданием, — возвестила Зинаида Васильевна зычным гласом, Петров встрепенулся. У него на все предметы была одна-единственная тетрадь за исключением русского и математики.
— Зинаида Васильевна, я… — помялся парень, когда большая половина учеников из класса вышла.
— Что, опять? — сурового вида седовласая женщина холодно посмотрела на него поверх очков, — Петров, так сложно тетрадку купить?
Парень виновато улыбнулся, женщина вздохнула.
— Нет, больше я это терпеть не буду. Придешь сегодня ко мне на дополнительные занятия, будешь решать задачник.
— Э… И как это заставит меня куп… — парень подавился на половине слова, весьма удачно истолковав еще один взгляд как предостерегающий, — понял, приду.
С разъяренными учителями лучше не спорить, себе дороже выйдет. Это старшеклассник знал прекрасно.



Krasnich

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться