Реинкарнация с подвохом. Книга 3 Эскалация комы

Размер шрифта: - +

Часть 7

Глава 12

В которой моя война…

Откочевала на юг

 

Лайсаки меня, конечно простили. Но, как считает Франсуаза Саган, прощение означает, что все уже кончено. А где ж оно у меня кончилось, когда все только-только по-настоящему начинается. Нет, господа, легко вам от меня не отделаться. И не думайте, будто подоспевшие военно-воздушные силы придают такой уверенности, что злобствовать я стану меньше. Уж в этом-то я остаюсь стойкой и непоколебимой. Я, конечно, не одобряю грубую силу, но мой отряд совсехстороннего реагирования просто сногсшибателен! Это вам не царапаться ломкими ногтями и не махать бестолково ручонками. Это когда кто-то большой и сильный… Очень большой и невероятно сильный прикроет тебя своим громадным телом, широкими крыльями, веским словом, и твои кости станут крепче. И ты уже можешь не вздрагивать и не просчитывать лихорадочно, куда сможешь добежать, надеясь на что-то справедливое, которое знает, что ты не заслужила, а потому вступится. Можешь не обзывать себя дурой за те минуты слабости, когда ты хвасталась талией или стрижкой, а не бицепсами и трицератопсами… или как их там еще.

Всю дорогу до саяртанских островов я продрыхла в лучших традициях своего физиологического новоприобретенного пофигизма, обеспеченного добросовестностью других. Гра-ара честно расстаралась устроить мне гнусную побудку, грохнув пятками по земле в ажиотаже чубатого танцора, отплясывающего казачок. Тщетно. Здоровый крепкий сон на меня всегда действовал благотворно.

– Надолго мы тут? – каким-то дурацким тоном распорядителя свадебных торжеств попыталась я мобилизовать внимание спутников к своей персоне.

– Это зависит от настроения нартий.

Вполне невинный ответ Алесара прозвучал менторским наставлением детсадовцу, придумавшему новые способы употребления подотчетных наволочек для устройства мышиных гнезд.

– Хорошо, – прошипела я, удерживая на лице вежливую мину, подобающую взрослым людям. – Я пообщаюсь с их поднебесными высочествами. Погоди, – я зашарила взглядом по разжиженным рядам. – А где наши даране? Где Тайфун с Ураганом?.. Эй! А где моя Джен?!

Я закрутила головой в поисках свекровушки, которая вполне в состоянии потеряться и на этом огрызке суши размером с мой распахнувшийся рот.

– Полетели проведать Сугардара, – признался Мейхалт, с деловым видом ныряя под хвост своего Героя.

А этот зубастый прохвост, бессовестно растоптав мое особое расположение, бухнул хвостом по земле прямо перед самым моим носом, отрезая путь погоне за дружком. Вроде как уронил невзначай и не в то место. Еще и шею ко мне изогнул, предоставив на рассмотрение весь комплекс вины, запечатленный в недоуменных бронированных чертах.

– Ты совершенно не умеешь врать, – грозно указала я этому оболтусу на недопустимость недопускания моей персоны к искомому телу.

– Ты очень сильно испортился с момента нашего знакомства, – холодно укорила я Мейхалта, поймав его за валяющимся на брюхе Шаар-гаром.

Этот греющий на камнях пузо броненосец мгновенно сделал вид, будто свою тираду я притащила сюда именно для него. И только из нечеловеческого любопытства он сунул свою наглую трансформаторную будку между мной и добычей. Да еще и улыбнулся приветливо, излучая готовность к сотрудничеству. Я выудила засапожник и заглянула внутрь улыбки в поисках языка – трансформаторная будка мигом захлопнулась и вознеслась с видом неоцененной добросовестности.

– Во имя корсета Кишагнин, отцепись ты от мужиков, – лениво посоветовала Эби, ловя блаженной безмасочной физиономией лучи восходящего южного солнца. – Не удовлетворяй об них свою неудовлетворенную удовлетворенность от разбросанной по миру семейной жизни. Для супружеской обязанности проедать плешь за тобой официально закрепили конкретный объект, который…

– Ты редкая сука, – открыла я подруге глаза на причину всех ее причин.

– А ты неврастеничка и зануда, – поддержала она эту старинную женскую игру. – Ты же видишь: все спокойны. Все используют законный отдых в личных исключительно приятных целях. Никому не улыбается на отдыхе расчесывать блуждающий по всем телам застарело-подростковый прыщ. Так что будь хорошей девочкой – пойди подоставай во-он тот камушек у обрыва. А еще лучше: сбросься с того обрыва в море – оно глухое, оно все стерпит.

Арнэр еще не обзавелся полезной привычкой мною пренебрегать, а потому потрудился успокоить:

– Мы опередили их. Прошли краешком их курса. Вутардар заверил, что ветер сменился, и они теперь будут долго болтаться туда-сюда. Поэтому они с Арандаром и полетели навестить родню. Думаю, Бешеный не хотел бы опоздать к твоему нападению на Саяртан.

– Чего это ты перед ней распинаешься? – дурашливо заобижалась Эби. – Ты передо мной распинайся. Это, по крайней мере, может закончиться сексом. А с ней, кроме геморроя, ничего не заработаешь.

– Можно подумать, что ты переуступишь кому-то право залезть в этот геморрой по самую макушку, – ехидно заметила я, пристраиваясь рядом с этой заразой.

– Ни за какие деньги! – оповестила возможных невидимых соискателей Эби. – В кои-то веки привелось пожить красиво. Достало всем втирать очки о пресловутом могуществе Ордена. Прямо клоунада какая-то, а не величие. А вот теперь-то пусть полюбуются на меня: всю такую грозную и беспощадную.



Александра Сергеева

Отредактировано: 15.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться