Реинкарнация с подвохом. Книга 4 Эволюция постоянства

Размер шрифта: - +

Часть 1

Александра Сергеева

 

РЕИНКАРНАЦИЯ С ПОДВОХОМ

 

ДЕПОРТАЦИЯ ЗАРАЗЫ

 

Часть первая

 

Пролог

 

Береговые скалы гудели и стонали под ударами волн, гонимых на них разгулявшимся морским ветром. Тот без зазрения совести теребил подол балахона Внимающей, снятой полусотником гвардейцев в седла и оставленной у самого обрыва в одиночестве. Два десятка гвардейцев тана Руфеса замерли в седлах в паре десятков шагов от сестры Ордена Отражения, которую провожали в родную цитадель. Еще три десятка рассредоточились по ближайшему леску, из которого можно было ожидать чего угодно. А ошибиться эти воины не могли – тан Раутмар разорвал бы собственноручно каждого, случись что с неподвижно застывшей на скале Внимающей. Полусотник напряженно следил, как на далеком скалистом островке в высокой белой крепостной стене появилось темное отверстие. Как из него выползли четыре крохотные фигурки и скоренько потрусили по узкому каменному мосту, перекинутому на ближайший скальный зуб. Затем на второй клочок гранитной скалы, так же торчащий посреди пролива, и, наконец, на третий – этот утес был всего в десятке метров от берега.

Цитадель ордена Отражения – неприступнейшая среди крепостей обозримого мира. И оттого прежде навстречу гостям всегда отправлялись лишь два пожилых привратника. Однако с недавних пор на их место заступили молодые воины в полном снаряжении. Да и последний подъемный деревянный мостик тоже заменили на более сложную конструкцию, которую можно было легко обрушить прямиком в жадное море. Но не просто в воду, а в кипящий внизу котел, набитый гранитными осколками скал. После долгих уговоров патронесса Ордена сдалась на милость Раутмара и согласилась поселить в цитадели сборный отряд воинов. В него, помимо руфесцев, входили отборные и самые преданные воины правителя острова Вол-бискир – бискирата Иногвола. И бискирата Энагсора с Сор-бискира. По слухам, оба северных правителя были друзьями бывшего танаграта Однии аэт Варкара, которому Орден доверял безусловно. Даране с Дар-бискира тоже внесли свой вклад в охрану общей святыни – сам легендарный капитан Сугардар Бешеный посчитал за честь послужить Ордену на море.

Добравшись до последнего утеса, четверо воинов завозились на крохотной площадке. С недавних пор ее окружала каменная стена в рост человека с узкими бойницами. Два руфесца застыли около них, намереваясь расстрелять любого, кто посмеет вступить на мост без приглашения. А пара северян принялась опускать сам мост. Гиганты-бородачи весело скалились, приветствуя озябшую Внимающую.

– Рад видеть, Сиятельная! – заорал один, самолично направившись к берегу, дабы помочь даме перебраться на утес. – Как дорога?

– Как-как, – пробурчала та, нетерпеливо переминаясь. – Ненавижу эту верховую тряску! Да еще и обра, как нарочно, подобрали просто наглого! Всю дорогу гад норовил сбросить! И всю задницу отшиб, – закончила она уже себе под нос.

Добравшийся до нее в три прыжка северянин понимающе кивнул и предложил:

– Так, может, того? На руках перенесу?

– Давай, – обрадовалась Внимающая и обернулась к полусотнику: – Все! Ваша задача выполнена! Возвращайтесь в деревню! Располагайтесь с расчетом на пару дней! Хрен я отсюда раньше выберусь, – проворчала она по-английски и дала поднять себя на руки.

Северянин – не дозволив себе ни единой вольности или там намека на подобное – осторожно перенес женщину на площадку, после чего мост моментально взмыл вверх. Воины знали свое дело и подловить себя не дадут никому.

– Моя таная! – хором поприветствовали Внимающую оба руфесца, припадая на одно колено.

– Сиятельная, – почтительно поклонился второй северянин и протянул ей длинную меховую накидку с капюшоном: – Вот, Сиятельная Шарлотта просила передать. У нас вон штормит нынче.

– Со штормом все понятно, – усмехнулась Кэм, кутаясь в меха. – А как у нее нынче с настроением?

– Штормит, – хмыкнул северянин.

И отступил, предлагая ей проследовать по мосту вслед за руфесцами.

– И кто ее подогрел? – осведомилась Кэм, поспешая за длинноногими вояками.

– А кто их там знает? – чистосердечно признался говорливый северянин с Вол-бискира. – Но, кипит Сиятельная Шарлотта, почитай, с самого утра. И вас поминутно выспрашивает. Наш десятник сунулся, было, к ней с утешеньями. Так обгавкала… Хм, недовольство выказала. В обра грозилась обернуть, он и уполз от греха подальше.

– Не превратит, – отмахнулась Кэм.

– Оно понятно, что такого не бывает. Иначе тут по всей округе одни б только обры и паслись, – рассудительно признал воланин. – Да только проверять что-то не тянет. Сама не осилит, так ведь Кишагнин упросить может. Всеблагая-то небось тоже женщина. И у нее характер. Не, мы попусту рисковать не станем. Цитадель вон огромная. Народу в ней на пяток горстей не наберется – есть, где спрятаться, покуда не перекипит.



Александра Сергеева

Отредактировано: 12.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться