Рецензии и обзоры

Размер шрифта: - +

7. Спаситель под личиной или Неправильный орк. Оксана Чекменёва

Заявленные жанры: приключенческое фэнтези, любовное фэнтези

Теги: драконы, гендерная интрига, романтика и любовь

Объём: 384 страницы

Аннотация:

“Он был предан самым близким другом, лишён магии и обречён на страшную смерть. В последнюю минуту его спасает очень странный, какой-то «неправильный» орк, в итоге оказавшийся совсем не орком. Заботится, лечит, несёт к тем, кто сможет помочь. И скрывает что-то ещё, помимо своей настоящей расы и удивительных способностей.

Она может превращаться в любое живое существо по своему желанию. И это помогло ей сбежать от смертельно опасного брака. А спасение раненого дракона подарило в итоге новый дом и исполнило самую заветную детскую мечту.

От автора: По традиции, это добрая, светлая, жизнеутверждающая сказка.”

“Неправильный орк…” Оксаны Чекменёвой это одна из тех историй, что отлично подходит для отдыха где-нибудь в тёплых краях на просоленном морем песчаном пляже, когда есть желание по одному мановению руки переключиться на сказку, но отчаянно не хочется быть конфронтированным с уже изрядно надоевшей реальностью.

Чтобы не искажать чистоту жанра, придётся признать, что “Неправильный орк” это именно сказка -- в чём-то наивная, в чём-то мудрая, порой шаблонная, иногда слегка утрированная, к тому же плохо вмещающаяся в жёсткие формы жанров “приключенческое” или “любовное фэнтези”.

Жаль, что в жанровой тематике большинства сайтов самиздата нет простого, но такого ёмкого понятия, как сказка. Но видимо автор сам почувствовал некую жанровую недосказанность, отчего сделал дополнительную приписку в аннотации: “ По традиции, это добрая, светлая, жизнеутверждающая сказка.”

Продолжив эти слова, я бы добавила: которая, будучи в отдельных деталях слегка наивной и безыскусной, не отпускает в желании дочитать её до конца. Пусть даже язык воспринимается сначала не слишком богатым и колоритным, пусть диалоги не слишком разноображены описаниями и -- как по мне -- внимание автора слишком сосредоточено на различных формах выражения материнского инстинкта, но в общем и целом история не отпускает.

Обычный такой случай, когда говоришь себе: вот дойду до следующего поворота, закрою читалку и упаду в небо глазами. Но страница переворачивается, а книга не бросается. Если и приходится прерваться на короткий момент, то сразу мыслью разгораешься, как оно там… В общем всё как в жизни, когда слушаешь чью-то счастливую романтическую историю. Понимаешь, что, судя по счастливому лицу сидящего перед тобой рассказчика, всё окажется банально, как в сказке. Но по какой-то уже ставшей условным рефлексом детской привычке молчишь и зачарованно слушаешь. Даже не догадываясь, что лежащие в основе сказки, умело расставленные автором сигнальные маячки, ведут тебя по сюжету как ту собаку павлова. Только у неё команды под один инстинкт заточены, а здесь -- под другой.

Но это не меняет того факта, как умело автор этими сигналами манипулирует. Остальное -- мироустройство, приключения -- всё отходит на задний план. Само собой, такой подход изначально определяет целевую аудиторию: пол -- женский, предпочтения -- романтические хэпи-эндовые сказки, где все переженились и жили долго, а зло получило третий, четвёртый, пятый шанс и пусть в заключение было наказано, но не уничтожено на смерть. Обычная волшебная сказка.

Которая могла бы стать авантюрно-приключенческой, если бы автор так же ловко умел расставлять соответствующие сигналы, если бы выдерживал до конца напряжение, не сбрасывая его через пару абзацев.

Но этого опыта автору не хватает как в плане эмоционального напряжения, так и в плане нагнетания действием. То, которое держится внутри главы, моментально в начале следующей на нуль скатывается, кропотливо выстроенные проблемы подробно разъясняются, волны непонимания выравниваются и сюжет снова движется по накатанному. А ведь напряжение такого плана может дать действию дополнительную энергию. Не говоря уже о том, что даже сказку не портят обычные человеческие сомнения, моральные страдания. Она не перестаёт быть сказкой оттого, что небо на пару дней затучивает.

Так в случае, когда ГГ узнала, что у её нового друга ( в которого она пусть незаметно для неё самой, но всё-таки влюбилась) есть маленький ребёнок. Глава этой новостью заканчивается, а в следующей, в первом же абзаце возникшее непонимание сразу развеивается, не оставив места ревности, неуверенности, сомнениям. И вот уже девушка готова принять чужого ребёнка. С одной стороны -- промежуточный хэпи энд, с другой -- абсолютно не разыгранная карта напряжения, ревности, моральных метаний. К которым, между прочим, героиня склонна. Но здесь их автор за ненужностью сгладил.

Теперь о мире, которым автор тоже не слишком умело подманивает. Здесь всё исключительно просто: рядом по-соседски, но в достаточной изоляции ( одни -- по собственному желанию, другие -- из принуждения) проживают люди и разнообразные магические существа, в том числе метаморфы и драконы.

Весь мир основан скорее на прагматике, чем на тайне, что несколько диссонирует с жанром сказки, где обычно никто не объясняет, отчего и почему лебединые кости, оказавшись в нужных рукавах, в момент ожили. Объяснения -- это скорее удел фэнтези, которое в деталях прослеживается.

Сразу чувствуется, что писал человек, не сумевший отключиться от техногенности, желая подвести базис под любую фантазию.

Порой даже кажется, что подозревая читательские сомнения, автор стремится не просто доказать магическую теорему математически, но даже делает это на всякий случай не по одному разу, чтобы уж точно никто не взвыл: не верю!

Теперь об авторских инновациях. Их мало. Всякий раз легко догадаться, откуда снята калька. Например в случае с наказанием брата сразу вспомнились Авгиевы конюшни. Правда в заключение автор порадовал. Вариант с впадением в детство -- по крайней мере лично мне -- показался достаточно оригинальным. Ну или не одним из тех, что постоянно на слуху.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться