Реал и предубеждение

Размер шрифта: - +

2. Привет, как твои дела?

— Я тут немного поправил то, что уже было на сайте.

Сенька нажал кнопку «Отправить» и отодвинулся от монитора, потерев веки. За последний час он обработал все выставленные произведения Элис. Благо, их было не так много. И он бы вряд ли признался, но работа над ними принесла ему настоящее удовлетворение. Тексты занимали. Живой язык заставлял цепляться взглядом. Местами, где текст слишком прыгал, парень редактировал обороты, правил инверсию и «гладил» предложения со всех сторон. На выходе получалась конфетка. Довольный собой, Арсений улыбнулся.
— Сенька, чай будешь?
В комнату заглянула мама, парень неопределенно повел плечами.
— С булками? — педантично уточнила женщина, дождалась кивка и закрыла дверь. День определенно был очень даже неплохой. Арсений посмотрел на часы: у него оставалось еще минут пятнадцать, а после надо было уходить. Дополнительные занятия и все дела.

— Даже не ожидала. Это так… здорово. Спасибо Вам большое. Не думала, что возьметесь за то, что уже лежит. Вы действительно профессионал.
— Только учусь. ; )
— Неужели настоящий редактор?
— Нет, конечно. Я в школе еще. Но был бы не против однажды им стать. Или журналистом. А ты?
— Я… Не знаю. Мне кажется, думать о профессии слишком смело сейчас. Я еще только в десятом классе.
— И что? Нет мечты «стать великим писателем», «издаваться миллионами экземпляров», «нОгибать этот мир»?)
— х) Нет, это, пожалуй, слишком громко. Боюсь, не мой уровень.)
— Ахаха. А большинство тех, кто присылают мне тексты, говорят именно так. ; ) Забавная ты, Элис. Знаешь-ка, что. Добавься ко мне в аську. Номер: 357-243-*** Все удобнее будет тексты смотреть. А теперь мне пора.
— Да. Мне тоже. Спасибо. Обязательно постучусь. До свидания.
— До встречи.

Сенька зашел на кухню, одним глотком выпил подостывший чай, схватил булку, привычно сунул в карман куртки ту самую тетрадку и вышел из дома.

***

— Петров, ты не меняешься, — безапелляционно заявила Зинаида Васильевна, узрев в руках ученика тетрадь, — садись за вторую парту у окна, там лежит решебник. Твои задачи с двадцать седьмой по тридцать вторую на странице сорок шесть. И сиди тихо: ко мне еще другие должники придут.
Арсений привычно виновато улыбнулся и прошел к своему месту. Сначала было сложно понять, что от него вообще требуется. Потом, помусолив в зубах колпачок ручки, парень начал понемногу въезжать в написанное. Дело пошло. Когда четвертая задачка была щелкнута как орех, Арсений очнулся. Проморгавшись и глянув на экран мобильника, он оценил, что прошло вот уже минут сорок. «Не хило я так,» — подумал парень, рассеянно осматривая внезапно людный класс. Кроме него здесь обнаружился еще один хмурый одиннадцатиклассник на задней парте, несколько семи-восьмиклашек, парочка девятиклассников и троица из десятого «Б». «Так это ж Принько и Рудникова».
На второй средней парте — справа от Арсения — сидела парочка подруг, про которую ему только сегодня утром талдычил Сашка. Настьку Петров действительно раньше видел: рыжая симпатичная девчонка среднего роста с грудью минимум третьего размера и отличным вкусом. Она была одета в короткую клетчатую юбку, высокие сапоги и черную водолазку, подчеркивающую фигуру. «Да, такую действительно большинство захотят, сложно Лука за это судить». Вторая же, Лиза, едва доходила подруге до подбородка. Неровно стриженые темные волосы, спускающиеся до лопаток, были собраны в низкий хвост. Кожа бледная, лоб высокий, нос прямой. И действительно большие темные глаза. Если бы не болезненная белизна кожи, ее можно было бы принять за южанку, обычно только у них и бывают настолько черные глаза. Ее радужка почти сливалась со зрачком.
Девушка подняла голову, чтобы убрать за ухо выбившуюся прядь, и невольно глянула на Петрова. Долгую секунду они смотрели друг на друга, а потом парень спохватился и отвел взгляд. Им овладело странное смущение. Словно вторгся туда, куда не приглашали. А молчаливый хозяин просто вышел к воротам, прислонился к ним плечом и стал ждать, что будет дальше. Арсений же поспешил ретироваться. «И эту мне надо окучить? Как? Нет, серьезно, как?!..» Задачка была не из легких. Решебник по физике тут и рядом не стоял. Осторожно попытавшись посмотреть вбок еще раз, Петров наткнулся на прямой и открытый взгляд в свою сторону, который заставил заерзать на стуле, словно туда кнопок насыпали. «Капец,» — странная злость на самого себя заставила собраться. Парень повернулся всем телом, улыбнулся и приветственно махнул рукой. Рудникова удивленно моргнула, ее брови поползли вверх. По крайней мере, он смог ее изумить, уже хорошо. Внезапно подключившаяся к происходящему Принько настороженно проследила за взглядом подруги, увидела парня и как-то смущенно ему улыбнулась.
— Петров! Чтоб ты так учебнику по физике глазки строил! — громко напомнила о собственном присутствии в классе Зинаида Васильевна.
— Да, Зинаида Васильевна, так точно, Зинаида Васильевна, будет сделано, Зинаида Васильевна, — отчитался парень в ответ, приложив ладонь козырьком ко лбу, чем вызвал тихое хихиканье по всему классу.
— Еще три задачи с девятнадцатой по двадцать первую на странице тридцать пять!
Вымученно скорчив умоляющую рожу, Сенька удостоился только еще одного холодного:
— Живо!
Со вздохом парень приступил к делу.

— Я Сеня, — Арсений протянул руку Насте, та удивленно скосилась на ладонь.
— Н-Настя…
— Да, я знаю, — кивнул парень, — а руку надо пожать. Это что-то вроде традиции.
Девушка смущенно хохотнула, кончиками пальцев прицепившись к руке и слегка сжав.
— А это… — он посмотрел в сторону стоявшей рядом подружки, абсолютно не впечатленной сценой. Она привыкла, что с Принько все вокруг постоянно знакомятся.
— Лиза, — подсказала рыжая.
— Лиза, — утвердительно кивнул Петров, словно бы и не знал, — рад знакомству. Раньше не пересекались? Кажешься знакомой.
Рудникова многозначительно промолчала, уставившись на парня как на последнего барана.
— Нет, это вряд ли, — засмеялась Настя, — Лиза никуда не ходит.
— Как и я. Мы точно могли там пересекаться, — Сеня проговорил это с таким спокойным лицом, что ошарашенная Рудникова не смогла сдержать смешок.
«Уже смеется. Надо же. Это хорошо, значит, не безнадежно».
— Я в знакомствах не силен, — честно признался Арсений, просекая, что здесь честность — самая выгодная стратегия, — так что просто скажу, что было приятно не одному отсиживаться на отработках.
— И нам, — улыбнулась Принько.
— Ну, тогда до встречи, — он махнул ладонью и безмятежно пошел к выходу. За спиной послышалось сбивчивое «П-пока». Петров прекрасно понимал, что рядом с девушкой, к которой часто навязываются разные похотливые придурки, лучшее, что он может сделать, так это не быть придурком и не быть навязчивым. «Главное, не спешить,» — кивнул сам себе, обернувшись уже у двери. С чувством победителя он отметил, что обе девушки смотрели ему вслед.



Krasnich

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться