Реальные.

Размер шрифта: - +

Эпилог.

Я могу вернуться в любой момент.

Если без конца повторять себе эту фразу, жить сразу становится легче.

«Да, я ушёл от жены, но я могу вернуться в любой момент»

«С работы уволился, но могу вернуться в любой момент»

«Служба безопасности Соединённых Штатов Америки думает, что я – труп, но я могу вернуться в любой момент»

Последняя фраза больше похожа на попытку успокоить истерику.

Не тебе меня оценивать, матерящаяся скотина!

Да я всего один раз ругнулся, да и то тихенько.

И это - правда, но я не могу до конца смириться с тем, что произошло. Меня выкинули и даже тот факт, что я заранее договорился о переброске настоящего тела в Европу, а на допрос совершенно сознательно пошёл в искусственном, совсем не радует. И, да, я действительно прятался от вызова на допрос, ожидая, пока «профессор» создаст новое тело и незаметно подключит к сети. Всё-таки, всему нужно время.

Вернувшись в тело, я решительно встал, напугав до полусмерти мужчину в белом халате, и направился к двери. За моей спиной раздалось «Чёрт!» и только что пребывающий в добром здравии человек превратился в труп, падая прямо в капсулу. Правильно, жидкость, которой капсула промывается изнутри, разъест лицо через пару часов и будет невозможно определить, я это или нет. Пусть думают, что я не смог вернуться, в любом случае как я выглядел выяснить проблематично. Система распознавания лиц работает отлично, и я заранее удалил все записи, на которых присутствую.

Здесь ночь и прохладный воздух встречает полной тишиной. Капсула была в доме на самом краю небольшого городка, и я уверенно направляюсь к ближайшему кафе, по пути «покупая» всякие мелочи: кепку, футболку, магнитик… «покупая», потому что денег у меня нет. Но я легко исправляю это, обчистив пару туристов. Судя по звучанию местного языка, я где-то в Европе. Возможно – в Германии. Никогда не думал, что нужно учить немецкий. Слава богу, хоть тело оборудовано системой автоматического перевода – моя маленькая «слабость», которая повышает цену, но помогает справиться в безвыходных ситуациях. Говорить я по-прежнему не могу, но зато встроенный датчик в мозге улавливает иностранную речь, позволяя слышать уже готовый перевод. Чудеса, да и только.

Через полчаса я покупаю биллет в ближайшей кассе на поезд до Берлина и уже там направляюсь в банк. Десятизначный код помню назубок, кодовые слова тоже. Двадцать шесть городов я за свою карьеру обработал, двадцать шесть личностей украл. Каждый из этих людей жил и здравствовал, но потом они встретились службе и были признаны «неблагонадежными и представляющими опасность». Получая задание разобраться, я иногда позволял себя вольности в виде «укрывания» документов в базе данных для последующего извлечения.

Это ведь так просто: международная система учёта, хоть и имеет уникальную структуру, но изобилует «тёмными уголками», где вполне можно скрыть информацию о смерти человека, чтобы потом заменить его лицо на своё. Я слишком хорошо знаю привычки службы «зачищать» агентов по возрасту. Но при этом я путешествовал «по работе» много и часто, посещая не совсем туристические места. И потому везде смогу найти способ спрятаться.

Из ячейки извлекаю самый настоящий паспорт гражданина Великобритании и пачку денег. В ближайшей фотостудии делаю снимок на паспорт, вклеиваю и снимаю защитную плёнку. В гостинице через дорогу снимаю номер на сутки. Сканируя мой паспорт, портье замирает на несколько минут. Правильно – ровно столько требуется моей программе для того, чтобы заменить информацию в базе данных. Не всё же мне по дальним странам ездить – можно и второй специальностью своей заняться, информационной безопасностью.

Сканер пикает.

Всё – теперь я полноценный член общества.

И что дальше?

А дальше мы с тобой поедем кое-куда, где нас ждёт твой паспорт и твоё новое тело, сделанное по снимкам копией старого. А потом… не знаю. Может, детективы писать начну…

 

 



Дарья Матрохина

Отредактировано: 29.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться