Рецепт успешной служанки

Размер шрифта: - +

Действие третье: не теряйте бдительности.

Отступление



      Он сидел в своём кабинете и усиленно пытался работать, а работы было много: просмотреть отчёты, письма, написать ответы… Но хватало усердия минут на двадцать, не больше! Перед глазами Реймана стояла эта девушка, Наста. То, что девушка явно не договаривала, было и так понятно. Дело в том, что скрывала она определенно что-то важное. Вот это ему и не нравилось. Желание докопаться до истины было настолько сильным, что хотелось прямо сейчас пойти и вытрясти всё из неё! Но он понимал, что не сможет так. Обидеть женщину он никогда не мог, а в отношении Насты, помимо принципов, появлялось что-то ещё, не позволяющее действовать грубо. А что это - «ещё»? Да чёрт разберёт.

      Он откинулся на спинку кресла и устало прикрыл глаза. Только успел расслабиться, как на стол грохнулась записка, свёрнутая в трубочку. Послание от Альва, больше некому. Неужели трудно было просто зайти? Прошипев ругательства, он развернул листок и вчитался в написанное: «Грэйблин не обнаружил провалов в памяти твоей Анастасии. Вмешательств в сознание тоже не было. Считает, что она явно не из простых горожан. Хотя, я в этом сомневаюсь. Опросил её приятельницу, рассказала пару полезных вещей. Всё интереснее и интереснее, да?».

      Рейман швырнул записку в пламя камина, которое с радостью приняло подношение. Значит, всё-таки девчонка ничего не забыла. Немного поразмышляв, он решил плюнуть на дела. Всё равно работать не получается.
 

***



      Из дрёмы, такой приятной и манящей, я выплывала медленно. Кажется, во сне пахло маминым пирогом и чем-то ещё, чем-то родным… Я широко зевнула, потянулась всем телом и только после этого открыла глаза. И обнаружила взгляд ореховых глаз прямо напротив моих. Застыла. Моргнула. Осознала. Взвизгнув, подпрыгнула на месте, инстинктивно хватаясь за сердце.

— Тише ты, — Вимано с усмешкой наблюдал за моими метаниями, сидя рядом с креслом на корточках.

— П-простите, — пискнула я и попыталась вскочить, но запуталась в пледе и чуть было не скатилась кубарем с кресла, но меня придержали.

— Успокойся, — теперь он откровенно смеялся надо мной.

      Да чтоб я ещё раз сунулась в эту библиотеку! Ох, правильно мама говорила, что не доведёт до добра меня моя глупость. Вот что мне стоило найти всё-таки эту демонову комнату? Видимо, у меня всё на лбу было написано, так как потешаться господин продолжал.

— Рассказывай уже, — с улыбкой попросил он.

— Ну, — я замялась. — Я плохо себя почувствовала, и господин Норо отвёл меня к лекарю. Тот велел отдыхать, я искала свою комнату и… Заблудилась, — с виноватым видом закончила я.

— Поэтому ты забрела в соседнее крыло и устроилась в моём излюбленном месте?

— Соседнее крыло? — я даже растерялась.

— Сама простота! — засмеялся он. — Твоя комната в противоположном конце дома, недоразумение.

— Да вовсе я не недоразумение! — горячо возразила я. — Настроили тут коридоров, а я виновата! Ой… — до меня дошло, с кем я, вообще-то, разговариваю, и я стушевалась.

      Ответом мне был лишь смех. Вимано, всё ещё посмеиваясь, наконец встал, взял до стола чашечку и протянул мне. На автомате взяла и тут же об этом пожалела. Да что ж такое, я же скрываюсь! Он сел в соседнее кресло и снова заговорил:

— И всё-таки, чем ты занималась раньше?

— Не помню.

      Буду упрямо талдычить одно и то же. Не помню и всё тут. Память отшибло, вот так вот! Бывают в жизни огорчения, как говорится.

— Совсем ничего не помнишь?

— Совсем, — покаянно покачала головой.

      В чашечке оказался мятный чай. Мой любимый. Получается, здесь мята тоже растёт. Ну, хоть что-то хорошее в этом мире. Я сделала глоток и зажмурилась от удовольствия.

— Что ж, ладно. Как протекает работа на кухне?

      Я задумалась, пытаясь определиться, что ответить на этот вопрос.

— Своим чередом, — всё же нашлась ответом.

— Я слышал, отношения с Мавлиной у вас не сложились, — он смотрел пристально.

      Как же быстро здесь всё всем становится известно, однако. Я совсем растерялась после этого вопроса.

— Да нет, — я помолчала. — Я сама виновата, вот и получила.

      Вимано задумался и замолчал. А я как-то совсем расслабилась, глядя на ровное пламя камина, и совсем забыла, рядом с кем сижу и веду беседу. Хотелось, как в лучших фантазиях, растянуться на мягком ковре с какой-нибудь занимательной книжечкой. Из собственных мыслей меня вырвал голос господина.

— Наста, — я повернулась к нему.

      В ореховых глазах играли блики огня, что делало их совсем завораживающими.

— Если увидишь в действиях Мавлины что-то неправильное, скажи, — после того, как я кивнула, он продолжил. — Как даётся изучение языка?

— Тяжело, — призналась я. — Многих слов я не понимаю. 

      Он лишь кивнул и снова замолчал, видимо, погрузившись в свои мысли. А мне представилась возможность его рассмотреть. Широкие плечи, волосы свободно спускаются почти до груди, шнуровка на рубашке растянута, мягкие кожаные сапоги. Совсем не господский вид какой-то. Мне представлялось обилие рюшечек, оборочек, а тут… Как-то простовато. Тут мне подумалось, что я совсем потеряла бдительность и болтаю с ним, будто с приятелем. Снова прокололась. Захотелось побиться обо что-нибудь головой.

— Уже поздно, — снова заговорил он. — Пойдём, провожу для верности, недоразумение.

      И он встал, ожидая пока я поднимаюсь вслед за ним. Поспешно выпуталась из пледа, поставила чашечку на столик и даже не обиделась на недоразумение, так как по большей части теперь была с ним согласна.

      Он шёл легко, уверенно, а я тихо двигалась за ним, пытаясь разгладить руками помятую юбку. Так же я надеялась, что мы не попадёмся на глаза никому из слуг. Рабыня в сопровождении господина, подумать только! Уже виделись слухи, которые поползут, если кто узнает. Наконец, господин остановился возле одной из многочисленных дверей и обернулся. Я смотрела себе под ноги и лихорадочно думала о том, что полагается делать в таких случаях.

— Дорогу, надеюсь, запомнила?

      Я поспешила заверить его в этом своим горячим кивком.

— Хорошо. Можешь приходить туда, если захочешь, — такому предложению я безмерно удивилась. — Иди уже.

      Он махнул рукой, усмехаясь.

— Спасибо, — опять пискнула я и нырнула в комнату.

      Да что такое с моим голосом? Раньше же такого не было!

      И как понимать это всё? Позволил приходить в его излюбленное место, чай свой отдал, проводил… Умом господина не понять, как говорится.

      Я решила, что в библиотеку, всё-таки, больше приходить не буду. Зачем нарываться на господина, правильно? А сейчас нужно просто лечь спать. Вот только вещей у меня нет. Хотя очнулась же я в рубашке, в ней и буду спать.

      Оглянулась, нашла ту самую рубашку и заметила ещё одну дверь. Как оказалось, она вела в ванную, что тоже не могло не радовать. Затем ради интереса заглянула в шкаф и обнаружила висящую на вешалках одежду: пара простых платьев, пара рубашек и ещё одно платье служанки. Даже ещё одна пара обуви имелась. И постельное бельё тоже было. Кто же это обо мне позаботился? Решила утром найти Лессу и устроить ей допрос с пристрастием.
 



Александра Хвостикова

Отредактировано: 20.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться