Ребенок (мой) моего босса

Размер шрифта: - +

Глава 4

Вероника открыла глаза и судорожно вдохнула. Её ощутимо мутило, в ушах шумело, а тело дрожало, будто от холода.

— Мама, — прошептала Ника и повернула голову. Дёрнулась: — Миша!

— Тише, тише, — подбежала к ней женщина. — Вам нельзя вставать!

Невысокая, с пышной грудью, она поправила выбившийся из-под шапочки белокурый локон и погладила руку Вероники так, словно навещала родную сестру. Белый халат незнакомки слепил чистотой, пахло не хлоркой, как в поликлинике, а дорогими духами. Кушетка, на которой Ника лежала, была очень удобной, на стенах красовались яркие картины. Не похоже, что это фотографии. Панель телевизора величиной с окно развеяла последние сомнения. Ника посмотрела в сияющие добротой глаза женщины и уверенно подытожила:

— Я в частной клинике.

— Как вы себя чувствуете? — с мягкой улыбкой спросила женщина. Она ловко надела на руку Ники небольшой аппарат и на несколько секунд напряжённо замерла, затем снова расплылась в улыбке. — Давление в норме.

— Что со мной случилось? — Ника приподнялась на локтях и снова огляделась. — Как я здесь оказалась?

— Вы упали в обморок, — ещё раз ласково погладила её по руке медсестра и покачала головой: — Вам нельзя так переутомляться. Вы же ждёте малыша. А принёс вас Всеволод Платонович, он…

— Что? — Ника подскочила и прижала ладони к горящим щекам. — Принёс?!

— Конечно. — Медсестра хитро посмотрела на неё. — Как будущий отец господин Гордеев очень волнуется. — Она присела на краешек кровати и доверительно прошептала: — Вы знаете, я всегда считала Всеволода Платоновича человеком жёстким, даже жестоким. Несмотря на то, что он помогает нашей клинике и дружит с доктором, его все боятся. И, конечно, когда он принёс на руках беременную жену, это всколыхнуло наш маленький мирок. — Она обхватила ладонь Ники и спросила: — Как вам удалось заполучить его каменное сердце?

Женщина смотрела не мигая, даже дыхание затаила. Вероника же вспомнила сцену, которая предшествовала её обмороку, вырвала руку и холодно спросила:

— Почему вы решили, что это ребёнок Гордеева? Я не жена Всеволода Платоновича, а его помощник. У меня, между прочим, муж есть.

— Но почему тогда он вас принёс лично? — растерялась медсестра и снова улыбнулась. — Или ваши отношения — это тайна? Ну конечно! Вы же замужем.

— Не придумывайте того, чего нет, — ещё холоднее ответила Ника. — Между мной и боссом ничего не было, нет и не будет! — Она вспомнила, как Гордеев ударил её Мишу, а тот рухнул на пол и замер без движения. Встрепенулась и посмотрела на задумавшуюся медсестру. — А мужчина? Больше никого не привозили? Мой муж, Михаил Веденеев… Э… Высокий голубоглазый блондин.

— Нет, — иронично усмехнулась женщина. — Его Гордеев не приносил.

Ника молча проглотила колкость. Привычно досчитала до пяти и сказала:

— Мне нужно поговорить с доктором и… — Она замолчала, покосившись на огромный телевизор. Ох, всё вокруг кричало, что это очень дорого, но иначе Ника не могла. Вскинула упрямо подбородок и попросила: — И выпишите, пожалуйста, счёт за медицинские услуги. Карты принимаете?

— Принимаем. — Медсестра снова улыбнулась и чуть склонила голову набок, словно птица, наблюдающая за необычным птенцом, невесть как оказавшимся в гнезде, уродливым, но всё равно любимым. — Но ваше лечение оплачивается за счёт Гордеева.

— Нет! — решительно возразила Ника. Она спустила ноги и коснулась босыми стопами холодного пола. Поднялась, не обращая внимания на кудахтанье встревоженной медсестры, строго сказала: — Немедленно выпишите мне счёт, а Гордееву верните деньги!

— Да что же это такое? — причитала женщина. — Сейчас же ложитесь! Вам нельзя резко подниматься! Ваше давление… Хотите потерять ребёнка?

Ника крупно вздрогнула и села. Посмотрела на медсестру и, прижав ладонь к животу, спросила с трепетом:

— Что? Почему потерять?

— У вас давление ниже нормы! — обвинила её женщина. — Вам противопоказаны переутомление и физические нагрузки. Если хотите выносить малыша, больше отдыхайте, не волнуйтесь и не скачите как коза!

— Галина! — Женщина вздрогнула и резко обернулась. В дверях Ника увидела высокого мужчину. На фоне строгого белого халата его тёмные волосы смотрелись иссиня-чёрными. Скорее всего, врач. Его приятное лицо и узкие (словно он постоянно смеётся) глаза вызвали симпатию. А вот медсестра не знала куда деваться, когда мужчина надвинулся на неё. — Разве можно кричать на человека, требуя, чтобы тот не волновался? Вы бы ещё потрясли её, чтобы не двигалась!

— Простите, Богдан Витальевич, — виновато пробормотала медсестра. — Такого больше не повторится.

— Идите, — кивнул тот, и Галина пулей выскочила из палаты.

— Здравствуйте, Вероника, — мягко поздоровался мужчина, и Нике захотелось улыбнуться в ответ. — Можно мне так вас называть? — Она кивнула, и Богдан Витальевич продолжил: — Я ваш лечащий врач, Богдан Витальевич Жуков. Как вы себя чувствуете? — Он заглянул в монитор у кровати, легко коснулся панели. — Что-нибудь беспокоит?



Ольга Коротаева

Отредактировано: 20.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться