Рецензии и обзоры

Размер шрифта: - +

6. Упыриха. Дмитрий Потехин

Заявленные жанры: историческое фэнтези, мистика, ужасы. Теги: вампиры, деревенское колдовство, магия. Объём 48 страниц.

Аннотация.

"Приехавший летом на родной хутор семнадцатилетний парень Пашка делает ужасающее открытие: в подвале заброшенной, одиноко стоящей за лесом церкви заперт изголодавшийся вампир. Благодаря помощи двух местных проходимцев чудовище обретает свободу, становясь настоящим кошмаром для хуторян."

Лирическое отступление.

Что делает сказку сказкой, а самые обычные явления превращает в волшебные и таинственные? Что заставляет нас погрузиться в неё и вдруг поверить в материальность нематериального?

Может быть дополнительные детали? Удачные неологизмы? Выдуманный язык? Магические явления? Или их логической объяснение? Или географическая карта? Или забавные приключения? Или визуализация персонажей? Возможно авторский стиль? Способ подачи? Простота или сложность?

И если это действительно так, если это — основные составляющие, то почему герои многих книг по-прежнему остаются картонными, неяркими, непрорисованными, грубо сбитыми марионетками, пляшущими перед публикой в своих верёвочных путах.

Ответ прост. В погоне за составляющими мы забываем одно, самое важное, — обычные и необычные явления только тогда превращаются в сказку, только тогда уводят и завораживают, если рассказчик их видит, сам верит в них, умеет поймать это неуловимое чувство и передать его читателю.

Вот тут-то и начинаются проблемы. Видеть, значит улавливать новое под покровом знакомого, замечать самые яркие детали среди тысячи других, вычленять самый необычный оттенок из всей палитры.

А это не легко. Хотя мы все когда-то так умели, будучи детьми. Мы восхищались сумасшедшим изгибом радуги, впадали в эйфорию при виде рождественской ёлки, умилялись, грея в ладонях шелудивого бездомного котёнка.

А потом мы повзрослели и научились намеренно подавлять восхищение. Мы демонстративно не замечаем нового, мы прячем свои порывы, маскируя их скукой и отчего-то полагая, что именно показное равнодушие и есть взрослость.

Всё это привело к тому, что в один прекрасный момент мы перестали улавливать красоту, мы стали к ней резистентны, отдавая предпочтение серости и только её считая реальной. По сути, мы по собственному желанию превратились в ахроматопов, в людей, воспринимающих только чёрное, белое и все оттенки серого. Других цветов для них нет.

Но только в отличие от ахроматопов, наше состояние — не врождённое, а намеренно приобретённое в угоду обществу и окружению. Мы просто сознательно забыли, какое на вкус то самое детское восхищение, когда-то переполнявшее нас.

А теперь, бесчувственные и слепые, мы придумываем сюжеты, изобретаем свои миры, наполняем их существами, но даже не догадываемся, что вдохнуть в них жизнь может только наша собственная вера, наша глубокая убеждённость и умение во всём этом убедить других.

Только став мастерами художественного вымысла, мы сможем увлечь и заворожить читателя. 

И чем меньше автор использует побочных эффектов, чем меньше нагнетает мишуры, тем выше его ценность, как рассказчика. Здесь как с фокусником. Тысячи сундуков и пара сотен ящиков для распиливания помощницы не превзойдут по силе эффекта одного единственного голубя, вылетевшего из-за пазухи.

Именно такое волшебное чувство и посетило меня при прочтении романа Дмитрия Потехина "Упыриха".

Казалось бы, как возможно кого-то удивить, смешав реальность и сказку, историю и фантазию? То есть удивить, конечно, можно, но в тот самый момент, когда взрослый человек сможет отделить сказку от реальности (а он уж постарается), читать дальше точно не станет.

Но из этого правила есть исключение — к выдающемуся рассказчику, умелому вруну, цыганкам и гипнотизёрам всё это не относится. Они умеют увлекать, восхищать и манипулировать реальностью минимальными средствами.

Это и случилось со мной. Неожиданно из ниоткуда появилось чувство узнавания, не вхождения в чужой мир, а возвращения в знакомый. Туда, где ты когда-то жил и каждую деталь которого тебе не трудно представить.

Выразительный мир, картины которого не просто реальны, а знакомы и понятны. Ты веришь им, спешишь за ними и когда в определённый момент, как чёртик из табакерки, вдруг из ниоткуда выскакивает сказочное, фэнтезийное существо, ты уже настолько поверил автору, что готов и эту деталь сюжета принять, как само собой разумеющееся.

Упыри в России? Нет, конечно, не сейчас, но вот тогда, в те времена, уже почти далёкие... очень даже вполне возможно. Сделала я такой вывод и принялась читать дальше, хотя обычно подобные глупости в сторону откладываю. Нет, ну какие к чёрту упыри?! Понимаю, в фэнтезийных мирах, но не в историческом же антураже, не у нас, не где-то под боком в соседней деревне.

Но легко сказать "отложи", если повествование настолько поглотило и затянуло, настолько цепко ведёт, что с крючка уже не сорваться. Остаётся только быстро читать, удивляться неожиданным ходам и соглашаться с авторской мудростью, умело замаскированной под иронию, вплетённой в мысли героев, в их рассуждения о самих себе, о мире и своём месте в нём.

Если вкратце, только набросками и не далее завязки (не спойлеря перед читателями) сюжет можно примерно обозначить так. 

Павел возвращается по окончанию школы в деревню, едет на товарняке, озирает окрестности.

"Перед ним расстилался ковёр колосящейся зелени и необычайно красивых красных маков. Вдалеке вздымались холмы с темнеющими то там, то сям скромными компаниями деревьев и кустов. Изредка пробегал мимо реденький лесок весь сплошь из дубов и грабов: елки в таких краях не водятся. Откуда ни возьмись налетали пестрые домишки с яблонями. Ослепительно подмигивали золотыми крестами позелененные купола церквей. Луга сменяли бронзовые пашни, а за ними снова плыли луга, в траве которых белели то козы, то блестели гнедыми спинами лошади. По желтым дорогам, в жаркой пыли тащились тихоходы-грузовики. Светлые фигурки людей провожали поезд взглядом, прикрывая глаза от солнца. Некоторые даже зачем-то махали вагонам вслед." 



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться