Реал и предубеждение

Размер шрифта: - +

12. Не оглядываться

Арсений заварил кофе. От чашки поднимался ароматный и отрезвляющий пар. Было раннее утро: родители еще спали, только Сенька и проснулся, кажется, один не только во всем доме, но и во всем городе. Парень подхватил кружку и подошел к окну, за которым светало. Он не хотел включать свет, так и стоял на неосвещенной кухне. В последнее время стал вставать раньше. Сначала рывком бросал сон, а после открывал глаза и смотрел в потолок, не в силах заставить себя вновь погрузиться в небытие.
Ему нельзя было кофе: людям с высоким давлением противопоказано. Но только этот напиток мог привести в порядок буйные мысли. Петрову даже думалось, что он на него подсел, как на наркоту. Однако одинаковый цикл пробуждения каждый день приносил свои плоды: чтобы разобраться с хаосом в голове и ощущениях, необходимо выработать хотя бы подобие порядка в обычной жизни. Простой вывод, к которому мало кто приходит. Арсений пришел. И теперь его распорядок дня стал еще четче, чем обычно. Он учился заново узнавать этот мир.

«Доброе утро, Мельник. Как тебе сегодня спалось? Мне хорошо. Мне снилось море, знаешь, я давно не была на море, последний раз еще ребенком. Я помню, что к горизонту оно сливается с небом, и не различить, где кончается вода и начинается солнце. Глупо писать об этом?) Просто захотелось пожелать тебе хорошего дня.)»

Эти сообщения он стал получать каждое утро. Петров отчего-то думал, что тот случай испугает ее, заставит отдалиться, но… Все вышло наоборот. Теплота, наполнявшая сообщения Элис, беспричинно радовала. Парень опустошал половину чашки в два глотка, пробегал глазами короткий текст и улыбался, прикладывая ладонь ко рту. «Приучила,» — выключал компьютер то ли с недоумением, то ли с облегчением. И действительно, он совершенно не знал, как бы сложился его день без этих пожеланий. Они стали неотъемлемой частью жизни.

— Нам стоит это прекратить, — Арсений отвел взгляд, пытаясь верно подобрать нужные слова, — я имею в виду, все это.
— Что? — Настя озадаченно склонила голову к плечу.
— Отношения, видимо… — с каждым словом все тяжелее было заставить себя проговорить.
— Что-то… случилось?
Девушка обняла Петрова, заглянув в лицо. Парень был вынужден перехватить ее взгляд, теперь он мог сказать с твердостью, это придало сил.
— Я не люблю тебя, понимаешь?
Рыжая закусила губу, но в рубашку вцепилась еще крепче.
— Ну, и что, — тихо сказала она, — со временем…
— Не может быть со временем, — когда главное было высказано, стало проще. Отступать было некуда, — это либо есть, либо нет.
— Я тебе не нравлюсь? Не красивая разве?..
— Ты хорошая и очень красивая. Серьезно. Но я так не могу, — накрыл ладонью ее пальцы, чуть сжав, — давай друзьями…
— Кто она?
— Что, прости?
Принько подняла взгляд: она готова была расплакаться. «Только не это,» — мысленно простонал Сенька.
— У тебя кто-то есть, да?
— Нет. У меня никого нет. — И это было правдой. Разве можно сказать, что кто-то есть, когда этот кто-то об этом даже не подозревает?
— Тогда ведь нет проблемы, разве нет? Со временем…
— Не будет никакого со временем, — вздохнул Арсений. Ему было гадко от осознания того, что он уже начал от этого уставать, — прости.
Парень склонился и поцеловал рыжую в лоб, мягко убрал ее руки и шагнул вперед. Он спиной чувствовал, что она готова броситься в объятия просто из-за одного небольшого сочувствующего взгляда. Поэтому Арсений не обернулся. Он решил больше никогда не оглядываться назад.

«С тех пор, как Андрея перевели, Анна потеряла счет дням. Бесконечной чередой пустых окон тянулись они от ночи к ночи, встречали каждое утро сонным рассветом, таяли таинственной дымкой. Она знала, что доставит лишь неприятности, потому пугливо вжимала голову в плечи и старалась не смотреть на часы, когда било восемь. Раньше Андрей всегда возвращался в восемь, но не сейчас.
Она зябко куталась в серый пуховый платок, постоянно мерзла. Андрей иногда звонил, тогда она радостно поднимала трубку, отвечала, что все хорошо и лучше быть не может. Анна не знала, успокаивало ли это его, но верила, что так будет лучше. У него было слишком много проблем, и она не хотела становиться еще одной. Она делала единственное, что могла в этой ситуации. Анна ждала.»

В это воскресенье выпал снег. В цепочке следов на белом полотне оставалась проглядывающая наружу черная земля. Сенька, выдохнув облачко пара, потер слегка закоченевшие руки. Зима подкралась, как всегда, незаметно. Совсем скоро до горизонта протянется бесконечная белизна, прерываемая громадами домов и лентами магистралей. Петров любил зиму, она словно очищала окружающий мир, давала ему второй шанс. Будто бы, отоспавшись под снегом, весной потоки судьбы снова придут в движение, и все будет совершенно по-иному.

Сквозь высокие витрины можно было спокойно наблюдать за тем, что происходит внутри. Лиза долго выбирала книги: подходила то к одной полке, то к другой, несмело касалась подушечками пальцев корешков, в некоторые заглядывала, листала, вчитывалась. Сосредоточенная, она совсем не замечала кутающегося с носом в полосатый шарф Арсения, да и слава богу. Парень был совсем не уверен в том, что мог бы ей сказать, заметь она его. Он подозревал, что они ходят в один и тот же книжный, но никогда не думал, что вот так просто столкнется с ней здесь.
С момента разрыва с Настей прошло уже две недели. Первую было тяжело, потом — легче. Принько сначала отводила взгляд, но после начала здороваться и даже улыбаться в ответ. Стыдно еще было, но это была небольшая цена за честность. Находиться же далеко от рыжей и при этом не терять из виду Рудникову было невозможно. Тем более, сейчас Элис тайком принимала участие в литературном конкурсе. При воспоминании о молодежной премии «Рассвет» Арсений не смог сдержать улыбки. Это именно он убедил девушку принять участие, а теперь она подбирала сюжеты и формы для нового рассказа. Видимо, в «книжной» среде ей думалось лучше, что не было удивительно.
Петров еще немного постоял на улице, прежде чем войти. После быстрым шагом дошел до отдела канцелярских товаров и подхватил пачку стикеров: к электронным он так и не смог привыкнуть.
— Мне тоже не нравятся программы, — сказал знакомый голос. Арсений обернулся, Лиза стояла рядом, держа в руках несколько книг. Она была серьезна, как всегда, но на губах играла слабая улыбка. — Неудобно.
— Это точно, — Петров усмехнулся.
— Не думала, что ты часто бываешь в книжном.
— Я и не бываю, — он беззаботно махнул упаковкой, — только за ними и зашел.
— Понятно… — Рудникова проводила пальцы сосредоточенным взглядом, парень не смог удержаться и легко хлопнул ее краем обертки по носу. Ошарашенная Лиза инстинктивно шагнула назад, налетев спиной на пошатнувшийся книжный стеллаж, карие глаза испуганно расширились.
— Держу! — Петров успел схватить девушку за предплечье, левой ладонью прижав затылок и, таким образом, спрятав ее голову под своим подбородком. Пара-тройка увесистых томов больно прошлась по темечку парня, но не попала в Лизу, что было уже хорошо. Она не шевелилась, только бешено колотилось сердце, так громко, что это можно было услышать даже через одежду.
— Ты в порядке? — спустя несколько долгих секунд осмелился спросить.
— А ты?
Арсений молча чуть кивнул, не подумав, что она вряд ли увидит. Но, наверное, должна была заметить по движению.
— Нужно книжки собрать, — тихо прошептала. Сенька, только сообразивший, что все еще обхватывает хрупкие девичьи плечи, нетвердо ступил назад. Внезапно оказалось, что пальцы подрагивают, поэтому он расторопно опустился на колени и принялся подбирать упавшие тома, не рискуя поднять взгляд на девушку. Рудникова, кажется, была шокирована не меньше его, потому больше ничего не говорила. Когда книги были возвращены на свои законные места, стало спокойнее.
— Глупо вышло, прости, — Петров даже улыбнулся, чтобы разрядить обстановку. Лиза слегка заторможенно кивнула. — Ну, приятно было тебя увидеть, до встречи.
Девушка хотела что-то сказать, но не успела. Сенька развернулся на пятках и быстро пошел вперед, ругая себя за идиотский внутренний порыв. И отчего-то это все дико напоминало ему сцену расставания с Принько. Но он усиленно гнал эти мысли как можно дальше от себя.



Krasnich

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться