Реальные.

Размер шрифта: - +

Глава 9.

Давно понял, что страх – это чувство, присущее исключительно живым. У меня его нет, когда я на работе. Наверно потому, что меня нельзя убить, или даже нанести физически вред. А душевные раны… мне за это не платят, так что не стоит выворачиваться наизнанку.

Поэтому, просыпаясь в камере, я первое время пытаюсь понять, как сюда попал. Спина болит от долгого лежания на ледяном полу, левая нога словно выкручена из тела, а в голове что-то вибрирует, ударяя в виски. И, что удивительнее всего: моё настоящее тело при мне. То есть – это реальный я. Мать его, я попал в ужасную ситуацию, а у меня даже нет возможности отключиться и подумать. И ассистентки под боком тоже.

Да ты грёбаный Крепкий Орешек, мать его!

Ну, хоть ты ещё со мной и сможешь скрасить мои последние минуты. Потому что жить мне явно осталось недолго. Что вообще произошло?

Ощупываю затылок, и тот взрывается болью. Ну, с этим ясно – меня ударили по голове чем-то тяжёлым. Кто? Скорее всего – Грейн, будь он неладен. Почему я тут? Хватит думать, хорошенького понемножку.

Встаю, разминаю руки, плечи, ноги, шею, спину… После небольшого разогрева осматриваюсь и констатирую, что ничего не изменилось. Да и вообще – глупо было надеяться. Явиться к главному злодею собственной персоной, преподнося себя на блюдечке – насколько надо было разозлиться, чтобы совершить ошибку новичка. И ведь смотрел же в детстве и юношестве боевики и понимал, что главный герой делает неправильно, но…

 

Стоп. А почему это не тело, а…

 

Это прошивает ужасом, стремится по всему телу, поднимаясь от самых пяток, медленно заставляя ноги леденеть, охватывает бёдра, потом живот. Давит на грудь, стискивая и мешая дышать, опускает безвольно поникшие руки куда-то вниз и мешает ими управлять. И, наконец, ввинчивается в висок бешеным потоком не поддающихся контролю мыслей. Паническая атака, потому что приходит оно…

 

Осознание.

 

Всю жизнь я был под колпаком и ни одного дня не жалел об этом, весело насвистывая песенку об овечке Долли и её последних днях. Меня окружали взрослые, готовые в любой момент помочь люди, что не давали скатиться в пропасть отчаяния или умереть. Даже искусственные тела – мой способ спрятаться, избежать необходимости взрослеть.

И вот.

Теперь.

Взрослый – это я сам.

 

И никто не придёт.

 

Сжимаю пальцами виски и почти по-волчьи вою. Я здесь. Живой, настоящий. Не созданное по специальному заказу незнакомое тело, а родные мышцы и кожа. Кровь, что струится по моим венам, всегда там была, кости тоже на своих местах. Всё так, как правильно. Должно быть, я заигрался в шпиона и потому не осознавал нелогичность своего поведения. Не надо было удирать от ответственности, стоило давно прекратить выполнять задания. Просто потому, что устал и не хватает сил держать себя в руках, быть основой операции…

 

Я проснулся от света. Странно было снова почувствовать себя живым и цельным. Видимо, я заснул и теперь, после нескольких часов расслабления на ледяном полу в неудобной позе, чувствовал себя намного лучше.

Удивительно.

-Проснулся? – с издёвкой уточнил грубый мужской голос.

От неожиданности я дёрнулся и сразу же почувствовал, что руки зафиксированы.

Дыши, сейчас не время для паники.

Итак, руки и ноги привязаны, я в сидячем положении. Стул или кресло. Самое время открыть глаза и разобраться с тем, что происходит вокруг.

-Ты так крепко спал, нам даже пришлось вколоть тебе кое-что, дабы ты не отошёл в мир иной от холода прямо во сне. Это было бы очень… - мужчина хохотнул, - …прискорбно.

Невысокий, широкие плечи, массивные руки, сорок восьмой размер ноги, занимался единоборствами и бросил, - машинально отметил внутренний голос, - Мозгов не хватает, но как палач для пыток может сойти.

Мужчина засмеялся, а я не отреагировал, погружённый в свои мысли настолько глубоко, что это было даже заметно. Скорее всего, он решил начать действовать мягко, поэтому подошёл поближе.

Нос сломан несколько раз, губы мясистые. Дитя улиц, а значит – не знал хорошего обращения и умеет лишь давить и бить.

-Нравится куртка? – он отвернул воротник, демонстрируя увитую мышцами шею, - Хочешь её?

-Нет, - спокойно ответил я, - Я хочу домой и понять, как я тут оказался.

Судя по всему, что-то в моих словах насмешило его, потому что он залился смехов, подняв голову к потолку и покачиваясь на пятках. Я подумал, что сейчас один хороший удар в горло решил бы все мои проблемы. Но у меня не было возможности.

-Ты никуда не уйдёшь, пока шеф не скажет, что можно тебя отпустить. А он не любит отпускать. По крайней мере – живыми.

Я обвёл глазами комнату. Что-то вроде хижины с небольшим окошком под самым потолком, свет от которого падал мне на лицо, очерчивая фигуру противника чёрным. Устрашение? Если это и была попытка, то она не дала результатов. Вместо того, чтобы испугаться, я недовольно прищурился и снова открыл рот. Но спросить не успел. Тяжёлый кулак вошёл в скулу под необычным для военных углом и в голове будто что-то взорвалось. Меня мотнуло, стул закачался. Он снова замахнулся, но тут в другом конце комнаты открылась дверь.

-Я же просил не мешать! – рявкнул палач.



Дарья Матрохина

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться