Рэбл

Font size: - +

Глава 2

Утром   бабушка   ни   свет   ни   заря   затеяла   уборку,   естественно   с   участием   своей   внучки.  Поэтому  день   начался   у   Сони  рано.   Не   выспавшаяся   девушка,   словно  зомби,  ходила  по  квартире, вытирая  пыль. 

— Возьми  стремянку и  протри  шкафы  сверху.

В  их  семье   все   женщины   были   довольно   низкого   роста,   поэтому   они   не   могли   обойтись  без стремянки,  которая  в  их  доме  стояла  на  самом  видном  месте.

Но  Соне  было  куда  проще  заскочить  на  стул, чем  раскладывать  небольшую лестницу,  а  потом  еще  ее  убирать  обратно.

Валентина  недовольно  глянула  на  внучку,  но  ничего  говорить  не стала, хотя считала это бескультурьем, потому что знала, что Соня после тапок стул не вытрет,  а  снять  их  она  не  удосужилась.

Уборка  протекала  медленно,  возможно,  только  для  самой  Сони,  потому  что  бабушка  носилась по  квартире  с  нереальной  скоростью.  Пока  девушка  лениво  намывала  окна,  женщина  успела убраться  на  кухне  и  в  ванной.

Женщина   больше   ни   слова   не   сказала   о   матери   и   об   их  вчерашнем   разговоре.   Хотя  девушке  хотелось  аккуратно  узнать  ее  мнение,  может,  за  ночь  оно  поменялось.  Или  вовсе  вчера  было сказано  все  на  эмоциях. Соне  очень  хотелось  в  это  верить. Но  на  прямую  задать  вопрос  все  же  не  решалась.  А  аккуратно  подвести  разговор  к  этому  вопросу  она  не  смогла  бы.  Не  умела. Бабушка  сразу  бы  раскусила  ее.  Она  всегд а знает,  к  чему  Соня  клонит,  как  бы  она  не  юлила.

 

Звонок  в  дверь  вырвал  девушку  из  раздумий,  бабушка  выглянула  из  кухни,  вытирая  руки  полотенцем.

— Откроешь?  У  меня  руки  грязные.

Девушка  с  удовольствием  бы  проигнорировала  того,  кто  так  настойчиво  жал  на  звонок,  потому  что  знала,  что  это  не  к  ней.

Ее  друзья  не  приходили  к  ней  домой,  знали  отношение  ее  бабушки  к  ним  и  старались  избегать  их  встреч.

Не  торопясь  она  подошла  к  двери,  кинув  тряпку  на  трюмо  в  прихожей.

Девушка  уже  щелкнула  замком  и  приоткрыла  дверь,  когда  бабуля  прокричала  с  кухни.

— Спроси  кто  там.

«Поздно,  бабушка».

Соня  никогда  не  спрашивала,  кто  там,  сколько  бы  женщина  ей  об  этом  не  говорила.

— Это  я,  теть  Валь.

Соню  всегда  поражали  люди,  которые  на  вопрос — кто  это,  отвечали — это  я.

И  по  каким  таким  признакам  человек  должен  опознать  этого  «я»? Особенно,  это  касалось  людей,  которые  звонили  на  домашний  телефон.

Соня  окинула  взглядом  фигуру  парня,  не  удосужившись  поздороваться  с  ним,  и  отошла  в  сторону.

— Ба,  это  к  тебе, — крикнула  она  в  ответ,  хотя  это  было  не  нужно,  женщина  уже  шаркала тапочками,  узнав  голос.

— Никитушка,  здравствуй! — елейно  поприветствовала  парня,  Валентина.

— Здрасте, — улыбнулся  Никита  и  глянул  на  Соню, — тебе  тоже  привет.

Девушка  с  кислой  улыбкой  кивнула  и,  забрав  тряпку,  ушла  дальше  мыть  окна.

У  Сони  уже  затекли  руки  и  болели  кисти  от  усердного  натирания  стекла  смятой  газетой.  С  кухни  доносились  сыпавшиеся  на  парня  множественные  вопросы  бабушки — как  мама,  как  бабушка,  как  учеба,  как  с  девушкой.  К  ответам  она  не  прислушивалась.

Заправив  короткие  волосы  за  ухо  и  кинув  использованный  комок  бумаги  на  пол,  она  спрыгнула   со  стула  и  направилась  на  кухню  с  жуткой  жаждой.



Терко Мара

Edited: 16.12.2018

Add to Library


Complain